Загрузка...



  • В записную книжку
  • Для записной книжки
  • В записную книжку
  • Цитатник
  • Диета Ириски
  • В записную книжку
  • Размышления женщины бальзаковского возраста
  • В записную книжку
  • Частная переписка Ольги Лазоревой
  • Письмо
  • Часть вторая

    Через три дня, в воскресенье, мы решили посетить выставку костюмов одного известного итальянского дизайнера, которая проходила в ГМИИ им. А.С. Пушкина. Это Лена нас туда затащила.

    – Понимаете, девочки, – сказала она, – это впервые у нас выставляется. Очень интересные модели. А мне необходимо для творческого тонуса посещать подобные экспозиции. Все что-нибудь интересное заметишь, а потом идеи возникнут для рекламы неординарные. А то у нас такая конкуренция, – добавила она со вздохом. – И что-то новое всегда в дефиците.

    – Да все новое – это хорошо забытое старое, – заметила Злата и поправила съехавшую с плеч кофточку с огромным декольте.

    – То-то я смотрю, эта кофта мне знакома, – усмехнулась Ириска. – Ты ее вроде лет десять назад в Крыму приобрела, когда мы с тобой отдыхать ездили, да?

    – Да, да! – немного раздраженно ответила Злата. – Ничего от тебя не скроешь!

    – Но она вполне в струе, – сказала я.

    – Ну а ты у нас отчего так преобразилась? – хором спросили Лена и Злата, мгновенно переключив внимание на меня. – Стрижка просто супер! – добавила Лена. – Ириска нам по телефону рассказывала, а сейчас сами видим. Давно пора! Ты влюбилась?

    – С чего вы взяли? – отмахнулась я. – Просто решила поменять внешний вид, надоело!

    – Ладно, Ириска взялась за ум, – сказала Лена. – Но у нее жизненная необходимость. Но ты-то? Кстати, как там Левка поживает?

    Мы в этот момент вошли в музей. У кассы оказалась небольшая очередь.

    – Вот видите, как все к прекрасному тянутся, – констатировала Злата, вставая за высоким худым парнем.

    Он обернулся, глянул на нее и усмехнулся.

    – Левка пока не понял, что происходит, – тихо ответила Ириска. – Но я кое-что изменила в привычном ритуале.

    – Интересно! – тут же оживилась Злата, поворачиваясь к ней. – Значит, курсы тебе на пользу?

    – Не будем же мы здесь это обсуждать? – одернула я их.

    Мы взяли билеты и поднялись по лестнице. Увидев многочисленные наряды, в основном черно-белых цветов, мы сразу замолчали и пошли к манекенам. Модели были, несомненно, оригинальные. Особенно меня поразило платье из переплетенных черных и белых атласных лент.

    – Авангардно, – заметила Лена, подходя ко мне и вперив взгляд в платье. – Но очень чаю хочется, – неожиданно добавила она и улыбнулась.

    Я не выдержала и хихикнула, потом прошептала:

    – Пошли в буфет?

    Мы двинулись к выходу из зала, но Злата и Ириска остались, сказав, что им хорошо и без чая.

    В буфете, на наше счастье, народу было немного. Мы взяли по чашке зеленого чая, песочные полоски и сели за столик. Лена откинулась на спинку стула и прищурила глаза.

    – Ты и правда необычайно похорошела, – сказала она. – Дело даже не в прическе! Что-то изменилось в выражении лица. Давай рассказывай!

    – Отстаньте вы все от меня, – недовольно пробурчала я, помешивая чай и с удовольствием вдыхая его терпкий аромат. – Нечего мне рассказывать. Все у меня по-прежнему. И не влюбилась я ни в кого! А вот ты, Ленка, стала увиливать от совместных вылазок. Так что сама рассказывай! Познакомилась с кем?

    – Ну да, – после продолжительного молчания все-таки созналась она. – Просто раньше времени не люблю ничего рассказывать. Он директор такого же рекламного агентства. И я его в принципе и раньше знала. Круг у нас, у рекламщиков, довольно узкий, и все всех знают. К тому же дизайнеры, арт-директора, траффик-менеджеры и остальные товарищи постоянно кочуют из одного агентства в другое. Творческие личности! Есть такое небольшое агентство «Улей», он его директор. Зовут Александр Конеев, – немного торжественно произнесла она.

    Потом замолчала и отпила чай. Глаза при этом стали мечтательные, щеки чуть порозовели.

    – И что за кадр? – после паузы поинтересовалась я.

    – А тут проходил «Серебряный Меркурий», – продолжила Лена, словно не слышала мой вопрос, – ну, это наша ежегодная премия. И «Улей» подало работу в номинацию «Лучшая программа в поддержку выведения бренда на рынок повышения узнаваемости». Правда, ничего не заняли. Мы тоже участвовали и тоже ничего не заняли. Всех обошли ребята из Екатеринбурга, агентство «AGN Group», – улыбнулась она. – Но после церемонии награждения, как всегда, состоялся фуршет. Саша был в каком-то взвинченном состоянии. Он подошел ко мне, мы живо обсудили результаты конкурса. Он сильно возмущался тем, что специальный приз «За этику в мерчендайзинге» получило казанское агентство «Рембренд». А мне как раз очень понравился их проект. Он назывался «Комплимент продавцу». Слоган – «Купи три бутылки, сделай комплимент продавцу, четвертая – в подарок». Интересно, да? Очень свежая идея!

    – Ага, – равнодушно ответила я.

    По опыту знала, что Лена ничего, кроме своей работы, знать не хочет. И почему-то думает, что всем без исключения это безумно интересно. И перебивать ее не имело смысла.

    – Мы даже поспорили из-за этого, – продолжила Лена. – Саша разгорячился, к тому же коктейли, сама понимаешь. И тут я обратила внимание, какие у него красивые глаза. Он же жгучий брюнет, а глаза ярко-синие. Очень интересное сочетание! Я замолчала и не сводила с него глаз. Саша все говорил, говорил, но постепенно начал успокаиваться, потом тоже уставился на меня. Его губы дрогнули, он начал улыбаться, потом смеяться. «А ну его к черту, этот «Меркурий»! – сказал он. – Рядом такая красивая девушка!» И я внезапно почувствовала какое-то странное притяжение.

    – Возраст? Семейное положение? – спросила я тоном судьи.

    – 37 лет, разведен, – ответила Лена и мечтательно улыбнулась. – Дети есть, двое, кажется, но живут с матерью. Представляешь, какое сокровище? Свободен, обеспечен, красив и, несомненно, умен! Мне крупно повезло!

    – А что, все уже так серьезно? – заинтересовалась я.

    – Пока цветочно-конфетная фаза, – улыбнулась она. – Но мне так хорошо. Правда, ни у него, ни у меня времени лишнего нет. Хотя мы, скажу по секрету, собираемся на два дня слетать в Алжир, погреться на солнышке, побыть вдвоем. Это Саша предложил. Оленька! Я так счастлива! Неужели мне наконец повезло?

    – Надеюсь, – сказала я. – Пора уж замуж! Да и о детях нелишне задуматься. Тебе ведь 33 года!

    – Ну ты прямо как моя мама! – усмехнулась Лена. – Сейчас все так поздно рожают. Это вам не девятнадцатый век!

    – Неправильно все это, – хмуро заметила я и встала.

    Лена отодвинула пустую чашку и тоже поднялась, машинально одернув пиджак. Но в этот момент в буфете появились Злата и Ириска.

    – Вы все еще здесь? – сказала Злата. – А мы вас по всем залам ищем!

    – Выходим уже, – ответила я. – Тоже чай хотите?

    – Нет, – покачала головой Ириска. – Будете еще выставку смотреть?

    – А как же! – ответила Лена и подмигнула мне.

    Примерно через час мы вышли из музея и медленно побрели к храму Христа Спасителя.

    – И почему всегда так устаешь на этих выставках? – хмуро заметила Злата. – Такое ощущение, что голова пухнет.

    – Большой объем информации получаешь, вот мозг и перерабатывает, – ответила Лена. – Пошли в скверик возле часовни? Там всегда такие красивые тюльпаны высаживают.

    Мы обогнули храм и оказались в ухоженном чистом сквере с деревянными скамьями и деревянной часовенкой. Действительно, многочисленные клумбы были густо покрыты тюльпанами самых разных цветов. Усевшись на одну из скамеек, мы какое-то время молча смотрели на них. День был теплым и солнечным, тюльпаны красиво подсвечивались яркими майскими лучами, зелень была сочной.

    – Глаза так отдыхают, – тихо заметила Ириска. – И внутри все расслабляется. И сразу на дачу охота. Кстати, девочки, а вы знаете, что совсем юный парнишка интересуется нашей скромницей Олей? – Неожиданно добавила она и хитро на меня глянула.

    – Чего?! – непритворно возмутилась Лена. – Это еще что за история? Оль, закон о педофилии пока никто не отменял.

    – Да ему восемнадцать! – ответила я. – Какая, к черту, педофилия?

    – Значит, парень существует, – сказала Злата.

    – Все это выдумки Ириски, – сердито проговорила я. – Никита ее сосед по даче.

    «Какое счастье, что я не рассказала о том, как мы вместе ездили на вечеринку с гейшами!» – мелькнула мысль.

    – Так это приятель Зойки, – вспомнила Злата. – Мы его на даче видели. Очень симпатичный! Но Олька-то тут при чем?

    – Вот именно! – с возмущением сказала я. – Ириска ходит на курсы по сексуальному ликбезу, вот и начала раскрепощаться и фантазии всякие в голову полезли. И почему-то на мой счет!

    – Чего вы все на меня напали? – нахмурилась Ириска. – Зойка мне сказала, что он взял у нее телефон нашей скрытницы Олечки. Но зачем?

    – Действительно, зачем? – хором спросили Лена и Злата и повернулись ко мне.

    – Да, он звонил, – спокойно ответила я. – Интересовался «Мемуарами русской гейши», только и всего. А Ириска уже какие-то выводы сделала.

    – А-а, – разочарованно протянула Лена. – А мы-то думали!

    – Девочки, неужели вы серьезно можете предположить, что у меня могут быть какие-то виды на такого юного парня?

    – А что? – усмехнулась Лена. – Это сейчас модно. Да весь шоу-бизнес состоит из таких пар.

    – И такое ощущение, что все эти мальчики – альфонсы, – заметила Злата.

    – Трудно сказать, – задумчиво проговорила Лена. – Но все эти союзы держатся явно на взаимной выгоде.

    – А как же любовь? – вновь села Злата на своего излюбленного «конька», и Лена тут же перевела разговор в другое русло.

    Она внимательно глянула на Ириску и сказала:

    – Ты сейчас ликвидируешь свою дремучесть. Так поделись с подругами секретами, которые тебе там открывают. Мы тоже хотим знать!

    – Ольга тоже со мной ходит, – заметила Ириска. – Почему я должна-то?

    – Ты у нас самая зажатая всегда была, – сказала Злата, – вот и раскрепощайся! Как с мужем сейчас?

    Ириска глянула на нас и смущенно улыбнулась. Мы молчали.

    – Оля знает, – начала она, – как мне все это нелегко далось. Но мы уже посетили четыре занятия, и я, что странно, вошла во вкус. И главное, поняла, какая я была дура все эти годы. Ленкин психолог права на сто процентов – мужики быстро привыкают, и им постоянно нужно устраивать встряски, все время нужно что-то менять в постели, иначе обвиснет.

    Ириска замолчала и оглянулась по сторонам. Но в опасной близости от нас нежелательных слушателей не наблюдалось.

    – Я тут попробовала кое-что изменить. Надела новое белье, умопомрачительно красивое. Мы с Олей купили. Представляете: сочно-синее с голубыми кружевными цветами? Лева, по-моему, ошалел, когда увидел, как я зашла в спальню в этом комплекте. У него даже книга из рук выпала, которую он перед сном постоянно читает, повернувшись ко мне спиной. И мне даже показалось, что у него началась эрекция. Я заметила, как увеличивается бугор под простыней. А мы все талдычим – душа, прекрасная внутренняя суть! Какая душа? Просто новая красивая картинка, и он готов! А когда я начала ласкать пальцами и языком ну… это… – Ириска замялась, потом тряхнула волосами и продолжила: – сами знаете что, Левка мгновенно возбудился и дальше… ну… сами знаете что! – закончила она. – Он так бурно на меня набросился! Словно вернулось наше медовое времечко в первый год после брака. А потом удивлялся, что со мной. Я ведь раньше в рот никогда! И что самое интересное, – понизила она голос, – мне самой это понравилось. Но я на этом не остановлюсь. Пройду курсы до конца. Хочу похудеть, посещать косметические процедуры. И даже, девочки, думаю, а не пора ли мне выйти на работу?

    Мы буквально потеряли дар речи.

    – Наконец-то! – после паузы восхитилась Лена. – Очень все здорово! Такой эффект! И главное, что ты все сама поняла. Лекции-то дай почитать.

    – И мне! – встряла Злата. – Любопытно будет ознакомиться.

    Лекция № 2

    Секс – яркое физическое и эмоциональное переживание, поэтому оно подвержено, как и любое другое переживание, процессу угасания при частом повторении. Опасность среднего возраста в том, что вы еще способны переживать яркие сексуальные ощущения, но не дарите их друг другу, как раньше.

    Является ли серость вашей сексуальной жизни его виной или нет, вы должны начать процесс обновления. Очень важно, как вы подходите к разрешению проблемы рутинности секса. Не думайте, что это ваш любимый должен улучшить свою технику, что это он должен взять на себя инициативу, что он должен снова завоевывать вас, как когда-то. Помните, что мужчины, достигая максимального для себя уровня комфорта, обычно успокаиваются. Поэтому возьмите инициативу в свои руки.

    Первое: встаньте перед зеркалом и критично себя осмотрите. Оцените объективно свою внешность, ухоженность, прическу, стиль одежды. А сейчас задайте себе вопрос: соответствую ли я по-прежнему сексуальным предпочтениям своего любимого, сохранила ли я вид всегда готовой к сексу женщины, который так заводил его? Зеркало покажет вам правду. И нужно, не медля, исправить те недостатки, которые оно выявило. Может, кардинально поменять прическу или цвет волос, может, сбросить пару-тройку явно лишних килограммов, может, начать серьезно заниматься гимнастикой, а может, стоит изменить макияж. Сделав это, вы почувствуете себя обновленной, а муж увидит другую женщину, и его пыл обязательно воскреснет.

    Второе: просмотрите гардероб. Оцените, насколько ваша одежда современна и привлекательна. Если даже вам она уже поднадоела, то ему тем более. Приобретите несколько женственных блузок, кофточек с декольте, узких юбок с разрезом. Особое внимание уделите домашней одежде. Обтягивающие короткие трикотажные платья, брючки или бриджи с яркой футболкой, прозрачные халатики и, конечно, обязательно эротическое белье. Как эксперимент можно посоветовать ходить дома без белья. Ваш любимый приятно удивится, когда заметит под домашним платьем (конечно, совершенно случайно) отсутствие трусиков. Его реакцию нетрудно предугадать.

    Третье: постарайтесь понять себя с сексуальной точки зрения. Это не так сложно, нужно лишь потратить немного времени на изучение собственного тела. Доводите себя до возбуждения руками, изучая наиболее чувствительные места, мастурбируйте до наступления оргазма, чтобы понять себя лучше. А потом ненавязчиво и как бы случайно сообщайте любимому, что вас особенно возбуждает. Не нужно стыдиться этого, ведь это ваше тело, вы можете делать с ним все, что угодно, чтобы узнать его лучше.

    Четвертое: постарайтесь научиться чему-нибудь новому. Посмотрите порнофильм, подумайте, что лично вам подошло бы из увиденного. Почитайте соответствующую литературу, особое внимание уделите книгам, посвященным мужской сексуальности.

    Пятое: вовлеките его в совместное эротическое переживание. Почитайте ему вслух перед сном какую-нибудь предельно откровенную книгу. Предложите совместный просмотр порнофильма. Попробуйте ролевые игры.

    В записную книжку

    Мужчины, достигая максимального для себя уровня комфорта, успокаиваются.

    Всю следующую неделю я занималась дачными делами. Ириска огорчилась, что я не смогла ездить с ней на лекции. Она мне звонила периодически и рассказывала о последних новостях. Несколько раз звонил Ник, и я всегда внутренне вздрагивала, когда видела, что определился его номер. Но он говорил о ничего не значащих пустяках, рассказывал о себе, интересовался, видела ли я еще раз Таню. Я сообщила ему, что она сдала рукопись третьей книги и собиралась уехать в Токио, где у нее свой бизнес. Ник проявил живейший интерес и сказал, что всегда мечтал побывать в Японии, что его туда тянет с детства.

    – Дороговато будет, – машинально заметила я, на что он тут же ответил:

    – Не дороже денег.

    Потом поведал мне, что всегда хотел заниматься собственным бизнесом, к примеру, открыть косметический салон.

    «Бог мой! – удивлялась я про себя. – Какие шустрые сейчас мальчики. В его возрасте такие задумки! А ведь он, насколько я знаю, учится в ПТУ на слесаря-инструментальщика и работает на ЗИЛе».

    Про свою девушку Ник пока ничего не рассказывал, просто как-то заметил, что живет у нее уже несколько месяцев и что она возражает, если он задерживается после одиннадцати вечера, поэтому он должен быть в это время дома.

    «Да мне-то какое дело? – с раздражением думала я, слушая его рассуждения. – И зачем это говорить? Словно собрался из-за меня задерживаться допоздна! И чего вообще привязался?»

    И сама сворачивала разговор. Но Ника это как будто заводило, и он непременно перезванивал через какое-то время со словами: «Вы уже освободились? Хотел спросить кое-что».

    Я недоумевала, что ему на самом деле от меня нужно. С гейшей я его познакомила, книгу подарила, чего ж еще? Но когда Ник пригласил меня прогуляться в Коломенское, я опешила.

    – Зачем? – довольно сурово поинтересовалась я.

    – Вы же завтра возвращаетесь в Москву? – уточнил он. – Вот давайте вечером встретимся. Жду возле выхода метро в семь часов.

    Ник положил трубку, а я расхохоталась от явной нелепости происходящего.

    Приехав домой рано утром, я приняла душ, потом поспала, а ближе к вечеру начала нервничать.

    «Может, стоит встретиться? – мелькнула мысль. – И, кстати, пора напрямую у него выяснить, что ему от меня нужно».

    Я сразу успокоилась и начала собираться. Оделась нарочито строго, чтобы подчеркнуть свой возраст, косметикой пользоваться не стала, только слегка подкрасила ресницы.

    Ник ждал меня у выхода метро с одной красной розой в руке. Увидев эту розу, я растерялась. Он выглядел отлично в белых джинсах, белой футболке и светло-голубом джинсовом пиджаке. Черные, как смоль, волосы он, по своему обыкновению, гладко зачесал назад, но заплел в косичку. Его лицо немного загорело, глаза от этого стали казаться ярче и почему-то приобрели оливковый оттенок. Ник протянул розу, сказал, что я потрясно выгляжу, и взял меня за руку. Я отодвинулась и глянула на него с холодным изумлением. Но он не смутился и пошел рядом, болтая, как ни в чем не бывало. Скоро я расслабилась и почувствовала себя более комфортно. Правда, периодически представляла, как мы выглядим со стороны.

    «Мама и сын? – думала я. – Но все-таки я выгляжу моложе своих лет, а Ник, мне кажется, старше. Тетя и племянник? Ученик и учительница? – продолжала я перебирать в уме варианты. – Прямо названия вполне определенных ролевых игр», – мелькнула нелепая мысль, и я не выдержала и хихикнула.

    Ник сразу замолчал и искоса глянул на меня. Я уткнула нос в розу, чтобы спрятать улыбку, и отчего-то подумала, что веер иногда женщине необходим.

    – Вам очень подходят розы, – после паузы заметил Ник. – Только пока не могу понять, какого они должны быть цвета.

    Я оставила эти слова без комментария. Мы в этот момент подошли к воротам. Ник быстро сказал: «Простите, я на минуту», – и метнулся к продавцам сувениров. Возле Коломенского их всегда много в расчете на гостей-иностранцев. Он почти тут же вернулся с маленькой смешной глиняной кошечкой и протянул ее мне.

    – Этот котенок похож на вас, – тихо сказал Ник. – Такая же милая очаровательная мордашка. Пусть он будет у вас.

    Я так растерялась, что взяла подарок и поблагодарила. Ник явно обрадовался и игриво подставил мне щеку. Но я не стала целовать его, а лишь легко провела пальцами. Щека была горячей. Ник улыбнулся одними уголками губ и посмотрел на меня с непонятным выражением.

    «Он все-таки милый, – мелькнула мысль. – Но как-то странно развиваются события. Нужно с ним поговорить».

    Мы медленно пошли по дорожке, ведущей к церкви. Народу было много. Когда мы поравнялись с высокой лестницей, ведущей внутрь, Ник быстро перекрестился, что меня удивило. Тут зазвонил его мобильный. Он мельком глянул на дисплей, потом посмотрел на меня и приложил палец к губам.

    – Да, котенок, – нежно произнес он, прижав телефон к уху и отвернувшись от меня.

    Мне стало отчего-то неприятно. Но я и не подумала отойти.

    – Я с ребятами пиво пью, – невозмутимо сказал Ник. – Конечно, соскучился! Скоро буду. Не скучай, зайчонок. И я тебя!

    Он засунул телефон в карман пиджака и ясно посмотрел на меня.

    «Самый момент расставить точки над «i», – подумала я и решительно проговорила:

    – Пойдем, посидим. Я вижу свободную скамью.

    Мы направились к домику Петра, за которым действительно только что освободилась скамейка. Но не успели мы дойти, как ее заняла пожилая пара. И мы отправились дальше. Когда спускались с пригорка, заметили низко склоненное дерево. Изгиб его ствола почти лежал на земле. Ник молча двинулся к нему. Он снял пиджак и положил его на дерево.

    – Присаживайтесь, – предложил он и опустился рядом.

    Я села на пиджак и внутренне собралась, хотя это было нелегко. Свежий воздух, вечернее мягкое освещение, густые ароматы молодой травы и листвы незаметно умиротворяли, вносили в душу покой и странную щемящую нежность. Присутствие молодого красивого парня тоже делало свое дело. Я словно физически ощущала его энергетику. Он был, несомненно, сексуален. И это сквозило во всем – в его взглядах на меня, в тембре низкого голоса, в как бы невольных, но частых прикосновениях, в мягкой улыбке, в интонациях, которые говорили совсем не то, что слова. Ник словно обволакивал меня мужской энергетикой, и его невысказанные желания были ясны без слов.

    Когда до меня дошло, что происходит, Ник уже обнимал меня за талию и нашептывал на ухо, как я прекрасна и что он влюбился в меня с первого взгляда. Мои глаза медленно закрылись, я ощутила, как горячие нежные губы касаются моей щеки, и вздрогнула. Отодвинувшись, я строго посмотрела в его затуманенное лицо и твердо проговорила:

    – Что ты делаешь? Прекрати!

    – Целую тебя, – ласково ответил он, нисколько не смутившись.

    – Никита, давай поговорим, – сказала я и отодвинулась еще.

    – Давай, Оля, – нежно проговорил он. – У тебя такое нежное имя! Я пишу стихи.

    «Только этого мне не хватало! – недовольно подумала я и поморщилась. – Восторженный поэт-самоучка, играющий в плейбоя. И в то же время просто слесарь!»

    – Уже на «ты»? – с едва скрываемой иронией поинтересовалась я.

    – Если тебе неприятно, то больше не буду, – ответил он и как-то по-детски надул губы.

    – Ник, хочу с тобой серьезно поговорить, – начала я. – Я не понимаю, что происходит. Мне кажется диким, что ты пристаешь ко мне.

    – Почему? – спросил он невинным тоном. – Я что, не имею права влюбиться?

    – Не имеешь, – сурово ответила я. – Смешно даже подумать об этом, ведь ты младше обеих моих дочек. У меня, к твоему сведению, две взрослые дочери. Это первое. Второе – у тебя, по твоим же словам, есть девушка. И, как я понимаю, ваши отношения настолько серьезны, что вы уже живете вместе.

    – Но я тебе хоть немного нравлюсь? – ласково спросил он и умильно заглянул мне в глаза.

    – При чем тут это! – раздраженно ответила я и тут же прикусила язык.

    Выходило, что я ответила «да». Ник радостно заулыбался и взял меня за руку. Не успела я слова сказать, как он припал к моим губам. Это был поцелуй! Ник целовал нежно и страстно, настойчиво и мягко, и не отрываясь ни на секунду. Его язык проник внутрь и скользил по моему, его руки обхватили меня и сжимали, и я плохо понимала, на каком я свете. Невдалеке раздалось покашливание, и мы отпрянули друг от друга. Я увидела близко его глаза с полуприкрытыми веками, его раскрытые яркие губы с блестевшими между ними белыми ровными зубами, почему-то задержала взгляд на выбившейся тонкой прядке, закрутившейся пушистой пружинкой возле виска, потом оттолкнула его и вскочила. Сердце колотилось, я находилась в смятении и ничего не понимала.

    – Оля! – позвал он и потянул меня за руку.

    Но я вырвалась и стремительно пошла прочь. Он не стал догонять меня.

    Пока ехала в метро, успокоилась. Но все равно чувствовала недоумение из-за своего поведения.

    «Как это произошло?» – думала я, прикрыв глаза и наблюдая за юной парочкой, расположившейся напротив меня.

    Они были примерно такого же возраста, как и Ник. Сидели, взявшись за руки, и слушали один плеер, воткнув по одному наушнику. Их головы соприкасались, губы улыбались.

    «Ну просто два ангелочка, – с тоской подумала я. – И не вызывают у окружающих никакого любопытства. Представляю, если бы мы с Ником так сидели! Ужас!»

    Но сердце екнуло, и я явственно ощутила вкус его губ.

    «Я не должна больше с ним общаться», – решила я.

    Дома, приняв душ, я долго стояла перед зеркалом и изучала свое лицо. Морщинки в уголках глаз, темные круги ясно говорили о моем возрасте. Но что-то появилось в выражении лица, что меня удивило. Какой-то огонек в глазах, неприметная улыбка, тонкий румянец. Даже губы, обычно бледноватые без помады, стали явно краснее.

    – Привет, мать, – услышала я из коридора голос Кати, вернувшейся с прогулки. – Я дома.

    Я выглянула из ванной. Она снимала кроссовки. Подняв голову, Катя задержала взгляд на моем лице.

    – А ты здорово выглядишь, – заметила она. – Дачный воздух тебе явно на пользу.

    Косметика создается по возрастному принципу, и важно определить, что именно подходит для биологического возраста вашей кожи. Но даже идеально подобранные средства не спасают кожу от старения, они способны лишь отсрочить появление признаков возраста на лице. Но сохранить ее здоровой и приятной на вид – цель, безусловно, достижимая.

    Кожа – это зеркало, отражающее состояние нашего организма. Поэтому одной косметики недостаточно. Следует прежде всего изнутри помогать коже, побуждать ее к нормальной жизнедеятельности. И хоть мы сейчас говорим о лице, но первым делом нужно подумать о чистоте вашего кишечника. Медики утверждают, что причина большинства проблем со здоровьем заключается в работе толстой кишки. Как сказал один врач, если бы человеческий организм стал прозрачным, то многие бы смогли увидеть внутри своего толстого кишечника до 10 кг спекшегося, прилипшего к стенкам кала или 1—2 литра слизи, похожей на бурые водоросли, в которой копошатся глисты; на самих стенках толстого кишечника выросты, похожие на медуз или грибы – так выглядят полипы. Непереработанные остатки еды начинают гнить и бродить, образуя токсины, которые разносятся по организму, поражая печень, почки, легкие, сердечно-сосудистую и эндокринную системы. И как следствия засорения кишечника – ненормальные жировые отложения, раздражительность и утомляемость, неприятный запах изо рта, тусклый цвет лица, прыщи и преждевременное увядание кожи. Так что правило номер один – следим за чистотой прямой кишки.

    Второе – сон должен быть регулярным и достаточным. Оказывается, ночью во время сна, когда все органы нашего тела находятся в относительном покое, кожа усиливает свою клеточную деятельность по определенным ритмам. Именно во время сна ваши кожные клетки восстанавливаются наиболее активно. Поэтому лучше ложиться до полуночи. Недаром именно это время француженки называют сном красоты. «Пощадите себя ради самих себя. Щадите свои уши, щадите свои мысли. Что вы слышали такого после полуночи, что вы считали бы ценнее собственного сна?» – спрашивает Коко Шанель.

    Третье – здоровая кожа – это прежде всего хорошо увлажненная кожа. Обезвоженная кожа становится блеклой, шершавой, покрывается мелкими морщинами. В то время как хорошо увлажненная кожа – это кожа без морщин, она имеет здоровый цвет, сохраняет гладкость, мягкость, эластичность. Поэтому пейте достаточно жидкости, не допускайте обезвоживания организма за счет чрезмерного употребления алкоголя или передозировки лекарств и старайтесь, чтобы воздух в помещении был увлажнен.

    Четвертое – избегать экстремальных воздействий на кожу. Умываемся только теплой водой, но никак не горячей и не ледяной. Протирать лицо кубиками льда также противопоказано. Холодовый стресс нарушает естественную защиту кожи; она становится сухой, склонной к раздражению и шелушению. Кроме того, холод заставляет активнее заполнять кровью капилляры, они краснеют и становятся заметны на лице, а со временем делаются синюшными.

    К химическим воздействиям относится спирт, который включен, например, в тоник. Спирт лишает способность кожи к регенерации, восстановлению, обновлению. Кроме этого, он излишне нейтрализует жир, который необходим коже как питание и защита. Природа не терпит пустоты, и начинается выработка дополнительного количества жира.

    Механические воздействия – это жесткие скрабы и чистка лица с помощью различных лопаточек. Эффект быстрый, но это лишает кожу естественных защитных и питательных веществ и часто повреждает ее.

    Пятое – курение и алкоголь наносят быстрый и непоправимый ущерб коже. Если вы не можете от этого отказаться, то хотя бы сократите до минимума потребление этих продуктов. Особенно это актуально после сорока, когда усиливаются возрастные изменения.

    Для записной книжки

    Незаменимый комплекс полезных для кожи веществ находится в оливковом масле. Утром натощак и вечером перед сном выпивать по чайной или десертной ложке.

    Лена вернулась из двухдневной поездки в Алжир, и мы жаждали услышать подробности. Она пригласила нас вечером в ресторан, недалеко от ее работы. Мы явились в полном составе. Лена уже ждала нас за столиком. Она просто сияла. Нарядная шелковая блузка персикового цвета красиво подчеркивала свежий загар и бархат ее карих глаз.

    – Давай не томи, – сказала Злата, когда мы уселись.

    – Все было! – тихо ответила Лена. – И он просто прелесть! Вы не представляете, супергерой! Удивляюсь, почему его жена бросила!

    Лена отпила красное вино и снова заулыбалась.

    – Ты же за рулем, – заметила Ириска.

    – Сегодня нет. Саша за мной обещал заехать, – пояснила она.

    Мы переглянулись. Увидеть воочию Ленкиного героя – на такое мы даже не могли рассчитывать.

    – Ну, рассказывай! – нетерпеливо попросила Злата. – Где жили, что видели?

    – Жили в столице, так и называется Алжир, как и страна, – начала Лена, мечтательно улыбаясь, – город древний, расположен на склонах бухты. И знаете, девочки, почти весь из очень светлого строительного материала. Так нарядно выглядит! В старой части города много одноэтажных домов с плоскими крышами, между ними мечети. Видела усыпальницу Сидд Абдаррахмана, тоже древняя, XVII века, кажется.

    – А что это за зверь такой? – рассмеялась Ириска.

    – А бог его знает! – ответила Лена и засмеялась. – Я и не запомнила ничего! Одного Сашеньку видела. Съездили на местный рынок, он недалеко от города, называется Ларба. Н-да, – оживилась Лена, – это был шопинг! Я себе столько всего накупила, всякой местной ерунды. Но драгоценности там прикольные. Вот, видите?

    Лена приподняла пальцами крупную золотую цепь, висящую у нее на шее. На ней болтались крохотные витые золотые ракушки.

    – К ней еще браслет есть. Вам я тоже, кстати, купила подарки! Совсем забыла!

    Она взяла сумку, достала из нее разноцветные одинаковые коробочки и раздала нам. Там оказались золотые кулоны. Ириске досталась розочка, мне – ракушка, а Злате – колокольчик. Пока мы возились с подарками, Лена молчала. Она была полностью погружена в свои мысли, улыбка не сходила с ее лица.

    – Ты, Ленка, совсем голову потеряла, – констатировала Ириска. – Зачем такие дорогие подарки нам сделала?

    – Да там золото дешевое, – ответила Лена, – так что не волнуйтесь. Там еще основной сувенир – это каменные цветы. Но везти неохота было. Я даже себе не купила.

    – Каменные цветы? – заинтересовалась Злата.

    – В сезон дождей море покрывается солью, и под ней из песка и кристаллов соли растут каменные розы, – пояснила Лена. – Красиво, кстати, выглядят. Саша себе приобрел. Он такой милый, такой внимательный, красивый, – невпопад добавила она.

    И вновь начала улыбаться.

    – Понятно, – улыбнулась Ириска. – И зачем было туда ездить, если, кроме своего Саши, ты больше ничего не видела?

    Но Лена оставила это замечание без ответа.

    – И как секс? – еле слышно поинтересовалась Ириска.

    – Супер! – тут же очнулась Лена. – Мы, правда, курили много. Саша любит «травку».

    – Что вы делали? – практически хором спросили мы.

    – Курили, а что? – удивилась Лена. – Будто вы не знаете, что почти все творческие личности любят «травку»!

    – Не знаем, – пробурчала Злата.

    – Надо как-нибудь с вами «косячок» забить, коллективный, – улыбнулась Лена. – А то вы у меня отсталые какие-то!

    – Тоже мне передовые взгляды – курить «траву»! – сказала я. – Может, еще и кокаин нюхать?

    – Классная штука, – невозмутимо ответила Лена. – Здорово мозги прочищает! Креативные идеи так и лезут в голову!

    – И твой Саша тоже употребляет? – настороженно спросила Ириска.

    – Да чего вы так всполошились! – беззаботно рассмеялась Лена. – Будто раньше не знали! Мы же по чуть-чуть и не каждый день. Так, баловство одно.

    Как-то мы все вместе отдыхали на Волге, и Лена предложила нам покурить «травку». Помню, как тогда было весело. Мы ушли из пансионата, устроились на берегу, зажгли небольшой костерок, пили вино и болтали. А потом покурили с Леной за компанию. И это лишь усилило наше веселье, мы смеялись, рассказывали всякие смешные случаи, потом полезли уже поздно ночью купаться голышом. Но это был единственный случай. А оказывается, Ленка частенько употребляет! Я посмотрела на Ириску, потом перевела взгляд на Злату. Видимо, они думали о том же.

    – Чего вы? – удивилась Лена, видя, что мы молчим и смотрим на нее.

    – Ладно, Ленусь, – сказала Злата, – ты у нас взрослая девочка и сама знаешь, что делаешь.

    – Вечно вы стремитесь настроение испортить, – хмуро ответила Лена. – Только я впервые за многие месяцы почувствовала себя счастливой!

    – О тебе же заботимся, – сказала я.

    Мы посидели еще около часа, болтая на общие темы. Лена, видя, что мы больше не намерены ее воспитывать, вновь стала веселой.

    – Очень низкие джинсы выходят из моды, – говорила она, блестя глазами и беспрестанно улыбаясь. – Мне мой стилист сообщил.

    – И отлично! – заметила Злата. – Мы-то, конечно, сами их не носим, но смотреть на это безобразие сил уже нет!

    – Это вы не носите, а у меня имеется парочка. Ну, конечно, не для работы, – добавила Лена.

    – Ты можешь себе это позволить, – встряла Ириска. – С твоей фигурой и безупречно плоским животом. Но некоторые девушки! Ужас! Или в зеркало себя не видят?

    – И не говори, – подхватила Злата. – У меня через пост такие экземпляры проходят, что закачаешься! Не бока, а валики жира, вываливающиеся из джинсов. Особенно сейчас, после зимы. И девчонки-то молодые! Вчера одна из массовки, у нас клип Вовы Преснякова снимали, заявилась – хоть стой, хоть падай! Главное, в сапогах с какой-то бахромой, хотя на улице уже тепло, брюки чуть лобок прикрывают, пузо голое и круглое, в пупке, естественно, пирсинг, и коротюсенькая кофточка с вырезом. Сигаретку курит, и на меня смотрит так пренебрежительно, словно я тут последняя… не скажу кто. Даже пропускать ее расхотелось. Но ведь я при исполнении, так что мое мнение никого не интересует. Дождалась она подружку, точную ее копию, только что еще килограммов на пять поувесистее, и двинули они в павильон. Попами вертят, верещат в экстазе. Как же! К самому Преснякову в массовку попали! Счастья полные штаны!

    – Да ладно тебе, Златка, злопыхать, – вяло заметила я. – Это их жизнь! Чего на всех внимание обращать?

    – Работа такая, – сказала она. – Сижу и всех вижу. И чем незначительней человек, тем почему-то гонору больше. Это я об артистах, конечно. Вот Федор Бондарчук у нас павильон тоже снимает. Но такой обходительный, нос никогда не задирает, говорит ласково, вопросы задает вежливо. Что значит воспитание! А какая-нибудь, прости господи, микроба, изображающая секундную тень второго дублера главного героя, с таким видом идет, что куда там Софи Лорен или Людмиле Гурченко!

    – Кстати, слышали, Софи Лорен собирается голой для какого-то издания сниматься? – спросила Ириска, понизив голос. – Я в инете читала. Ей же за семьдесят!

    – Но как выглядит! – восхищенно произнесла я. – Не удивлюсь, если и тело у нее все еще в прекрасной форме. Вот это женщина! С большой буквы!

    – Но обнажаться на всеобщее обозрение? – хмыкнула Злата. – Она же суперстар!

    – Да все это, возможно, очередная «утка», – сказала Лена. – Что, не знаете, как все это печатают? И кто только сейчас верит во все это?

    – Мама моя, – улыбнулась Ириска. – Она по-прежнему считает что все, что печатается, – правда. Вот она, коммунистическая закалка! Полное доверие СМИ.

    – И на этом, кстати, построен весь рекламный бизнес, на доверии, – серьезно проговорила Лена. – У меня бабушка в деревне живет, так у нее в восемьдесят лет всего два зуба выпали, а остальные целые. Я как-то приезжаю, а она жевательную резинку купила, «Орбит», кажется. Я спрашиваю: «Зачем тебе это, бабуля?» А она на полном серьезе отвечает: «Так по телевизору все время показывают, что это помогает зубам. Надо хоть иногда их поддерживать такими средствами». Представляете? И как я ей ни объясняла, что это товар и реклама служит для его продвижения на рынке, она упорно мне твердила, что раз показывают, то это помогает. Но ведь это неправильно, когда таким образом формируется сознание. Вы посмотрите, что сейчас по ТВ показывают!

    – У нас на работе есть одна дама, – сказала Злата, – так она мгновенно покупает из косметики все, что только рекламируют. Тут приобрела крем для поднятия бюста. Приносила мне на пост, хвасталась. Девочки, вы бы видели ее бюст! Восьмой номер как минимум и, естественно, подчиняется законам земного притяжения, давно вниз все это хозяйство свисает от собственной тяжести. Крем стоит какие-то охренительные деньги. Я глаза на нее вытаращила и ничего сказать не могу. А она мне вещает, как два раза в день втирает этот чудо-крем, и грудь как бы набухла весьма ощутимо и вот-вот встанет, как у девочки-целочки. А ведь это наверняка вредно!

    – Вся реклама нещадно эксплуатирует одно человеческое качество, присущее всем без исключения: природную лень, – усмехнувшись, проговорила Лена. – Сами посмотрите, что обычно показывают: вот крем, намажетесь и помолодеете на десять лет, или – вот пилюли, пейте, и можете есть, как раньше, мучное и сладкое, но все равно похудеете на десять килограмм, или – вот шампунь, мойте голову только им, и волосы будут здоровыми и блестящими. И народ покупается на эти чудодейственные средства. Ведь ничего делать не нужно: ни менять рацион питания, ни заниматься спортом. Помазал лицо кремом – и нет морщин. Помыл голову шампунем – и волосы сразу заблестели.

    – И что самое смешное, – добавила Ириска, – что для собак, чтобы шерсть была здоровой и блестящей, советуют сбалансированное питание. Ох уж эти производители!

    – Кстати, по поводу шампуней из натуральных растительных продуктов, о которых написано практически на всех упаковках, и не только шампуней, – сказала Лена. – Это миф, потому что ни один натуральный продукт волосы не очистит. Главное – химические вещества, но сложно продать чистую «химию», даже если она упакована в прекрасный флакон. Вот производители и изощряются, чтобы сыграть на нашей уверенности, что натуральное и есть лучшее.

    – Одна моя знакомая… – начала я.

    И в этот момент зазвонил мой сотовый. Девчонки сразу замолчали и с любопытством на меня посмотрели. Это был Ник.

    – Да? – хмуро спросила я.

    – Привет, Оленька, – как ни в чем не бывало ответил он. – Ты занята?

    – Да, – строго сказала я. – У тебя что-то срочное?

    – Нет. Просто соскучился. А ты где?

    – В ресторане, – после паузы, во время которой я пыталась успокоиться и не раздражаться, ответила я. – Так что пока!

    – Подожди! Когда увидимся? – не унимался он.

    Я мельком глянула на подружек. Они внимательно смотрели мне в лицо и улыбались, явно прислушиваясь.

    – Я не могу с тобой разговаривать, – сказала я. – Прощай!

    – Целую, милая, – грустно проговорил Ник.

    Я убрала телефон в сумочку.

    – Так-так, – начала Злата, – наша скромница Олька завела хахаля и нам ничего не говорит!

    – Да с чего вы взяли? – стараясь говорить спокойно, ответила я и пожала плечами. – Знакомый позвонил по делу.

    – Ладно, девочки, – сказала Лена, – чего мы пристаем? Это личное дело Ольги. Так что там твоя знакомая?

    – Она делает так, – продолжила я рассказывать, но мысли сбивались из-за этого звонка. – Все, что ест из фруктов и овощей, мажет на лицо. Ест банан, остался кусочек, лицо им протирает. И так далее. И, кстати, выглядит для своих лет изумительно. А ей уже под шестьдесят.

    – Интересно, – воодушевилась Злата. – И крайне просто. К тому же дешево. А вот если я, к примеру, пюре картофельное ем?

    – Злат! Ну, ты как маленькая! – рассмеялась Ириска. – Сырую картошку очень хорошо под глаза, это все знают. Темные круги убирает. А ты – пюре!

    Мы дружно расхохотались.

    – Но все-таки кремы тоже нужны, – сказала Лена. – И главное – правильно их подбирать.

    «Господи, – с непонятной тоской думала я, слушая разговор, – чего он привязался? Не буду больше отвечать! И дело с концом!»

    Косметические компании рекламируют свои кремы как средства, способные не только насытить кожу влагой, но и предупредить появление морщин. Но если подумать, то тогда любая женщина, пользующаяся этими средствами, выглядела бы всегда лет на десять моложе. Мы должны понимать, что максимум, что может сделать такой крем, – это разгладить мелкие морщинки и улучшить состояние кожи в целом. Каким средствам все-таки отдавать предпочтение женщине бальзаковского возраста? Тем, в которые входят коллаген и эластин.

    Коллаген – это белок кожи, составляющий 75% ее массы. Соединяясь с углеводами, он образует волокна, которые сплетаются между собой и создают своеобразный каркас, придающий коже тонус и упругость. Коллаген прекрасно поглощает и удерживает воду, это делает волокна пластичными. С возрастом они теряют эти качества, становятся хрупкими и разрушаются, так как способность коллагена к накоплению воды падает. Помимо этого, после 30 лет постепенно снижается его производство. Особенно это касается коллагена 3 (всего существует 6 типов), отвечающего за упругость кожи. Его выработка к 40 годам прекращается полностью.

    Эластин – другой белок кожи. Его волокна придают ей гибкость и эластичность. В отличие от коллагена эластин не воспроизводится, его количество закладывается с рождения. Со временем оно начинает неуклонно снижаться. Это происходит под воздействием различных факторов и ведет к преждевременному возникновению морщин.

    В целях профилактики старения ученые рекомендуют в первую очередь правильно питаться, бросить курить, злоупотреблять алкоголем, а также беречь свою кожу от излишнего загара. Специалисты по питанию во всем мире сходятся во мнении, что дефицит витаминов и несбалансированная диета ведут к преждевременному старению и ухудшению состояния кожи – ее сухости, вялости, серости. Нужно знать, что естественные антиоксиданты уменьшают уязвимость клеток к болезням и старению. Кроме того, они укрепляют здоровье и защищают от хронических заболеваний. Самый богатый антиоксидантами – темный виноградный сок. Исследователи приравнивают его по лечебным свойствам к красному вину. На втором месте – неосветленный яблочный сок, на третьем – клюквенный. Врачи советуют регулярно пить также грейпфрутовый сок.

    Издревле хорошо известно свойство некоторых масел оказывать регенерирующее действие на кожу. Благодаря комбинации провитаминов и некоторых других активных восстановителей функций кожи особенно хорошо для этих целей подходят масла розы, розового дерева, сандала, ромашки, иланг-иланг, герани.

    К тому же всем отлично известно, насколько наш внешний вид и «считываемый» возраст зависят от настроения и состояния нервной системы. Поэтому для достижения внешнего омолаживающего эффекта важно устойчивое душевное равновесие. Оно достигается или тонизирующим, стимулирующим воздействием вербены, гвоздики, мяты, или успокаивающим, седативным действием душицы, лаванды, розы.

    В записную книжку

    Рецепты Тани Кадзи


    «Сияющее лицо». Заварить 5 ложек овсяных хлопьев 1 литром горячей воды. Дать настояться. Процедить, добавить немного меда и пить в течение дня.

    «Салат красоты». Вечером три-четыре столовые ложки овсяных хлопьев залить стаканом горячей воды, добавить чайную ложку меда и несколько измельченных грецких орехов. Утром в овсяно-медово-ореховую смесь добавить тертое яблоко и нарезанную курагу, и салат готов к употреблению. Можно заправить йогуртом.

    «Крем из спермы». Взять немного свежей спермы, смешать ее со сметаной, если жирная кожа, и с оливковым маслом, если сухая. Добавить желток перепелиного яйца. Тщательно перемешать. Крем готов. В холодильнике можно хранить три дня.

    – Здравствуйте, дамы! – раздался вкрадчивый голос.

    Мы замолчали и подняли головы. Возле столика стоял холеный мужчина в образе «мачо», если можно так выразиться. Темные, зачесанные назад волосы, черные красивые брови, ярко-синие глаза в обрамлении густых черных ресниц, четко очерченный рот, гладкая кожа выглядели эффектно, словно перед нами возник типаж глянцевой обложки. Безупречный темно-серый костюм, светлая рубашка, тонкий, холодноватый и явно недешевый парфюм довершали образ.

    – Здравствуй, милый, – проворковала Лена, протягивая ему руку.

    Но мужчина поцеловал ее в щеку.

    – Девочки, знакомьтесь, – продолжила Лена, слегка покраснев. – Это Саша.

    – Очень приятно, – дружно ответили мы.

    Но на предложение присаживаться Саша ответил отрицательно. И неожиданно пригласил всех нас в клуб «Самолет».

    – Э нет, – не раздумывая, отказалась Злата. – Я после суточной смены, не выспалась, так что не могу. К тому же, – хихикнула она, – я фейс-контроль не пройду в такое заведение.

    – Глупости! – сказала Лена. – Поехали? Тут рядом.

    – Я – нет, точно, – повторила Злата и встала. – Я домой.

    – А вы? – поинтересовался Саша.

    Ириска глянула на меня и заулыбалась. Я кивнула.

    – Вот и отлично! – обрадовалась Лена.

    И мы двинулись к выходу. Саша ездил на «Toyota Land Cruiser 100», большом черном джипе с тонированными стеклами. Вначале он подвез Злату до ближайшего метро, потом мы поехали в клуб. Мы устроились с Ириской на заднем сиденье и молча наблюдали за Сашей. Он вел уверенно и периодически поглядывал на сидящую рядом Лену. Она тут же поворачивала к нему голову и улыбалась. Он широко улыбался в ответ.

    – Прям голубки, – еле слышно сказала мне на ухо Ириска и тихо хихикнула.

    Но я толкнула ее локтем в бок, и она сразу стала серьезной.

    «Самолет» располагается недалеко от метро «Улица 1905 года», и мы доехали быстро. Когда оказались внутри, Саша пригласил нас на второй этаж. Там скоро должно было начаться шоу толстушек. Называлось оно «Достояние республики». Меня, по правде говоря, удивил такой выбор, но я ничего не сказала Лене. Она буквально светилась от счастья и так и льнула к Саше. Мы сели за столик. Саша заказал коктейли.

    – Привет! – через пару минут громко сказал он и замахал рукой.

    Мы машинально обернулись. За соседним столиком сидели два парня с очень знакомыми лицами. Они заулыбались Саше и тоже махнули ему. Потом встали и подошли к нам. Это оказались весьма известные личности, представители проекта «Комедийный клуб» Гарик Артиросян и Павел Вол.

    – Привет, парни! – поздоровался Саша и вальяжно развалился на стуле, поглядывая на нас. – Тоже на шоу пышных форм? Ну, Гарик-то понятно, как настоящий армянин, неравнодушен к большим женщинам, но ты-то, Паш?

    – Я вообще-то женат, – сказал Гарик, – и не устану повторять об этом! Но со своими очаровательными спутницами ты, Сашок, мог бы и познакомить.

    – Ах да! – спохватился Саша и представил нас.

    Мы с Ириской синхронно закивали, словно китайские болванчики.

    – Присоединяйтесь, – пригласил их Саша.

    – Мы бы с удовольствием, – ответил Паша, – но ждем тут кое-кого.

    – Без вопросов! – заулыбался Саша. – Пока, ребята!

    Те вернулись за свой столик, а мы дружно посмотрели на Сашу. Он сидел с необычайно довольным видом, словно только что удостоил нас великой чести.

    – А я не люблю «Комедийный клуб», – неожиданно заявила Ириска и покраснела. – И не смотрю никогда. Очень много там всяких пошлых и плоских шуток.

    – Но если ты не видела, то откуда знаешь? – спросил Саша и поднял бровь.

    – Раньше иногда с мужем смотрела, – неохотно ответила она.

    – Настя! – крикнул Саша в этот момент и вскочил.

    Мы увидели, что Лена нахмурилась. Он ринулся между столиками к высокой рыжеволосой девушке, которую усаживал темноволосый мужчина. Она подняла голову и, увидев Сашу, заулыбалась. Подойдя к нему, расцеловала. Девушка тоже показалась нам знакомой.

    – Так это же Настя Тоцкая! – сказала я.

    – Точно! – подхватила Ириска. – А я-то думаю, где ее видела.

    Певица и актриса Анастасия Тоцкая часто мелькала на телеэкране. Мы с любопытством посмотрели на нее. Настя выглядела отлично. Длинные роскошные рыжие волосы падали ей на плечи, гладкое лицо сияло, высокую длинноногую фигуру подчеркивало короткое ярко-зеленое платье. Саша что-то быстро и тихо говорил ей, беспрестанно улыбаясь. Она слушала, не сводя глаз с его лица.

    – Эффектная девица, – заметила Ириска.

    – Тут в инете появились ее снимки, – ехидно проговорила Лена. – Не видели?

    Мы отрицательно покачали головами.

    – Ужас один! Она там с подругами обкуренная и пьяная в хлам, – продолжила Лена. – И в очень неприличном виде. Сама она объяснила, что кто-то украл ее ноутбук, где и хранились эти снимки. Киркоров, ее продюсер, в шоке.

    – Но она, видно, не очень-то переживает, – заметила я. – Вид счастливый и безмятежный.

    – А что ей остается? – усмехнулась Ириска.

    Саша в этот момент распрощался с Настей и вернулся к нам. Он сел за столик и даже не извинился за свой уход.

    – Мы узнали твою знакомую, – сказала зачем-то Ириска.

    – Ее сложно не узнать, – усмехнулся он и замолчал.

    Лена немного приуныла. Но тут началось шоу. Увидев танцовщиц – каждая весом как минимум под сто килограммов, – мы переключили внимание на них. Девушки заколыхали телами в такт музыке. Но двигались они на удивление легко и даже грациозно.

    – В их присутствии я чувствую себя дюймовочкой, – прошептала мне на ухо Ириска.

    – Все познается в сравнении, – ответила я и улыбнулась. – Что, уже раздумала худеть?

    – Что ты! – возмутилась она. – Я полна решимости!

    Когда мы вышли из клуба, было уже около трех часов ночи. Саша предложил развезти нас по домам, но при этом его тон был холодноватым. И мы отказались. Расцеловавшись с Леной, вежливо поблагодарили Сашу за чудесный вечер и пошли ловить такси. Мы с Ириской жили, по меркам Москвы, практически рядом, через станцию метро. Она на «Нахимовском проспекте», а я на «Чертановской». Вначале таксист высадил Ириску.

    – Утром позвоню, – сказала она. – Этот Саша что-то мне не очень.

    – Завтра обсудим, вернее, уже сегодня, – ответила я, с трудом сдерживаясь, чтобы не зевнуть. – Умираю, хочу спать! Вот она, старость! Раньше до утра могла гулять. А сейчас так быстро устаешь!

    – И не говори! – подхватила Ириска, выбираясь из такси.

    Водитель глянул на нас с улыбкой, но от комментариев воздержался.

    Он высадил меня у дома. Я расплатилась и пошла к подъезду. Такси уехало. Фонарь светил тускло, возле нашего подъезда густо росла сирень, и мне показалось, что там мелькнула какая-то тень. Я пошла медленнее, вглядываясь в кусты. Когда приблизилась к подъезду, из-за кустов вышел парень. Его кожаный прикид тускло блестел в слабом желтоватом свете фонаря. Куртка-косуха была вся в ремнях, цепочках и металлических заклепках. Я тихо вскрикнула и сделала шаг назад.

    – Что ты, Оль! – рассмеялся парень. – Это я!

    – Ник? – недоверчиво спросила я, вглядываясь в его лицо.

    Тут только я поняла, что на его лбу чернеет бандана. Она плотно обхватывала волосы. Может, поэтому я не узнала его с первого взгляда.

    – А ты ждала кого-то другого? – настороженно поинтересовался Ник, подходя почти вплотную. – Долго же вы изволите гулять, мадам! – добавил он тоном сварливого ревнивого мужа. – Заждался просто!

    – Послушай, – хмуро проговорила я, – тебя никто не просил ждать. И вообще, какого черта ты тут делаешь?!

    – Говорю же, тебя жду! – тихо сказал он, придвигаясь и обнимая меня рукой за талию. – У меня байк за кустами. Поехали, покатаемся по ночной Москве. Тебе понравится, вот увидишь!

    Ник наклонился и начал меня целовать. Я немного выпила в ресторане, к тому же устала. Может, поэтому не стала сопротивляться. Его губы касались меня так нежно, пальцы скользили по спине, по шее. Его запах кружил голову. Я закрыла глаза и позволила ему делать все, что захочет. Ник легко подхватил меня на руки и понес. Я прижалась к нему, обняв за шею. Он бережно опустил меня на сиденье мотоцикла.

    – Но я никуда не поеду с тобой, – тихо проговорила я. – Во-первых, все это не укладывается ни в какие рамки! Во-вторых, если ты не заметил, то я в вечернем платье.

    – Заметил! – прошептал он. – И оно тебе необычайно идет. Ты прелесть! И так элегантна! Я с ума схожу, когда вижу по-настоящему элегантную женщину. Но сейчас в основном унисекс, и трудно понять, парень это или девушка.

    – Отпусти меня, – жалобно попросила я и слезла с мотоцикла. – Зачем я тебе? Ведь у тебя есть девушка. Что ты меня преследуешь? Мне сорок лет, а ты должен быть рядом с ровесницей.

    – Почему это? – удивился Ник. – Кто придумал эти правила? А если мне по жизни нравятся женщины старше?

    – Ну не настолько же! – возразила я и пошла к подъезду.

    Ник двинулся за мной. Возле двери он схватил меня за руку и резко повернул к себе. Фонарь освещал нас сверху. Я увидела его глаза, длинные тени от ресниц, падающие на щеки, пушок на щеках и над верхней губой, пружинки кудряшек, выбивающиеся из-под банданы, и вдруг поняла, что меня неудержимо тянет к этому парню.

    «Спокойно! – сказала я сама себе. – Это просто гормоны. К тому же я давно живу без секса».

    – Сколько лет твоей девушке? – спросила я, отодвигаясь от него. – И, кстати, ты же всегда должен быть дома после 23!

    – Она сейчас на даче, – после паузы нехотя проговорил он.

    Его лицо стало грустным. Потом Ник наклонил ветку сирени и сорвал пышную цветущую гроздь. Он протянул ее мне. Я машинально взяла и тут же понюхала. Сирень пахла оглушительно. У меня даже началась головная боль. Правда, она тут же прошла. Ник смотрел на меня, не отрываясь. Я молча открыла дверь подъезда.

    – Спокойной ночи, котенок, – тихо сказал он мне вслед.

    И сказал так нежно, что у меня сильно забилось сердце. Но я зашла в подъезд, не оглядываясь и ничего не отвечая.

    Дома я первым делом отправилась в ванную. Долго стояла под душем, прислушиваясь к себе. Тело странно ныло, губы горели. Внутри меня что-то просыпалось, что-то давно забытое и очень приятное. Я улыбалась, мягко поглаживая себя под струями и чувствуя, как уходит усталость и появляется легкость.

    Если подойти к понятию «любовь» с разных позиций, то каждый объясняет ее по-своему, опираясь на полученные путем исследований знания и накопленный опыт. Биологи объясняют возникновение этого чувства с точки зрения животных инстинктов. Биохимики считают, что любовь всего лишь воздействие биологически активных веществ на организм, а точнее – притяжение половозрелых особей друг к другу для продолжения рода посредством феромонов, вызывающих возбуждение и воздействующих на гормональном уровне. Сексологи же со своей стороны видят в людях лишь взаимозаменяемых и весьма технологичных партнеров, вступающих в половой контакт по самым различным причинам. Оккультные науки и религиозные направления тоже по-своему объясняют это чувство. По их мнению, любовь – какая-то высшая субстанция, объединяющая и заполняющая влюбленных. И в принципе все желающие могут объяснить чувство любви со своей колокольни, согласно своим национальным особенностям, местным традициям, социальному укладу, накопленному опыту, охарактеризовать его и даже привести статистическую подборку. Но к единому мнению до сих пор прийти не удается, так как все объяснения базируются на узкоспециальных, противоречащих друг другу знаниях.

    Если говорить о любви на уровне инстинктов, то первым делом речь идет не о феромонах, подстегивающих зов пола, а о личном букете запахов, присущем только этому индивидууму. Благодаря этому букету другой человек способен с первого раза определить, насколько генетически близок ему этот объект. Переход от влюбленности к любви равен времени нейтрализации личностного иммунитета. Именно благодаря нейтрализации чужие до последнего момента личности становятся ближе самых родных. В основе влюбленности – зов пола (sex appeal), от которого произошло русское прилагательное сексапильный. Длительное сексуальное воздержание и алкоголь способны на короткое время физически сблизить партнеров, но для личностного сближения этого недостаточно. В отличие от спонтанного полового акта и платонической любви с первого взгляда настоящая любовь основывается на душевной и физической близости. Говоря об инстинктивном притяжении партнеров и любви, нельзя забывать, что задача инстинктов – отнюдь не в достижении длительного моногамного союза, даже наоборот. Ведь в целях продолжения своего вида инстинкты толкают самцов оплодотворить как можно больше генетически подходящих самок, а самок – зачать от разных отборных самцов.

    Инстинктивное притяжение двоих можно назвать любовью лишь с оговорками. Ведь любовь – это взаимное чувство душевно и физически близких людей, личностей, а для такого сближения нужны годы.

    Через неделю Ириска закончила ходить на занятия по ликвидации сексуальной безграмотности. Она позвонила мне и радостно сообщила, что хочет пройти практический курс и попробовать себя в разных ролях.

    – Зачем это тебе? – настороженно поинтересовалась я. – Ты и так уже секс-бомба.

    – Ролевые игры кажутся мне необходимыми, – ответила она, – конечно, в разумных пределах. А тут есть возможность проникнуть в клуб «Свист». Нора пообещала мне помочь.

    – В качестве кого? – испугалась я.

    – Не буду по телефону, – хихикнула Ириска. – Тебя тоже приглашают. Поедешь?

    – Даже не знаю.

    – И знать нечего! Сегодня в восемь вечера, Оля. И никаких возражений! – строго сказала она.

    Услышав такой не свойственный для нее металл в голосе, я улыбнулась и согласилась. Мы встретились в семь в метро. Ириска была крайне перевозбуждена. Я смотрела на нее в недоумении. Но она выглядела отлично и явно похудела. В лице появилась одухотворенность и какая-то мечтательность.

    – А ты здорово выглядишь, – заметила я.

    – Спасибо! И чувствую себя замечательно. Такая бодрость!

    – Только излишне нервничаешь! – добавила я.

    Но, когда мы приехали в клуб «Свист», я поняла, отчего Ириска была так взволнованна. Нора встретила нас на пороге и провела в небольшую комнату, типа раздевалки с большим зеркалом и шкафчиками.

    – Оля тоже участвует? – поинтересовалась она.

    – Пока не знаю, но сейчас выясню, – усмехнулась Ириска.

    Нора улыбнулась и вышла.

    – Что ты затеяла? – строго спросила я.

    Но Ириска не ответила. Она раскрыла один из шкафов и, к моему изумлению, достала латексный костюм. Я такие лишь в порнофильмах видела. Но Ириска спокойно начала переодеваться. Она с трудом надела плотно обтянувшие ее черные шорты, затем короткий топ с большим вырезом, черные чулки, туфли на невозможно высоком каблуке, пояс с множеством заклепок и прикрепленной к нему плеткой. В довершение черная бархатная полумаска закрыла верхнюю часть ее лица. Накрасив губы ярко-алой помадой, она повернулась ко мне.

    – Что это все значит? – наконец обрела я дар речи.

    – Дебютирую в роли госпожи для постоянного клиента и его любопытствующего друга, – невозмутимо пояснила Ириска. – Там еще один комплект имеется. Хочешь?

    – С ума ты сошла! – возмутилась я. – Мне-то это зачем?!

    – Так, приколоться, – усмехнулась она.

    Но тут же стала строгой. Сняв плетку с пояса, несколько раз ударила ею по краю гримировочного столика.

    – Отлично, – довольно сказала Ириска. – Я ему покажу, как искать развлечения на стороне! И тем более в садо-мазо клубе! Еще не хватало, чтобы он втянулся в это дело! Помнишь, на том злополучном файле и такая тематика присутствовала? Как я? – спросила она, резко развернувшись ко мне.

    – Я в шоке, – созналась я. – И тебя практически невозможно узнать.

    – Сейчас нас пригласят к клиентам в VIP-апартаменты, – тихо проговорила она. – Но ты, боюсь, всю малину испортишь, раз не хочешь переодеться.

    – Может, я за дверью постою? – неуверенно предложила я.

    – Сейчас у Норы спросим, – сказала Ириска. – Она обещала за нами прийти.

    И действительно, минут через двадцать появилась Нора. Она окинула Ириску цепким взглядом и осталась довольна.

    – И помни, – напутствовала она, – главное, жесткость и внутренний стержень. Мужчины это сразу чувствуют. А иначе ничего не выйдет. Я представлю тебя как госпожу Ирис.

    – Чудненько, – обрадовалась Ириска и вновь ударила плеткой по столу. – Я готова.

    – Но помни, что это игра, – добавила Нора.

    – А мне как посмотреть? – спросила я. – Не могу же я пропустить такое зрелище!

    – Мечтаешь увидеть моего Левку под пятой у госпожи? – усмехнулась Ириска.

    – А что, это он будет в роли твоего клиента?! – опешила я.

    – А ты еще не поняла? – расхохоталась она. – Я же говорю, что Нора все устроила. Но Левка лишь иногда сопровождает своего приятеля, который является членом этого клуба. И сам, по словам Норы, в играх не участвует. Вот и хочу отучить его раз и навсегда!

    – Ну-ну, – только и сказала я.

    – Готовы? – поинтересовалась Нора. – Тогда пошли!

    Она вышла из гримерной, Ириска, помахивая плеткой и слегка пошатываясь на высоченных каблуках, двинулась за ней, а я поплелась в хвосте, испытывая смесь любопытства и робости. Никогда не могла и предположить, что моя застенчивая и закомплексованная подруга пойдет на такое. Но, возможно, так и нужно бороться за свою любовь – всеми способами, даже такими неординарными.

    Нора остановилась у красной шелковой портьеры. Возле нее был закуток со столиком и диванчиком.

    – Оля, вы можете подождать здесь, – сказала она.

    – Но… – начала я.

    – Садись и тихо! – прошептала Ириска.

    Я плюхнулась на диван и замолчала. Нора откинула портьеру и пропустила Ириску. Я пододвинулась и увидела щель между портьерами. Прильнув, затаилась и стала наблюдать. Помещение было небольшое, полутемное и уютное. Кресла и диваны, обтянутые тисненой кожей густого шоколадного цвета, темно-красный ковер на полу, массивный столик. За ним сидел Лева в компании какого-то полноватого блондина. Я вспомнила, что это приятель Левы по имени Слава. Они пили виски и курили сигары. Все это напомнило мне кадр из какого-нибудь голливудского фильма о гангстерах, и меня разобрал смех. Но в этот момент появились Нора и Ириска. Мужчины сразу встали.

    – Господа, – немного торжественно начала Нора, – позвольте вам представить мадам Ирис.

    Нора чуть наклонила голову и удалилась. Она вернулась за портьеры. Я лишь услышала, как она устраивается рядом со мной, но даже не повернула головы, так как не могла оторваться от зрелища.

    В помещении воцарилась тишина. Мужчины все еще стояли, Ириска тоже.

    – Я так и знала, – пробормотала Нора.

    И я глянула на нее.

    – Сложно вот так сразу войти в роль, – пояснила она, улыбнувшись мне. – Не каждая это может.

    Но Ириска в этот момент вышла из ступора, потому что мы услышали, как она довольно сердито проговорила:

    – И кто тебе, паршивец, разрешил садиться?! А?!

    Мы обе прильнули к щели между портьерами. Оказалось, что она обратилась так к Леве, который, видимо, хотел сесть на диван. Он удивленно смотрел на нее, но садиться медлил.

    – А ты, мудило, какого черта при мне пьешь виски?! – еще более грозно спросила она и ловко выбила плеткой стакан из рук Славы.

    – Простите, госпожа, – тут же сказал он и, к моему удивлению, грохнулся перед ней на колени.

    Лева воззрился на него с изумлением, потом поставил свой стакан на стол.

    – Хорошо, – прошептала Нора. – Пока все идет хорошо. Главное, чтобы Ирина не вошла во вкус и не переборщила.

    – Что творится, что делается, – пробормотала я. – Вот уж чего от нее не ожидала!

    – А это затягивает, – пояснила Нора. – Стоит лишь один раз почувствовать свою власть над мужчиной, и потом от этого трудно отказаться и хочется еще.

    – Возможно, – ответила я, – но не при помощи же плетки!

    – Дело во внутренней уверенности и силе. А плетка так, антураж, – сказала Нора. – Ведь все пока на уровне игры, не больше.

    «Надеюсь, что все на этом уровне и останется», – подумала я, наблюдая за лицом Левы.

    Он явно не узнавал свою жену и смотрел на нее с любопытством.

    – Встань, раб, – сказала в этот момент Ириска и кончиком рукоятки приподняла за подбородок все еще стоящего на коленях Славу.

    – Не смею, госпожа Ирис, – тихо ответил он.

    – Ну я-то хоть могу сесть? – поинтересовался Лева, усмехнувшись, и взял свой стакан с недопитым виски со столика.

    – Сейчас решаю только я, что кому можно, а что нельзя, – сурово ответила Ириска и взмахнула плеткой.

    Лева мгновенно поставил стакан и глянул на нее с явной опаской.

    – Простите, госпожа, – сказал он. – Но вы кажетесь мне отчего-то знакомой. Особенно ваш голос. И это меня странно возбуждает. А можно остаться с вами наедине?

    – Не гоните меня, госпожа, – тут же захныкал Слава и поднял голову. – Я буду нем и глух, и вы даже не заметите моего присутствия.

    – Убирайся вон! – ни на секунду не задумавшись, заявила Ириска и указала плеткой на дверь. – Ну?! – прикрикнула она.

    – Повезло тебе, Лева, – тихо сказал Слава, вставая с колен. – Но ведь ты не по этой части!

    – Во-о-он! – заорала Ириска таким голосом, что даже у меня холодок побежал по спине.

    И Слава опрометью бросился из комнаты. Он вылетел в дверь, находившуюся напротив портьер, за которыми мы затаились. И я вздохнула с невольным облегчением.

    – Садись, – сказала в этот момент Ириска более спокойным тоном.

    Лева внимательно вгляделся в нее. Потом сел.

    – Виски, госпожа? – учтиво поинтересовался он.

    – Шампанское, – сухо ответила она.

    – Момент!

    Лева позвонил в колокольчик, который взял со стола. Почти тут же из двери появилась полуобнаженная девушка в маске. Скоро она принесла шампанское в серебряном ведерке. Молча поклонившись, она поставила его на стол.

    – Проваливай, – сказала ей Ириска.

    Девушка низко поклонилась и скрылась за дверью. Лева открыл шампанское.

    – За прекрасную и таинственную Ирис, – провозгласил он тост.

    Потом улыбнулся и добавил:

    – Странно, но мою жену с детства все зовут Ириска.

    – И какая она? – чуть охрипшим голосом поинтересовалась Ириска.

    – Знаете, при всем моем к вам уважении обсуждать тут мою жену я не намерен, – ответил Лева.

    – Молчать, скотина! – неожиданно взвизгнула она и вскочила. – Надоело мне смотреть на тебя, придурок! Жену он не намерен обсуждать! А что ты вообще тогда тут делаешь, если ты такой семьянин?!

    – Я?! – растерялся Лева. – Так, ради любопытства… с другом иногда захаживаю. Зря вы так со мной, госпожа. Я ведь не мазо и никогда им не буду. Вы сами захотели со мной остаться и выгнали Славу. А он бы как раз с удовольствием! А я так просто с вами общаюсь.

    Ириска вновь села. Видно было, что она о чем-то раздумывает.

    – Я сейчас, – сказала она после паузы, встала и стремительно пошла к портьерам.

    – О’кей, – немного удивленно ответил Лева, провожая ее взглядом.

    – Ой, не могу больше, – задыхаясь, проговорила она, когда подошла к нам. – Просто не знаю, что делать! Так и тянет снять маску и насладиться зрелищем его изумленной физиономии.

    – Но ведь это в твои планы не входило, – заметила Нора. – Ты же хотела дома предстать перед ним в этом образе. Это более законченный план.

    – Оль, а ты что посоветуешь? – повернулась она ко мне.

    – Да что я? Сама решай. Но представляю, какой это будет шок!

    Ириска повернулась и нырнула за портьеру. А мы вновь прильнули к щели. Лева при ее появлении поднял голову.

    – Вы одна? – сказал он и глотнул виски. – А я думал, за Славкой пошли.

    – Ты не мазо, – четко проговорила Ириска. – Но и я не госпожа!

    – В смысле? – заулыбался Лева.

    Она сняла маску и стерла салфеткой красную помаду. Затем остановилась перед застывшим Левой. Он сидел неподвижно и не сводил с нее округлившихся глаз. Ириска отбросила плетку.

    – И…Ира? – дрогнувшим голосом сказал Лева. – Это ты?!

    – Я, я, жена твоя, – ворчливо ответила она. – И поехали домой, милый!

    Лева больше ничего не стал говорить, обхватил ее за талию и притянул к себе. Мы отпрянули от портьеры и посмотрели друг на друга. Нора улыбалась.

    – Вот и все, – тихо проговорила она. – Но ваша подруга молодец! Так с мужьями и нужно. Эта сильнейшая встряска даст толчок новой вспышке их чувства. В этом я уверена.

    – Не сомневаюсь, – улыбнулась я.

    Лекция № 3

    Мужчины по природе своей полигамны, это известно всем. И это обусловлено инстинктом продолжения рода. Оставить как можно больше семени в наибольшем количестве самок – вот что заложено в подсознании каждого мужчины. И это понятно. Такое поведение дает возможность зачать как можно больше детей, причем с самыми разнообразными генетическими вариантами. И что же остается нам, женщинам? Ведь мы хотим, чтобы любимый принадлежал лишь нам и никогда не смотрел на сторону. Давайте задумаемся, как сделать так, чтобы наш мужчина постоянно был в тонусе, чтобы у него создавалась иллюзия, что он общается с разными женщинами. Ответ лежит на поверхности – сексуальные эротические игры с элементами театрализации и использованием фетишей. Если представать перед любимым в постоянно меняющихся обликах, то он вскоре запутается, с какой женщиной живет на самом деле. И не побежит искать разнообразия на стороне. И если не доводить до крайностей, то ролевые игры могут стать той изюминкой, которая внесет свежую струю в сексуальную жизнь любой пары.

    Вот несколько сценариев игр, реализующих особо распространенные мужские фетиши.


    Ученик и строгая учительница

    Для этой игры вам понадобятся строгий деловой костюм и туфли на высокой шпильке. Волосы лучше убрать со лба, косметикой не пользоваться, на нос надеть очки с простыми стеклами, в руки взять указку. Белье под костюм не надевать. Обязательно чулки. Текст примерно следующий:

    – Вы почему опоздали на урок, ученик? Вы будете наказаны! Оставлю вас после уроков, но что вам нужно будет сделать, скажу позже. А сейчас отвечайте то, что вам было задано. Как забыли?

    Указкой слегка хлопнуть «ученика» по ягодицам. Потом поправить очки, сделать строгое лицо и продолжить:

    – Встаньте у стола и отвечайте урок! Вам был задан доклад на тему «мужской пенис». Начинайте!

    «Ученик» включается в игру и что-то начинает лепетать о своем пенисе. Вы указкой проводите по его ширинке и говорите:

    – А сейчас покажите наглядно. Или я сама должна вам расстегивать?

    Обычно уже на этом месте «наглядный материал» в полной боевой. Когда ширинка расстегнута, вы указкой слегка проводите по члену и комментируете на свой вкус. Дальше игра развивается произвольно. Но когда «ученик» бросится на вас и завалит прямо на стол, не забудьте вставить, что за такое плохое поведение он будет обязательно наказан и что вы сообщите родителям. Обычно факт, что под строгим костюмом учительницы не оказывается трусов и доступ полностью открыт, сводит мужчин с ума. И бурный секс вам гарантирован.


    Развратная медсестра

    Для этой игры приобретите медицинский халат и шапочку. Это продается в аптеках и стоит копейки. И желательно белые чулки. Затем вы в полном облачении предлагаете пациенту провести ряд гигиенических процедур. Для начала моете его в ванной, затем укладываете в постель, сообщив, что врач прописал постельный режим. Потом делаете легкий массаж и говорите, что необходим тщательный осмотр детородного органа. Осматривая, не устаете восхищаться его видом. Дело завершается минетом. При этом, когда «пациент» кончил, извиняетесь и просите не говорить врачу о вашем развратном поведении.

    Более продвинутые пары часто прибегают в этой игре к массажу простаты.


    Босс и секретарша

    Тут особых пояснений, думаю, не требуется. Оденьтесь в стиле секретарши, не забудьте чулки и очки. Примите строгий деловой вид. А дальше? Дальше все на редкость просто. Вы, как хорошо вышколенная секретарша, в полном прикиде, можете просто подловить своего любимого дома, когда тот мирно сидит за столом и читает газету. Или когда он работает на компьютере. Вы выговариваете ему, что он слишком много работает и явно переутомляется. Но вы, как опытная секретарша, знаете способ снять напряжение. Для начала делаете массаж воротниковой зоны. Затем забираетесь на четвереньках под стол и начинаете делать ему минет. Поверьте, если вы не затеяли подобную игру заранее, вместе, ваш любимый будет в шоке. В хорошем смысле этого слова. И вряд ли откажется продолжить столь захватывающее занятие.


    Девушка по вызову

    Исполнение роли девушки по вызову доступно практически любой женщине, так как обычно не требует дополнительной подготовки с точки зрения обновления гардероба. Вызывающе короткая юбка, чулки – желательно в сеточку, туфли на самом высоком каблуке и полупрозрачная блузка, демонстрирующая отсутствие нижнего белья, уже создадут необходимый облик. Единственное, что можно порекомендовать купить, – парик. Все это в сочетании с ярким, вульгарным и вызывающим макияжем не оставит вашего любимого равнодушным. Кстати, тут следует сделать небольшую оговорку: возможно, взглянув на себя в зеркало, вы воскликните «какая безвкусица!», после чего будете бороться с непреодолимым желанием хотя бы смыть косметику. Этого делать не стоит. У мужчин выработан стойкий стереотип по поводу раскраса доступных женщин. Сама же игра проста, как и профессия, представительницу которой вы собираетесь изобразить. Вы выполняете все его желания, а за это взимаете материальные ценности. Изюминкой будет требование заплатить наличными, которые совершенно спокойно можно присвоить в конце игры, а потом потратить на что-нибудь приятное.


    Естественно, ролевые игры не ограничиваются описанными выше сценариями. Они приведены только как примеры, способные стимулировать ваше воображение. А оно вам понадобится, ведь разнообразие требует постоянной смены образов.

    И парочка советов: всегда имейте в запасе чулки. Они выгодно отличаются от колготок свободой доступа к некоторым интересным для мужчин частям тела. Естественно, ходить в чулках на работу совершенно необязательно. Они вполне могут быть одеждой для спальни. Приобретите туфли на высоченном каблуке. И не надо смотреть на них с опаской, прикидывая, сколько шагов вы сможете сделать до того, как упадете. Вы их сделаете ровно столько, сколько необходимо для того, чтобы упасть в постель. А лежать в подобной обуви можно точно так же, как и в любой другой.

    Начало июня в Москве было необычайно жарким, и я большую часть времени проводила на даче. Ник звонил ежедневно, но я не отвечала. И постепенно начала успокаиваться. То, что я тогда почувствовала к нему, стало казаться нелепым и надуманным, к тому же чисто физиологическим. Я копалась в огороде, ходила на речку, гуляла в лесу, по вечерам сидела на лавочке возле дома и наслаждалась наступающей прохладой и тишиной. Дочки периодически ко мне приезжали и сообщали последние новости. Они обе учились в институтах и были заняты подготовкой к экзаменам. Как-то субботним вечером заявились девчонки. Их привез Саша на своем джипе, что меня несколько удивило. Лена, когда звонила мне, не сказала, что он тоже приедет. Ириска похудела еще больше и выглядела явно лучше. Она словно излучала счастье и без конца улыбалась каким-то своим затаенным мыслям.

    – Долго ты тут будешь сидеть? – поинтересовалась она, идя следом за мной в огород за свежей петрушкой и укропом. – Такое ощущение, что ты от кого-то прячешься. У тебя дел никаких, что ли, в городе нет? Вроде третья часть мемуаров гейши готовится к печати. Ты же всегда смотрела корректуру.

    – Да, да, – рассеянно ответила я, склоняясь к грядке с петрушкой. – Вы когда обратно?

    – Так завтра уже, – сказала Ириска. – Ленка решила из города уехать, хотя бы на день сменить обстановку. Она последнее время особо нервная. И тут еще Саша с нами увязался. Никто и не ожидал. Ленка вроде машину на профилактику поставила, должна была вчера забрать, да что-то там не в порядке. Вот он и взялся нас доставить. Но тип, я тебе скажу, неприятный.

    – Красавец, – заметила я. – Загорел еще, глаза такие яркие. Прям модель для модного журнала.

    – И что? – хмыкнула Ириска. – Зато много о себе понимает. Я вначале обижалась, видя, что он с нами сквозь зубы разговаривает. Но потом заметила, что он так со всеми. Представляешь, что он на самом деле обо всех думает?

    – Но Ленку-то он любит? – спросила я и пошла к бочке с водой.

    Ириска поплелась за мной, по пути вырвав несколько редисок.

    – Любит? – переспросила она и села у бочки на пенек. – Да разве такие товарищи способны?

    – А у тебя как? – поинтересовалась я, видя, что она замолчала. – Лева уже не изучает файлы с порнушкой?

    – А то! – тут же оживилась Ириска и засмеялась. – Я сейчас сама вместо такого файла. Бесплатное пособие по сексуальным утехам. Ты не представляешь, как все сейчас у нас бурно и часто. Лева, правда, какое-то время дулся на мой выход в качестве госпожи. Говорил, что незачем мне было появляться в таком заведении и можно было все это дома устроить. Но я-то вижу, как он сразу возбуждается при воспоминании об этом. И все еще смотрит на меня с изумлением. Будет знать, что такое любящая женщина! Вот бы и тебе так сильно полюбить кого-нибудь, Оль, – неожиданно добавила она. – А то столько лет назад развелась и все одна. Это ненормально!

    – Давай не будем, – вяло ответила я.

    И почему-то вспомнила продолговатые глаза Ника.

    – Ты сильно похудела, – заметила я, чтобы перевести разговор в другое русло. – Но выглядишь отлично. Давай делись, как удалось!

    – Так это так называемая психологическая диета, – тут же оживилась Ириска. – Я уже девчонкам рассказала.

    – Эффект на лицо, – сказала я. – И в чем суть?

    – Знаешь, Оль, я тебе лучше ее запишу, а то неохота рассказывать. Хорошо?

    – Договорились, – кивнула я. – А то мне тоже не мешает сбросить явно лишние пару-тройку кило.

    Поздно вечером после ужина мы уселись за деревянным столом и начали вяло перебрасываться замечаниями. Злата выглядела уставшей, Ириска то и дело замолкала, думая о своем, Лена и Саша сидели тесно прижавшись друг к другу и периодически целовались. Разговор не клеился. Я исподтишка наблюдала за влюбленной парочкой, недоумевая, почему мы все так настроились против Саши. Он был, несомненно, умен, успешен и хорош собой. И к Лене относился с нежностью и заботой. Его синие глаза в обрамлении черных ресниц, гладко зачесанные назад черные волосы, загорелая кожа производили благоприятное впечатление. Саша с первого взгляда нравился, но что-то потом начинало отталкивать. И трудно было понять, что. Видимо, особая небрежная манера общения, словно он говорил с вами из вежливости и не более того, но на самом деле интересовался лишь своей персоной.

    «И каков он в постели? – мелькнула неожиданная мысль, и я невольно начала улыбаться. – Наверняка упивается и там своей неповторимостью и уникальностью. А ведь это не совсем приятно для партнерши. Но Ленка, видно, влюблена по уши. А может, и он ее любит, да показывать посторонним не хочет? Может, я просто ей завидую, что такого мужика отхватила? И девчонки тоже?»

    Но, заглянув в глубь души, я поняла, что там нет даже тени зависти и что Саша инстинктивно мне не нравится.

    В этот момент я поймала на себе его внимательный взгляд. Видимо, моя улыбка его чем-то не устраивала. Я тут же погасила ее и посмотрела на Сашу с нарочито безразличным видом.

    – Лена как-то сообщила мне, что не ты написала все эти книги, – сказал он и улыбнулся.

    Но в глубине глаз остался холодок.

    – Нет, не я. А что? – удивилась я такой теме.

    – Да тут случайно в сети увидел заметку о муже Лены Берковой, – продолжил Саша. – Ну, этой нашей порнозвездишки. Она в одной из книг выведена как Лена Перкова.

    – И что? – пожала плечами Ириска. – Мало ли в инете всякой информации!

    – Это так, – согласился Саша. – Но я подумал, что это будет интересно мадам Лазоревой. Даже напечатал. Хотел с Леной передать. Да сам тут оказался. Вам, девочки, не стоит так легкомысленно относиться к таким вещам!

    Саша полез в кармашек рубашки и достал свернутый листок.

    – Милый, ну зачем? – попыталась остановить его Лена. – Только Ольгу расстраивать. Я бы сама ей потом сказала.

    – И что там? – заинтересовалась я, правда, без особого энтузиазма.

    После выхода книг, особенно почему-то «Я – порнозвезда» и «Порнозвезда с Рублевки», в сети появилось много отзывов. Одни необычайно восторгались этими записями, другие сильно ругали. Но равнодушных не было. И все, естественно, были уверены, что все это сочинила я, хотя в предисловии мы указали, каким образом ко мне попали эти материалы.

    Кстати, именно сюда, вот на эту самую дачу, бомж принес мне дамскую сумочку с целью продать. И в ней я обнаружила диски с записками девушки, ставшей порнозвездой. Надо сказать, что все фамилии и имена мы изменили самостоятельно. Но история, видимо, не закончилась.

    Я взяла листок, протянутый Сашей, развернула его и медленно прочитала вслух:

    «Муж Берковой выбил зубы композитору… А сейчас Володя жаждет расправы с автором книги «Я – порнозвезда», в которой Лена выведена под фамилией Перкова. Сначала он думал, что это мы с тобой решили подзаработать и написали под псевдонимом эту книгу. «Мне что, больше делать нечего, как писать такую фигню», – возмутился я. В итоге он склонился к мысли, что за псевдонимом скрывается один питерский порнограф, который постоянно пытается делать себе пиар на имени Лены. Думаю, ему придется несладко, когда Володя до него доберется».

    – Офигеть! – громко и возмущенно заметила Злата. – И что сейчас делать?

    – Снять штаны и бегать, – улыбнулся Саша. – Не думаю, что это представляет какую-то реальную угрозу для Ольги.

    – Все равно напряжно, – сказала Ириска и с тревогой посмотрела на меня.

    – Если что, у меня есть хороший юрист, – вставила Лена. – И частный детектив, – добавила она.

    – Дамы, вы абсолютно зря всполошились, – усмехнулся Саша. – Все это очередная газетная «утка». Вы же умницы и понимаете, что такое рейтинги. Тут все в ход идет. Да, киса? – повернулся он к Лене.

    Она пожала плечами. Все замолчали. Не скажу, что эта заметка меня порадовала. Сердце неприятно сжалось, я почувствовала вполне отчетливый страх. И решила, что завтра вернусь в город.

    «Нужно съездить в издательство, – думала я, – и предупредить Сашу. Хотя, насколько я знаю, он никогда не будет разглашать никакие сведения, касающиеся личности авторов».

    Саша – это мой приятель, тот самый редактор, с легкой руки которого и появились все эти книги.

    – Давайте-ка спать, – сказала Ириска. – Поздно уже. И, как известно, утро вечера мудренее.

    – Мы еще хотим погулять, – тихо проговорила Лена и встала, потянув Сашу за руку. – Пойдем к реке, милый!

    – Там комаров наверняка тучи, – нехотя ответил он, вставая.

    – А мы кремом намажемся, – улыбнулась Лена.

    – Ну хорошо, – нехотя согласился Саша.

    Он сходил в дом, взял пиджак. И они отправились за калитку.

    – Дело молодое, – заметила Ириска, провожая их прильнувшие друг к другу фигуры задумчивым взглядом. – И трахаться всегда охота. И везде, – добавила она.

    – Чего?! – расхохоталась Злата. – Ну ты, мать, раскрепостилась дальше некуда! Прям страшно за тебя становится!

    – Вас не поймешь! – обиделась Ириска. – То все твердили мне, что я слишком зажата. А теперь опять недовольны. Вы же сами всегда что думаете, то и говорите.

    – Слушайте, но я не поняла, зачем он эту заметку Оле привез? – сказала Злата.

    – Предупредить, – ответила я. – Хотя, конечно, неприятно. Тем более я тут ни при чем. Да и надо заметить, что о Берковой в книгах текста немного, и ничего обидного. Можно подумать, ее муж не в курсе, что она снимается в жестком порно, где ее имеют во все отверстия!

    – Да выбрось ты все это из головы! – посоветовала Злата. – Тоже мне причина волноваться! Как, кстати, там твой малолетка поживает? – спросила она совсем некстати.

    – Кто? – искренне удивилась я.

    – Никитка, сосед мой по даче, – пояснила Ириска.

    И они обе посмотрели на меня, словно следователи на допросе преступника.

    – А я откуда знаю? – пожала я плечами и постаралась сделать равнодушное лицо.

    Но почувствовала, как щеки предательски покраснели. Хорошо, что на улице уже стемнело.

    – Спрашивал он про тебя, – сказала Ириска. – Мы недавно с ним на даче столкнулись. Он интересовался, как ты поживаешь.

    – И что? Я-то тут при чем? – возмутилась я и встала. – Я и правда пойду уже спать. Завтра хочу с вами в Москву вернуться.

    – Иди, – ответила Злата. – А я хочу искупаться в речке перед сном.

    – С ума сошла? – остановила я ее. – Там и правда комаров полно. Да еще и парочки в кустах сама знаешь чем занимаются. И наши влюбленные голубки туда же направились.

    – И правда, Златка, чего ты на реке в это время забыла? – поддержала меня Ириска. – Пошли лучше по улице пройдемся, если тебе еще спать неохота.

    Они вышли за калитку, а я отправилась в дом. Настроение оставляло желать лучшего. И дело было даже не в газетной заметке. У меня из головы не выходили слова Ириски о Никите.

    «Спрашивал, значит, – думала я, разбирая постель, – интересуется все еще. А я на звонки не отвечаю. И чего боюсь? Буду честной сама перед собой: он ведь мне нравится! И сильно! Меня, что называется, к нему тянет. Странно все это!»

    Я улеглась и закрыла глаза. И тут же увидела перед собой лицо Ника, его улыбающиеся губы. Я вздохнула и попыталась не думать о нем. Но так хорошо было вспоминать его поцелуи, его слова, его объятия, что я дала себе волю и погрузилась в мечты, словно мне вновь было восемнадцать лет.

    Цитатник

    Елена Танасис: «У каждого возраста есть свои козыри, и взгляд сорокалетней ухоженной женщины притягивает больше, нежели колени ее юной соседки».

    Коко Шанель: «В двадцать лет лицо женщины от Бога, в тридцать – какое она успела создать себе сама, а в пятьдесят лицо надо заслужить».

    Хелена Рубинштейн: «Нет некрасивых женщин, есть только ленивые».

    Янина Ипохорская: «Молодая красивая женщина – это чудо природы, немолодая красивая женщина – это чудо искусства».

    Софи Лорен: «Никогда не оправдывайте небрежность к своей внешности отсутствием времени. Это пустая отговорка».

    Диета Ириски

    ПЕРВАЯ НЕДЕЛЯ. Едим все, что обычно, но последний прием пищи за четыре часа до сна.

    ВТОРАЯ НЕДЕЛЯ. Едим все, что обычно, но уменьшаем порции на одну треть.

    ТРЕТЬЯ НЕДЕЛЯ. Едим все, что обычно, но уменьшаем порции наполовину.

    ЧЕТВЕРТАЯ НЕДЕЛЯ. Оставляем треть порции.

    ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА

    Всегда последний прием пищи за четыре часа до сна.

    В день едим не меньше пяти раз. Второй завтрак и полдник заменяем на яблоко и кефир.

    Употребляем по возможности меньше жирных продуктов.

    При достижении нужного веса:

    Продолжаем есть за четыре часа до сна.

    Употребляем по возможности меньше жирных продуктов.

    Едим не меньше пяти раз в день, но порции немного увеличиваем.

    Один раз в неделю – разгрузочный день «наоборот», то есть можно позволить себе то, чего особенно хочется.

    Увеличиваем физическую активность.

    Смысл этой диеты в том, что человек не меняет своих привычек в еде и употребляет все те же любимые и привычные продукты. Но за счет уменьшения порций происходит сжатие желудка и еды требуется меньше. А значит, сокращается потребление калорий. Беда практически всех диет в том, что человек вынужден ломать привычный режим питания, и это сказывается на психике. Возникают нарушения сна, беспричинные раздражения, утомляемость, снижение либидо, часто депрессия.

    Но, когда придерживаются этой диеты, такого не происходит. Любите вы шоколадный торт – не отказывайте себе, просто возьмите кусочек намного тоньше, чем обычно, и ешьте его медленнее. Ощущение будет, что вы съели привычную порцию, и вы будете чувствовать себя спокойно и не нервничать, что отказываете себе, любимой, в маленьком гастрономическом удовольствии. И так поступайте со всеми продуктами. Ну а разгрузочный день «наоборот» поможет вам справиться с депрессией. Вы знаете, что в один из дней недели можете позволить себе что-нибудь вкусненькое и сколько хочется, и это принесет радость и удовлетворение. И потом сами удивитесь, что «разгрузочные» ужины с каждым разом будут становиться все менее калорийными и меньшими по объему. Потому что, когда вы сбросите лишние килограммы, организм сам будет диктовать вам, что есть и сколько.


    Когда я вернулась в Москву, то первым делом позвонила Саше и сообщила ему о заметке с угрозами в мой адрес. Но он лишь посмеялся и сказал, что это отличный пиар для книги, что продажи возрастут и что я забиваю себе голову всякой ерундой.

    – Не волнуйся, Ольга, – добавил он, – никто из редакции никогда не даст твой телефон и тем более адрес, да и вообще какие-либо сведения о твоей личности. Кстати, пришла корректура третьей гейши. Там много японских фамилий и названий и корректоры наставили вопросов. Их нужно снять. Подъедешь?

    – Хорошо, – согласилась я. – Могу сегодня.

    – Договорились! – обрадовался Саша. – Сама знаешь, я обычно допоздна тут сижу. В общем, жду.

    Но в этот день у меня не получилось поехать в издательство. Только я поговорила с Сашей, как зазвонил мой домашний телефон. Номер не определился, и я с минуту раздумывала, подойти или нет.

    «А вдруг это разъяренный муж Берковой? – мелькнула трусливая мысль. – Не буду брать!»

    Но потом я улыбнулась своим необоснованным страхам, поняв, что они беспочвенны, и сняла трубку. К моему удивлению, это оказалась Таня Кадзи. Она звонила из Токио.

    – Оленька! – взволнованно начала она, после того как поздоровалась. – Как хорошо, что я вас застала! Вы не поможете? Извините, что обращаюсь к вам с подобной просьбой. Но у меня безвыходное положение. Моя правая рука Лизавета сейчас отдыхает на море. Обычно она такими делами занималась. Юко уехала на пару недель к родителям. Я ее отпустила.

    – Успокойтесь, Таня, – ответила я, когда она замолчала. – Я сделаю все, что в моих силах. Я вас слушаю.

    И я зачем-то достала блокнот и ручку и приготовилась записывать.

    – Я вам уже говорила, что в Токио занимаюсь тем, что помогаю девушкам, попавшим в беду. Кто-то остается у меня в школе гейш, кто-то уезжает на родину. Вот и сейчас у меня есть такая девушка. Я встретила ее случайно ночью, когда возвращалась с вечеринки. Зовут ее Лика, говорит, что ей восемнадцать, но выглядит явно моложе. Я ехала домой, а живу я в районе Асакуса, и вот вижу, как по тротуару бредет тоненькая девушка с длинными распущенными волосами. При свете фонарей они золотились и сразу привлекали внимание. Я попросила водителя ехать медленнее. Что-то в поведении девушки настораживало. Редкие прохожие тоже оглядывались на нее. И вдруг она пошатнулась, схватилась за каменный фонарь-торо и сползла на тротуар. Я тут же попросила остановить машину и поспешила к ней.

    Таня замолчала, явно переводя дух, так как говорила она быстро. Я ждала продолжения. В трубке раздалось позвякивание стекла и журчание воды. Таня явно решила попить.

    – Когда я подбежала, Лика была без сознания, – вновь заговорила она после паузы. – Ее глаза закатились, лицо посерело. Водитель помог мне донести ее до машины. Там я привела ее в чувство и хотела доставить в ближайшую больницу. Но при ней не оказалось никаких документов. Лика тут же начала плакать и просить, чтобы я не оставляла ее на улице. Услышав русскую речь, я обрадовалась и ответила ей, что она может на меня положиться. «Вы тоже русская?» – изумилась она, внимательно вглядываясь в меня. Но так как я была в полном гриме гейши и парадном кимоно, она явно не верила своим глазам. Я успокоила ее, сказав, что работаю гейшей, но сама из России. Лика сжалась и всхлипнула. Она отодвинулась от меня подальше и смотрела с испугом. Потом сказала, что сбежала из борделя не для того, чтобы попасть в следующий.

    Таня вновь замолчала и вздохнула.

    – Да, я знаю это распространенное мнение среди соотечественников, что гейши – элитные проститутки, – сказала я, видя, что пауза затянулась.

    – Это так, – подхватила Таня. – И Лика тоже так думала. Я попыталась объяснить ей, что она ошибается, но она была так напугана и измучена, что плохо понимала мои слова. Тогда я отвезла ее к себе домой. Я боялась, что Лика все-таки думает, что я шлюха, и попытается ночью уйти. Но она спокойно проспала до утра. А потом рассказала мне, как попала в Токио.

    Я слушала Таню и думала, что история ее подопечной типична для провинциальных девушек, стремящихся в столицу. Она приехала в поисках красивой жизни. Модель, актриса, звезда – все девчонки мечтают об этом, и особенно в провинции. Думают, что в Москве их ждут не дождутся. Лика с подружкой сняли комнату где-то на окраине, стали обивать пороги студий, ходить на кастинги. Потом увидели объявление о работе по контракту за рубежом. Нанимались, как хостесс, а попали в бордель. В общем, все как всегда. Хорошо еще, что ей удалось сбежать.

    – Но Лика отказалась остаться в школе гейш, – сказала Таня. – И ее некому встретить в Москве, так сложилось. Олечка, если возможно, приезжайте в Шереметьево завтра и сопроводите ее на вокзал. Вот и вся моя просьба.

    «Лика в принципе и сама взрослая девочка, – подумала я с легким недоумением, – могла бы и без моей помощи добраться».

    – Понимаете, Ольга, – серьезно продолжила Таня, – эти девочки на самом деле находятся в ужасном психологическом состоянии. Бывали случаи, когда они сбегали прямо из аэропорта и вновь попадали в неприятные ситуации. Жаль, Лиза сейчас отсутствует. Она уж знает, что и как.

    – Не волнуйтесь, Таня, – твердо проговорила я. – Диктуйте номер рейса и время. Я завтра обязательно встречу вашу подопечную и отправлю ее домой.

    – Спасибо вам огромное, – обрадовалась Таня. – Я потом позвоню вам обязательно.

    Я записала нужные сведения и распрощалась с ней. Затем начала звонить на вокзал, чтобы выяснить насчет билетов. Но с этим оказались проблемы, так как направление было южное. Лика жила в поселке недалеко от Феодосии.

    «Может, посадить ее на самолет? – подумала я. – А там она уже доберется на чем-нибудь».

    Но и на самолеты билетов на завтра не было.

    «И куда я ее пока устрою? – озадачилась я. – Не ко мне же!»

    Я живу в двушке, к тому же с двумя взрослыми дочками. Правда, они почти все время отсутствуют по самым разным причинам. Особенно младшая, Варя. Ей двадцать, и у нее сейчас любовь не на жизнь, а на смерть, так что она практически постоянно у своего мальчика. Но все равно. Я посмотрела цены в гостиницах и в частных квартирах, сдающихся посуточно, и впечатлилась. Это было нереально. Таня предупредила, что ее организация выделяет девушкам определенную сумму и оплачивает билеты. Но этого было явно недостаточно.

    И я позвонила Лене. Вкратце объяснив ситуацию, попросила совета. Лена быстро проговорила, что она на презентации, что я беспокою ее по пустякам и что ее квартира в Куркино сейчас свободна, так как она после работы практически всегда едет к Саше.

    – Заезжай сегодня ко мне на работу, бери ключи и устраивай девушку. Пусть живет, сколько понадобится. Пока! – сказал она и положила трубку.

    «Вот и отлично! – обрадовалась я. – Как все просто решилось! Но в издательство я сегодня не успею. Надо Сашу предупредить».

    Я позвонила ему и все рассказала. Он в первую минуту потерял дар речи от изумления.

    – Бог мой, – задумчиво проговорил он, когда пришел в себя, – какой отличный материал для книги. Тем более мемуары продаются лучше всего из этой серии. Только куда бы его применить?

    – Господи, Саша, – засмеялась я, – и о чем ты только думаешь? Что значит журналистская закваска!

    Саша по образованию журналист и несколько лет работал по специальности.

    – О деле, – ответил он. – Но тебя сегодня не ждать?

    – И завтра тоже. Пока я ее встречу да устрою! Хотя, возможно, вечером подъеду. Ты же все равно допоздна засиживаешься!

    Мы попрощались, и я стала собираться, чтобы ехать за ключами.

    На улице стояла жара несусветная. Когда я приехала в агентство Лены, даже голова кружилась.

    «Давно пора купить соломенную шляпку, – думала я, чувствуя вполне отчетливую дурноту, – а то когда-нибудь упаду прямо на улице от солнечного удара».

    Лена ждала меня на ресепш с очень озабоченным видом. Она хмуро на меня глянула, заметила, что я неважно выгляжу, и протянула ключи. В агентстве работали кондиционеры, и мне не хотелось выходить из этой прохлады на раскаленную, без единого дуновения ветерка улицу. Лена была свежа и бодра.

    – Слушай, ты отдай ей ключи, и пусть сама добирается, – сказала она. – Насколько я поняла, взрослая девушка, раз за границу уехала работать. Чего с ней нянчиться?

    – Хорошо бы, – обмирающим голосом ответила я. – А то эта жара меня доконала. Утомляюсь мгновенно. Но ситуация не так проста, как кажется.

    – Да-да, ты говорила, – пробормотала Лена и глянула на часы. – Знаешь, Оль, я бы с удовольствием посидела с тобой где-нибудь в кафе, но у меня сегодня напряженный день.

    – Что ты, Ленусь, – ответила я, – понимаю! И не прошу. Ты и так выручила меня! А ты… – начала я и замялась.

    – Что такое? – уже явно раздражаясь, спросила Лена.

    – Ты не боишься пускать в дом незнакомого человека?

    – Знаешь, не этого нужно бояться по жизни, – усмехнулась она. – К тому же, как я понимаю, это всего на пару дней.

    – Спасибо. Я пойду, пожалуй.

    Я вышла на улицу и тут же ощутила, как жара буквально упала мне на плечи и словно придавила меня. Раскаленный асфальт, стены домов, движущийся транспорт мощно отдавали тепло. Солнце заливало все вокруг. Небо было безоблачным и словно вылинявшим. Тусклая листва на редких деревьях, растущих вдоль улицы, поникла, стала как будто меньше и совсем не давала тени. Я прошла несколько шагов и явственно почувствовала, как тонкие каблучки моих босоножек продавливают размягченный асфальт.

    «Нет, сегодня точно не поеду в издательство, – подумала я. – Сейчас домой и под прохладный душ. К тому же время к пяти».

    Я поползла в сторону метро. В этот момент зазвонил мобильный. Я отчего-то решила, видимо, мозги от жары расплавились, что это Лена забыла мне что-нибудь сказать, и, не посмотрев на определитель, ответила:

    – Да. Я еще не ушла далеко.

    – А ты где, котенок? – услышала я радостный голос Ника и замолчала.

    – На Пресне, – ответила я после паузы.

    – Вот здорово! Я ж рядом! – оживился он.

    Как выяснилось, «рядом» – это было в пяти остановках на метро.

    – Ужасно хочу тебя увидеть! – начал он. – Ну, пожалуйста! Давай встретимся хоть ненадолго!

    – Мне еще в издательство, – соврала я.

    – Давай кофе попьем, и потом поедешь, – продолжал он канючить. – А то умру от тоски по тебе!

    От его настойчивого, но жалобного тона я даже как-то взбодрилась. Приятно все-таки, когда тебя так упрашивает молодой красивый парень. Я машинально глянула в витрину магазина, мимо которого шла. Выглядела я неплохо в белой льняной юбке, обтягивающей бедра и чуть закрывающей колени, и белой кофточке из жатой марли с ручной вышивкой по вороту. Плетеная сумочка из светлой соломки, бежевые босоножки на каблучке дополняли наряд. Легкий загар делал мое лицо явно моложе.

    «Хорошо, что я постеснялась ехать к Ленке в каких-нибудь летних джинсах или бриджах и сандалиях на плоской подошве», – удовлетворенно подумала я, поправляя волосы, блестевшие на солнце.

    И ответила Нику согласием. Мы договорились, что сходим в «Макдоналдс» на Добрынке. Когда я вышла из метро, Ник уже ждал меня. Увидев красную розу в его руке, я поморщилась, но взяла и поблагодарила.

    – Как ты красива! – вполне искренне сказал он и потянулся поцеловать меня.

    Но я молча отстранилась.

    – Я очень по тебе скучаю, – тихо добавил Ник.

    Мы зашли в «Макдоналдс». Прохлада от работающих кондиционеров мгновенно улучшила мое настроение.

    «Я встретилась лишь затем, – сказала я сама себе, – чтобы до конца прояснить ситуацию. И сейчас серьезно поговорю с ним».

    Мы взяли сок и мороженое и поднялись на второй этаж. Народу было не так много, как обычно, что меня порадовало. Сев за столик, я положила розу и отпила сок. Потом откинулась на спинку стула, глядя на Ника. Он заметно нервничал, хотя старался не показывать вида.

    – Ник, – начала я, собравшись с мыслями, хотя думать совершенно ни о чем не хотелось, – нам пора поговорить.

    – Да, милая, я тоже так считаю, – тихо ответил он.

    Я задержала взгляд на его приоткрытых губах. Крохотная капля мороженого белела в уголке нижней губы. И я завороженно на нее смотрела. Тут Ник облизнулся, и я подняла взгляд. Столкнувшись с его зеленовато-карими глазами, отчего-то начала краснеть.

    «Сейчас скажу ему, чтобы больше не звонил, – думала я, – что все это бессмысленно и ни к чему хорошему не приведет».

    – Я люблю тебя, – как-то буднично произнес Ник и положил руку на мою.

    Его пальцы были прохладными и дрожали.

    – Что? – не поверила я своим ушам. – Что ты сказал?

    – Я люблю тебя, – повторил он. – Не знаю почему, но мне невыносимо хочется сказать эти слова с первой нашей встречи. Я сам себе удивляюсь, честно, Оль! Курить охота, – добавил он, явно начиная нервничать. – Но здесь нельзя.

    – Здесь нельзя, – повторила я.

    – Ты можешь не отвечать, – торопливо продолжил Ник. – Я все понимаю.

    Бог мой, что тут можно было сказать? Я смотрела на его юное свежее лицо, на пушистые кудри, на широкие плечи, обтянутые футболкой красного цвета, и старательно боролась с желанием послать все приличия к чертовой матери и позволить себе быть просто счастливой с этим красавцем, пусть и недолгое время.

    – Но я настолько старше, – после паузы сказала я.

    Ник, услышав мои слова, сразу приободрился.

    – Да ты еще девочка! – рассмеялся он с явным облегчением.

    «А ведь я только что дала ему понять, что меня смущает лишь разница в возрасте», – подумала я и ужаснулась.

    Но тормоза были уже спущены. Мне становилось все легче на душе. Я позволяла себе любоваться его юной прелестью, наслаждаться его горящим взглядом, в котором вполне отчетливо читалось восхищение и неприкрытое желание. Я почувствовала все то же сильнейшее притяжение, которое не давало мне покоя при каждой нашей встрече. Но сейчас не сопротивлялась ему.

    – Моей девушке недавно исполнилось 55 лет, – сказал в этот момент Ник, и я мгновенно отрезвела, глядя на него с легким испугом.

    – Сколько?! – не поверила я.

    – 55, – как ни в чем не бывало повторил он. – Я переехал к ней, когда мне было семнадцать. Это сложно объяснить. Она подруга моей мамы. Правда, они так сильно поссорились, что уже давно не общаются.

    – Из-за тебя? – предположила я.

    – О нет! По другим причинам. Но я вначале встречался с ее дочкой, – продолжил он. – Потом она уехала из Москвы, вышла замуж. А ее мама мне всегда безумно нравилась. Так все и вышло. И сейчас я с ней.

    – И говоришь ей, что любишь, – добавила я саркастическим тоном.

    – Нет, что ты! – возразил Ник. – Просто я с ней живу. У нее квартира на Кутузовском, свой бизнес. К тому же трое детей. Все, кстати, от разных мужей. Но они живут отдельно.

    «Чудовищно! – подумала я. – Бабе полтинник с гаком, а она себе юного любовничка завела. Тогда, конечно, я для него еще девочка».

    – Я раньше думал, что люблю ее, – после паузы продолжил Ник. – Но, встретив тебя, понял, что это не так. Я сейчас лишь о тебе думаю и днем, и ночью.

    – Она тебя содержит? – не удержалась я от ядовитого вопроса.

    – Нет, что ты! – искренне возмутился он. – Как ты могла такое подумать?!

    Я вдруг резко встала. Все это не укладывалось в голове.

    – Ты чего? – испугался Ник.

    – Мне пора! – решительно проговорила я. – Я же говорила, что еще в издательство нужно.

    – Но подожди…

    – Созвонимся, – сказала я и начала быстро спускаться по лестнице к выходу.

    Когда я приехала домой, то чувствовала себя необычайно уставшей. Жара, встреча с Ником, какая-то странная грусть после его признания сделали свое дело. Мне хотелось одного – лечь где-нибудь в прохладном тихом месте и никого не видеть и не слышать. Я приняла душ и заварила крепкий зеленый чай. По опыту знала, что он прекрасно тонизирует, особенно в жару.

    С возрастом мы утомляемся легче, а восстановить силы труднее. Для борьбы с излишним утомлением существуют несколько простых и доступных рецептов.

    Снять общее и нервное напряжение помогает разминание указательным и большим пальцами правой руки среднего пальца левой. Нужно двигаться от ногтя к его основанию и обратно до тех пор, пока не начнете чувствовать тепло в этом пальце.

    Активный массаж ладоней снимет сонливость и даже поможет при мигрени. Нужно взять в руки любой небольшой предмет – авторучку, карандаш или грецкий орех – и катать его между ладоней, постепенно усиливая сжатие и делая это до появления в ладонях приятного тепла. Орех катаем круговыми движениями, а карандаш – вперед-назад.

    Разогнать кровь можно следующим образом: пальцами мягко похлопать макушку головы, затылок, плечи, а затем и все те участки тела, которые вы сможете достать. Затем обхватить затылок руками так, чтобы концы пальцев на шейных позвонках почти соприкасались. Сделать выдох и плавно откинуть голову назад. Затем сделать поглаживающие движения руками вперед по направлению к ключицам. После этого взять мочки ушей и подвигать круговыми движениями. И уже через несколько минут вы почувствуете себя намного бодрее.

    При сильной мышечной усталости ложитесь на пол, руки расположите вдоль туловища, ноги выпрямите. Старайтесь достичь такого уровня расслабления, чтобы по возможности большая часть позвоночника касалась пола. Оставайтесь в такой позе не менее 8—10 мин. Думайте в это время о чем-нибудь необычайно приятном. Затем, лежа на спине, вытяните руки вперед, потянитесь вверх, не отрывая плечи от пола (выполнять 7—9 раз). После этого встаньте на цыпочки, поднимите руки так, будто вы держитесь за перекладину. Из такого положения поворачивайте корпус вправо и влево, по 15 раз в каждую сторону.

    Эти упражнения не только снимут мышечную усталость, но и благотворно подействуют на позвоночник, мышцы туловища, ног и рук.

    Одной из причин повышенной утомляемости, считают ученые, является обезвоживание организма. Кстати, обезвоживание указывается и как причина появления ночных кошмаров. Без воды начинает нарушаться деятельность основных систем тела, падает давление, уменьшается приток кислорода к мозгу. Обязательно пейте достаточно жидкости, особенно если у вас напряженный режим дня.

    Специалисты также уверяют, что если съедать во время обеда и на ужин помидорный салат или парочку свежих помидоров, то усталость исчезает. А все благодаря высокому содержанию в них тирозина. Это вещество (аминокислота) способно вызвать в нашем организме самый настоящий энергетический взрыв. Кроме того, эти овощи улучшают настроение, существенно ускоряют обмен веществ, активизируют работу головного мозга. Теми же свойствами обладают и бананы. При сильной физической усталости полезно съесть вместе с цедрой пол-лимона, закусывая медом.

    Не менее полезны для профилактики утомляемости богатые фитонцидами свежий зеленый лук и чеснок. Иммунологи считают, что если один месяц в году изо дня в день съедать по три дольки чеснока – сырого или вареного, то с вялостью и сонливостью можно распрощаться навсегда.

    В записную книжку

    Рецепты Тани Кадзи

    1. Утром натощак периодически выпивать свежевыжатый грейпфрутовый сок. Он тонизирует центральную нервную систему и укрепляет защитные функции организма.

    2. Если нужно быстро взбодриться, то приготовьте банановый коктейль. Половинку банана разомните вилкой, добавьте 150 мл апельсинового сока, 2 столовые ложки лимонного сока и ложку сиропа. Все тщательно перемешайте.

    3. Чай для концентрации внимания. Заварить мяту и добавить корицу.

    4. Целебный чай при упадке сил. Заварить водой 90 градусов (но не кипятком!) равные пропорции мелиссы лимонной, душицы, чабреца и зверобоя. Выпить три стакана за день. (Но не употреблять во время месячных!)

    5. Для спокойного сна и цветущего вида утром. Взбить сырой желток, залить его стаканом теплого молока с добавлением меда. Пить перед сном.

    6. Носим золотые украшения. На Востоке издревле считалось, что золото благотворно влияет на биополе человека, поглощает отрицательную энергию, способствует насыщению кожи кислородом, снимает усталость, оживляет клетки и придает сияние коже.

    Я приехала в Шереметьево за час до прилета Лики. Время не рассчитала, и от этого начала злиться. Вся эта затея казалась мне довольно нелепой и утомительной.

    «Сейчас ждать час, потом еще столько же, пока она пройдет контроль. И почему я? – все больше раздражаясь, думала я. – У Тани и в Москве свой бизнес. Наверняка кто-нибудь мог. И о чем я буду говорить с такой девушкой? Ведь она работала шлюхой. Что может быть у меня с ней общего?»

    Но я старалась отогнать эти мысли, понимая, что Таня обратилась ко мне в крайнем случае. К тому же ее личность всегда вызывала во мне уважение, смешанное с восхищением.

    Когда Лика наконец появилась, я увидела совершенно не то, что ожидала. Я стояла с табличкой, на которой было крупно написано ее имя, и вглядывалась в прибывших. И когда ко мне подошла, улыбаясь, юная на вид, тоненькая рыжеволосая девчушка с удивленно распахнутыми невинными голубыми глазами и тонким одухотворенным личиком, я решила в первую минуту, что она ошиблась. Но это была действительно Лика. Белый брючный костюм, изящная сумочка, туфельки на каблучке делали ее элегантной. Багажа у нее не было.

    – Вы Ольга? – мягко спросила она. – Меня Таня предупредила, что вы будете встречать.

    Ее голубые глаза смотрели прямо, улыбка была открытой. Лика производила впечатление милой воспитанной барышни. К тому же была необычайно хороша собой. Я мгновенно расслабилась и почувствовала облегчение.

    – Как долетели? – поинтересовалась я.

    – Ольга, можете на «ты» ко мне обращаться, – рассмеялась она. – К чему эти церемонии?

    – Идет! – улыбнулась я. – И ты тоже.

    – О’кей! – легко согласилась она. – Мы сейчас на вокзал?

    – К сожалению, билет я тебе достала только на послезавтра, и то, извини, плацкарт верхняя боковая, да еще и возле туалета.

    – Ну да, сейчас сезон, – вздохнула Лика. – Всегда с билетами в это время трудно было. Спасибо большое за заботу. А мы сейчас куда?

    – Пока поживешь у моей подруги, – пояснила я, выходя из здания и направляясь к такси. – Квартира свободна, Лена сейчас постоянно у своего парня. Так что тебе там будет удобно.

    – Благодарю, – тихо проговорила Лика и потупилась.

    Я увидела, что она явно смутилась. Даже глаза повлажнели.

    Мы сели в такси, и я назвала адрес. Лика устроилась на заднем сиденье и молчала всю дорогу. Я сидела рядом с водителем и вяло перебрасывалась с ним замечаниями о погоде. Когда мы подъехали к дому, он расплылся в улыбке и заметил, что дочка у меня красивая, но чрезмерно молчаливая. Лика глянула на него как-то затравленно и выскочила из машины.

    – Устала от перелета, – сказала я.

    – Ничего, ничего, – ответил водитель, глядя с легким недоумением на нахмурившуюся Лику.

    Когда он уехал, мы направились к подъезду. Лика вновь стала веселой. Она подняла голову и оглядела дом с явным восхищением.

    – Как стали строить! – заметила она. – Просто как за границей! Красота!

    Она легко вбежала на крыльцо. Я поздоровалась с консьержкой, та окинула нас внимательным цепким взглядом и кивнула.

    Когда мы вошли в квартиру, Лика сразу и без стеснения сбросила с себя одежду и сказала, что умирает – хочет в ванную. Она побежала туда, а я пошла на кухню.

    «И что мне сейчас делать? – вновь раздражаясь, подумала я. – Не буду же я с ней весь день тут сидеть? Я ей не нянька!»

    Я приготовила бутерброды и заварила чай. Лика скоро появилась, по-прежнему голая, с едва просохшим телом и мокрыми волосами. Я не могла не отметить, как великолепно она сложена.

    – Ой! Бутербродики! – восхитилась она, садясь за стол. – То, что нужно! Спасибо, Олечка!

    И она вцепилась белыми крепкими зубами в бутерброд с колбасой.

    – Слушай, ты бы оделась, – хмуро заметила я. – У Ленки кондей работает, так что в квартире, по-моему, совсем не жарко. И я, знаешь ли, не лесбиянка, и смотреть на твое голое тело мне не доставляет никакого удовольствия, тем более за столом.

    Лика перестала жевать, глянула на меня испуганно и выскочила из кухни.

    «Зачем я с ней так строго? – подумала я, чувствуя легкие угрызения совести. – Она прямо перепугалась».

    Лика почти тут же вернулась. На ней был короткий шелковый халатик Лены, что мне не понравилось. Но я промолчала, понимая, что ей совершенно не хочется вновь надевать свой белый костюм.

    – Извини, Оля, – тихо произнесла она и села за стол. – Но я так обрадовалась, что снова на родине и весь этот ужас остался позади, что полностью расслабилась.

    «При чем тут радость свидания с родиной? – подумала я. – Из-за этой радости ходить голой при совершенно незнакомом человеке?»

    В этот момент позвонила Таня. Лика мгновенно напряглась, внимательно прислушиваясь к нашему разговору. И когда я протянула ей телефон, она даже побледнела от волнения. Но по мере общения ее лицо разглаживалось, она скоро начала улыбаться. Заверив, что у нее все отлично и что я «чистый ангел», она попрощалась и вернула мне телефон.

    – Знаешь, Лика, мне пора, – сказала я. – Если тебе что-нибудь понадобится, то звони.

    Она пристально вгляделась в мое лицо, но почти тут же начала улыбаться.

    – Спасибо за все огромное, Ольга!

    – Не за что! Ты сейчас поспи, – зачем-то посоветовала я. – Тебе это необходимо.

    – Я так и сделаю, – ответила Лика. – Только домой позвоню. Разговор будет трудный, я уверена. Моя мама крайне нервная особа. И она пока ничего не знает. Ну, в смысле знает, что я нашлась, – поправилась она, – но не в курсе, что я уже в Москве.

    – Отлично, – одобрила я и направилась в коридор.

    Лика шла за мной по пятам.

    – А ты с кем живешь? – поинтересовалась она.

    «А тебе это зачем?» – подумала я, но ответила, что с двумя взрослыми дочками.

    – А-а, – неопределенно заметила она.

    Мы попрощались. Я вышла за дверь и отчего-то вздохнула с явным облегчением. Ситуация меня напрягала. Лика на первый взгляд производила приятное впечатление, особенно своей внешностью, но что-то внутри нее настораживало. Какая-то излишняя порывистость и нервозность.

    «А чему тут удивляться? – размышляла я, направляясь к маршрутке. – Она прошла огонь и воду, только что перенесла длительный перелет и пока, видимо, сама не понимает, на каком она свете. И в принципе мне-то что за дело? Через пару дней она уедет домой, и я ее больше никогда не увижу».

    Но Лику я увидела уже вечером. Когда я вернулась домой, позвонил Ник. Я отчего-то обрадовалась, услышав его милый голос. Он стал настойчиво уговаривать меня погулять.

    – Встретимся в центре, просто походим по улицам, где-нибудь выпьем кофе, – упрашивал Ник. – Вечером будет не так жарко. Ну пожалуйста, Олечка! Я умираю от тоски по тебе! Так хочу увидеть тебя хотя бы на минутку!

    И я сдалась.

    Мы встретились возле метро «Полянка». Ник, как всегда, принес одну красную розу. Он был в белом пиджаке, белых брюках и черной футболке и выглядел нарядно. Черные очки он поднял на волосы. Его глаза сияли, губы беспрестанно улыбались. Он, не стесняясь, обнял меня и поцеловал.

    – Ты великолепно выглядишь! – заметил он и взял меня за руку.

    И я не отняла пальцы. Мы медленно пошли по улице.

    – Как день прошел? – спросил Ник. – Чем занималась?

    – Так, всякой ерундой, – ответила я и, лукаво на него глянув, добавила: – Одну падшую ездила встречать в Шереметьево.

    Ник так резко остановился, что невольно дернул меня за руку.

    – Что ты делала? – изумился он.

    – Не обращай внимания, – усмехнулась я. – Просто выполняла просьбу Тани Кадзи, кстати, с которой ты уже знаком. Припоминаешь?

    – Русская гейша? – заулыбался Ник. – Как же можно ее забыть! Я прочитал ее мемуары и в полном восхищении.

    – Встречала одну ее знакомую, заблудшую душу, одним словом. Сегодня из Токио прилетела. Неохота про это говорить.

    – И не говори, – мягко ответил он. – Давай лучше о нас.

    – О нас? – удивилась я и свернула к скамейке в небольшом скверике.

    Она была под кустами сирени в густой тени.

    – Да, о нас, – сказал Ник, когда мы уселись.

    Причем он сразу придвинулся ко мне и обнял за талию.

    – Нет никаких «нас», – сурово проговорила я. – У тебя уже есть девушка, правда, слегка престарелая, – не удержалась я от ехидного замечания.

    – Но я не люблю ее, – хмуро ответил Ник и сжал мои пальцы. – Ты же знаешь, малыш!

    Я даже вздрогнула от этого обращения. Кажется, сто лет меня так никто не называл. Все больше Ольга Николаевна.

    – Но ведь ты все еще живешь с ней, – заметила я, отодвигаясь от него.

    Но Ник крепко обнял меня и начал целовать. Его губы были горячими и нетерпеливыми. Я попыталась оттолкнуть его, рукой случайно уперлась в низ его живота и вздрогнула от ощущения твердости, практически каменности того, что пряталось в брюках. Я отпрянула и встала. Почувствовав всю мощь его желания, я испытала такой дикий прилив страсти, что у меня закружилась голова.

    «Что это со мной? – испуганно думала я, уходя от скамейки и слыша, что Ник догоняет меня. – Наверное, перегрелась за эти дни на солнце! Но мне кажется, что если он сейчас же не войдет в меня, то я умру на месте, уж и сама не знаю отчего!»

    Я изо всех сил пыталась взять себя в руки, но внутри все дрожало. Ник догнал меня и взял за руку. В другой он держал розу, которую я забыла на скамье.

    – Прости меня, – зашептал он. – Это от любви! Я сам не понимаю, что делаю, котенок!

    Сердце мое колотилось, внутри все горело. Ник осторожно обнял меня за талию и поцеловал в висок.

    – Любимая, не гони меня, – шептал он, – я так сильно люблю тебя! Никогда со мной такого не было, клянусь! Ты сводишь меня с ума. Как только я тогда увидел тебя, помнишь, в лесу, когда ты стояла между березками и разговаривала со своей подругой, то сразу все понял про нас. Это судьба! Мне кажется, что мы всегда были вместе. В прошлой жизни, – пояснил он. – Вот смотри, я написал стих о нас.

    Ник к моему изумлению достал из кармана пиджака листок и прочитал вслух подрагивающим голосом:

    Твой голос нежно отвечает,
    Что я парень слишком молодой.
    Но я забыл о печали,
    Стал разговаривать с тобой.
    Потом мы вновь созвонились.
    И понял я, что все сбылось.
    О встрече мы договорились.
    Но мне до встречи не спалось.
    И вот стою я, поджидая.
    Душа натянута? как струнка у гитары.
    Какая ты? еще не знаю,
    Но полон я виденьем нашей пары.

    Ник замолчал и протянул листок мне. Я машинально взяла его и засунула в сумочку.

    «Нет, все это из ряда вон! – в растерянности думала я. – И стихи кошмарные! Правда, искренние. Не всем же Пушкиными быть!»

    – Тебе не понравилось? – тихо спросил Ник после длительной паузы. – Я так старался! Ночью не спалось, вот и написал для тебя. Только о тебе и думал!

    – Спасибо, – ответила я. – Мне приятно.

    Размышления женщины бальзаковского возраста

    Счастье – это ощущение полной совершенной гармонии с собой и окружающим миром. Но как редко это бывает! И как недолго длится. И вновь мы чем-то недовольны, вновь начинаем копаться в себе, в своей жизни, искать недостатки в окружающих. Но если мы задержим это ощущение счастья, то разве не превратимся в полных идиотов, всегда и всем довольных? Так что счастье – это искорки звезд, разбросанные по темному небу жизни и освещающие его.

    Некоторые люди умирают от невыносимой постоянной жажды счастья. Они хотят его как вечного праздника, ежедневно, ежесекундно, всегда. Но ведь это невозможно. Но они не хотят понимать очевидного положения дел и, как избалованные дети, требуют и требуют. И некоторые находят ему эквивалент – наркотик. И, введя дозу, выпивают всю чашу счастья, отпущенную им, мгновенно, иногда за один присест. И, отравившись, умирают.

    Один мой знакомый беспробудно пьет. Раньше он был примерный семьянин, муж и отец, отличный работник. Врачи говорят: алкоголизм – это болезнь. Но что в основе этой болезни? Может, все та же тяга быть постоянно счастливым? Может, человек не в состоянии смириться со своей обыденной серой жизнью, не может найти никаких сильных, ярких впечатлений и погружается в постоянное опьянение? И не хочет выходить из него, чтобы не видеть окружающую его действительность. И разве лекарства помогут в этом случае?


    Ты говоришь мне:

    – На этой неделе я приеду, возможно, в среду.

    Обычно мы видимся по пятницам.

    Я, обрадовавшись, отвечаю:

    – Как хорошо! И в пятницу?

    Ты:

    – Нет. Или в среду, или в пятницу.

    «Но почему? Или ты боишься передозировки счастья?»

    Я грустно:

    – Не выношу, когда ты говоришь мне «нет».

    Ты, не задумываясь:

    – Если я всегда буду говорить тебе «да», то скоро умру от истощения.

    «Или все-таки от передозы?»

    Я говорю:

    – Соскучилась по тебе невыносимо!

    Ты:

    – Мы и так видимся достаточно часто.

    Да, все дело в этом. Для кого-то это часто, а для кого-то ужасающе редко. И у тебя нет этой невыносимой тяги. Я же чувствую себя хорошо лишь тогда, когда ты рядом, и чем ближе, тем лучше. А уж когда ты во мне во всех смыслах, то только тогда я в полной гармонии и с собой, и с окружающим миром, потому что чувствую, как две половинки сливаются и образуют одно целое. И нет боли от постоянного разрыва. И только в этом случае все в мире правильно, дверь в рай распахнута, а я счастлива.


    Зазвонил мой мобильный. И практически одновременно – Ника. Мы остановились и отодвинулись друг от друга.

    – Да, – ответила я и искоса посмотрела на Ника.

    – Приветик, мышонок, – говорил он в этот момент и смотрел на меня. – Почему на улице?

    – Это Лика, – услышала я. – Оленька, мне так плохо! Я с ума схожу одна в этой квартире!

    – Я просто за сигаретами вышел, – говорил Ник. – Что ты, малыш! Сейчас домой пойду. И я тоже! Безумно, детка!

    – Успокойся, – ответила я. – И ложись спать!

    – Да я недавно встала, – всхлипывая, пояснила она. – Ты ушла, и я сразу заснула. И вот, выспалась.

    – Целую, – сказал Ник. – Завтра созвонимся. Веди себя там хорошо, – улыбаясь, добавил он, – и молодым садовникам глазки не строй.

    Мне стало крайне неприятно от его слов.

    «А еще говорит, что не любит ее! – с непонятной обидой подумала я. – Вон как воркует!»

    – Ты вот что, Лика, – неожиданно решила я, – приезжай сейчас в центр. Погуляем вместе.

    – Я мигом! – тут же воодушевилась она. – Я такси возьму и скоро буду. Где ты?

    Подумав, я назвала ей метро «Октябрьская». Мы в этот момент находились недалеко.

    Ник, убрав телефон, хмуро прислушивался к моему разговору. Его глаза стали грустными, губы обиженно поджались.

    – С кем это ты встречу назначаешь? – поинтересовался он, когда я закончила разговор. – У нас ведь свидание!

    – Разве? – невозмутимо ответила я. – Кто это тебе сказал?

    – Оля! – укоризненно воскликнул он.

    И стал серьезным. Я медленно пошла по улице.

    – Я думал, что мы обо всем договорились, – продолжил Ник, идя следом.

    – Разве? – как попугай повторила я. – Но извини, у меня безвыходное положение, – с озабоченным видом стала я объяснять. – Таня поручила мне эту девушку, не могу же я вот так бросить ее в трудную минуту? А я, знаешь ли, что пообещала, то стараюсь всегда выполнять. Это принцип жизненный. Ну, ты еще мал и не поймешь.

    Мне почему-то невыносимо захотелось добавить «щенок», но я прикусила губу. И тут до меня дошло, что я злюсь из-за только что подслушанного разговора.

    – Почему это не пойму? – обиженно спросил Ник. – У меня тоже свои принципы имеются.

    – Особенно врать женщине, с которой ты живешь, – не удержалась я.

    Он глянул на меня, потом вдруг заулыбался.

    «А ведь это выглядит как ревность, – дошло до меня. – И чего я раскипятилась? Нужно взять себя в руки».

    – Я все решу, – после паузы сказал Ник. – И мы будем только вместе, только ты и я. И никого во всей вселенной, – немного напыщенно добавил он.

    «Ах да, – подумала я, – мы ведь рифмоплеты!»

    Мне почему-то захотелось вернуть ему листок со стихотворением, но я сдержалась, решив, что это мелочно и неоправданно. Все-таки Ник искренне написал это для меня.

    Мы ждали Лику в оговоренном месте около получаса. И вот наконец она появилась. Я нахмурилась, так как увидела, что она надела дорогущий Ленкин костюм от Юдашкина. Но сдержалась и промолчала. Потом глянула на Ника. Мне было любопытно, как он отреагирует на ее сияющую юную красоту, но он лишь вежливо поздоровался и пожал ей руку, когда я их представила. Лика цепко на него глянула и сразу начала кокетничать. Но это получалось у нее как-то естественно и гармонично. Мы пошли по улице, непринужденно болтая ни о чем. По виду Лики я не заметила, что ей так уж особенно плохо. Она активно строила Нику глазки и периодически прижималась к нему. Но он никак не реагировал на эти явные знаки внимания и даже отодвигался, когда она льнула к нему. Мы увидели какое-то кафе, и я предложила зайти. Хотя был уже поздний вечер и на улице стало явно прохладнее, но все равно у меня отчего-то пересохло в горле. В кафе оказалось полно народу, но работал кондиционер, что меня порадовало. Мы увидели только что освободившийся столик и заняли его. Взяли кофе, мороженое и апельсиновый сок со льдом. Ник скоро вышел на улицу, так как в кафе было запрещено курить.

    – Что за пацан? – тут же спросила Лика, проводив его взглядом.

    – Знакомый, – вяло ответила я.

    – Непонятно, – пробормотала она. – Очень симпатичный! Москвич? – задала она странный вопрос.

    – Вообще-то да, – с недоумением ответила я. – Но он почти что женат. Живет гражданским браком, – зачем-то добавила я.

    И увидела, как Лика сразу погрустнела. Она окинула взглядом публику, потом опустила глаза.

    – Так домой ехать неохота, – тихо сказала она. – Мать орать начнет, ругаться. Она, правда, не знает, чем я в Японии занималась. Думает, что по контракту на год официанткой устроилась. Надо что-то придумать, почему я так рано вернулась.

    – Скажи, что климат не подошел, – вяло откликнулась я.

    – А климат там и правда не очень-то, – усмехнулась Лика. – Слишком влажно. А сейчас еще сезон дождей начался. Лежишь под клиентом, он пыхтит, потеет, вот уж радости!

    – Но как ты попала в такую историю?

    – Да как все! Что, никогда газет не читаешь? Столько про это писали!

    – Тем более, если ты была в курсе! – удивилась я. – Зачем тогда согласилась?

    – Деньги нужны были. Думала, заработаю неплохо, вернусь домой, куплю себе квартиру, перееду от матери. История обычная. А как в Токио попала, то сразу предложения посыпались, и самые разные. И я неплохо бы устроилась, просто мне не повезло. Поработала я хостесс всего неделю, потом перешла в одно заведение. Все хорошо было, клиенты богатые и пожилые, сильно не затрахивали. Но пришел как-то раз старый япошка, выбрал меня. Вот тут-то все и началось. Очень он на меня запал. Даже квартиру мне снял, крохотную, правда, в четыре татами, зато отдельную. И начал он ко мне каждую ночь приезжать. И, не поверишь, до утра сплошной трах. Это ужас был! Да так еще изощренно! Ну и фантазии у него были! И моему терпению пришел конец. Я выбрала момент и удрала. Хорошо, что Таня меня подобрала. Но когда она мне предложила учиться в ее школе гейш, я сразу отказалась. Ведь это тот же бордель, но с экзотическим уклоном.

    – С чего ты взяла? – возмутилась я. – Ты же ничего про гейш не знаешь! И тем более про Таню. Я тебе на вокзал ее книги привезу. Ознакомишься, тогда говорить будешь.

    – Ладно, чего ты злишься? – миролюбиво сказала Лика.

    – Удивляюсь тебе! Таня помогла тебе выбраться на родину, выручила из трудной ситуации, а ты еще и такие вещи про нее говоришь!

    – Какие? – удивилась она. – Это ее бизнес. И ей остается лишь позавидовать, что она так в жизни устроилась. Видела бы ты ее квартиру в Асакуса! А там это очень больших денег стоит, уверяю!

    Тут, на мое счастье, вернулся Ник. Разговор начинал угнетать меня, и я сразу переключила внимание на него.

    – Ты на даче давно был? – спросила я первое, что пришло в голову.

    – На этих выходных, – немного удивленно ответил он и внимательно на меня глянул.

    Я постаралась сделать вид доброй тетушки, которая заботится о племяннике. Но тут до меня дошло, что красную розу, которая лежала с края стола, довольно трудно объяснить с этой точки зрения. Это вызвало невольную улыбку. Ник тоже заулыбался в ответ. Лика молча смотрела на нас. Пауза затянулась.

    – Кстати, – сказала я, поворачиваясь к Лике, – а Никита знает Таню.

    – О да! – тут же воодушевился он. – Это удивительная девушка! Вы знакомы? – спросил он у Лики, будто ничего о ней не знал.

    – Да, в Токио познакомились, – нехотя ответила она.

    Мы вновь замолчали. Разговор явно не клеился. Допив сок, мы вышли из кафе и медленно побрели по улице.

    – Скучно как-то, – заметила Лика. – Может, в ночной клуб завалимся?

    – Только без меня! – тут же отказалась я. – Мне завтра рано вставать. А уже около одиннадцати вечера.

    – А ты, Никита? – спросила Лика, глядя на него с непонятным выражением.

    – Мне на работу к семи утра, – быстро ответил он. – Я на ЗИЛе работаю.

    – Да что ты?! – изумилась Лика и чуть поморщилась. – А выглядишь, как артист или модель.

    – Внешность обманчива, – ответил Ник и неожиданно подмигнул мне.

    – Я все поняла, – надулась она. – Никто мне сегодня компанию не составит! А мне так необходимы развлечения! Я так устала! – немного истерично закончила она и даже ногой притопнула.

    «Ну и деваха! – огорчалась я все больше, наблюдая за ней. – Еще и в Ленкину квартиру ее поселила. Вот так и делай людям добро! Одно утешает, что послезавтра она укатит».

    – Извини, – все-таки сказал Ник.

    – Тогда я одна прогуляюсь! Не впервой!

    И Лика, к нашему изумлению, выскочила на проезжую часть и остановила машину. Договорившись с водителем, она махнула нам рукой, послала воздушный поцелуй и села в машину, которая тут же отъехала.

    – Вот уж правда, падшая, – тихо заметил Ник и взял меня за руку. – Но удивляюсь твоему спокойствию, Ольга, – серьезно продолжил он. – Такие девочки всегда и всем доставляют одни проблемы.

    – Я тебе уже сказала, что привыкла выполнять свои обещания.

    Мы в этот момент отошли от дороги и свернули в какой-то темный дворик. Ник потянул меня за руку и усадил на узкую скамью без спинки. Он без слов начал целовать меня, не отрываясь. Я не сопротивлялась.

    «Ну и пусть, – думала я, чувствуя его жаркие губы и нетерпеливые пальцы, – сколько можно? Он мне нравится, и я ему тоже. А его старушка не в счет».

    То, что я сама тоже намного старше Ника, в этот момент мне в голову не пришло. Мне казалось, что мы просто парень и девушка, сидящие под развесистыми кустами в темноте июньской ночи, влюбленные друг в друга и от этого без конца целующиеся.

    Сексуальная активность в зрелом возрасте дает не только дополнительную физическую нагрузку, улучшает эмоциональное состояние, но и нормализует гормональный фон.

    Уменьшается риск сердечных заболеваний. Ученые выяснили, что у людей, которые занимаются сексом три раза в неделю или чаще, вероятность инфаркта и инсульта снижается вдвое.

    Улучшается обоняние. После секса возрастает производство гормона пролактина. Это, в свою очередь, заставляет стволовые клетки в мозгу образовывать новые нейроны в центре обоняния. Стволовые клетки способны давать начало разным типам тканей. Они содержатся не только в эмбрионах, но и во многих тканях взрослого организма, и их способность порождать разные ткани означает, что с их помощью можно излечивать многие заболевания и расстройства.

    Снижается вес, улучшается общее состояние. Постель – это прекрасный многофункциональный тренажер. Один активный половой акт сжигает 200 калорий – примерно столько же, сколько 15 минут бега на беговой дорожке. У сексуально возбужденного человека частота пульса увеличивается с 70 до 150 ударов в минуту, так же как у спортсмена, который прилагает максимальное усилие. Кроме того, в процессе полового акта разрабатываются таз, бедра, ягодицы, руки и грудная клетка. Занятия сексом также увеличивают производство тестостерона, что ведет к укреплению костей и мышц.

    Укрепление иммунитета. В результате исследований учеными было выяснено, что у людей, занимающихся сексом один или два раза в неделю, количество антител под названием иммуноглобулин А на 30% выше, чем у тех, кто занимается им реже. Эти антитела известны тем, что они укрепляют иммунную систему.

    Улучшается состояние мочевого пузыря. Это происходит из-за тренировки определенных мышц во время активного полового акта.

    Улучшается состояние зубов. В спермоплазме содержатся цинк, кальций и другие минеральные вещества, которые, как доказано, замедляют разрушение зубов. Минет в этом плане неоценим для женщины.

    Информация для мужчин: полезные для спермы продукты – орехи, фрукты, рыба, постное мясо, растительное масло. Вредные продукты – алкоголь, никотин (уменьшают вызревание сперматозоидов), жирное мясо (снижает эффективность тестостерона), кофеин (задерживает образование сперматозоидов и нарушает их метаболизм).

    Уменьшается депрессия. Одно из возможных объяснений заключается в том, что простогландин, гормон, который содержится в сперме, впитывается в женские половые пути и регулирует производство женских гормонов.

    Обезболивание. Непосредственно перед оргазмом уровень гормона окситоцина повышается в пять раз по сравнению с его обычным уровнем. Это приводит к образованию эндорфинов, которые и оказывают болеутоляющий эффект при любом типе боли, начиная от головной и кончая болями при артрите и даже мигрени. У женщин занятия сексом приводят к производству эстрогена, который может подавлять предменструальные боли.

    Релаксация. Оргазм – отличный мышечный релаксант. Эффект его воздействия может быть в 10 раз сильнее, чем эффект от применения транквилизаторов. Оргазм способствует восстановлению организма после перенесенной болезни. После него восстанавливаются кровяное давление, пульс и дыхание. Его польза для нормализации психического состояния неоспорима: он является непревзойденным эмоциональным средством расслабления.

    В записную книжку

    Перед эякуляцией небольшая капля жидкости (предэякулят) смачивает конец члена. Она поступает из куперовой железы и имеет сильную щелочную реакцию, нейтрализующую все следы кислот после мочеиспускания. Она очищает и промывает уретру, подготавливая ее к проходу спермы.

    Но опасность для женщин состоит в том, что в этой жидкости содержится несколько тысяч сперматозоидов. Существует теория, согласно которой это самые качественные сперматозоиды, этакий ударный отряд. Из-за этой капли практика предохранения с помощью прерванного полового акта часто заканчивается нежелательной беременностью.

    Ник проводил меня до подъезда. Но ухитрился затащить в кусты сирени и там чуть не изнасиловал. Я видела, что он практически утратил контроль над собой. Но и я сама была в подобном состоянии. Мы целовались так, что у меня опухли губы. И когда я зашла в квартиру, то боялась лишь одного – чтобы не проснулись дочки и не увидели меня в не подобающем для матери состоянии. Но было уже около трех ночи, и они крепко спали. Я встала под душ, а потом упала без сил в постель. Но счастливая улыбка не сходила с моего лица.

    «Не дай бог влюбиться, – думала я, ворочаясь с боку на бок. – Но ведь в моем возрасте это практически невозможно».

    Утешив себя этой весьма сомнительной теорией, я наконец заснула.

    Рано утром меня разбудил телефонный звонок.

    – Какого черта? – пробормотала я, с трудом разлепив глаза. – Который час? Половина восьмого?!

    Я глянула на дисплей. Это была Лена.

    «Господи, – вздохнула я, окончательно просыпаясь, – не иначе что-нибудь случилось!»

    Лена не имела привычки в отличие от Ириски и Златы необоснованно поднимать людей в такую рань.

    – Да? – настороженно спросила я.

    – Извини, Оленька, – быстро проговорила она, – знаю, что разбудила. Но тут такое дело!

    Лена всхлипнула. Самые дурные предчувствия зашевелились в душе.

    – Успокойся и говори внятно, – сказала я. – Дело в Лике?

    – Не только! – возмущенно ответила она.

    «Ужас! – заметались мысли. – Наверняка ночью напилась и приволокла к Ленке в квартиру какого-нибудь парня. И хорошо, если еще одного. И устроили там пьяный дебош!»

    Но дело оказалось намного хуже. Как рассказала Лена, она вчера ночевала не у Саши, а у своей тети. И рано утром решила съездить в квартиру, чтобы взять кое-какие вещи. Я затаила дыхание. Кажется, мое предположение о пьяном дебоше подтверждалось.

    – Я приехала в шесть утра, – продолжала говорить она взволнованным голосом. – Знаешь, Оль, у меня совершенно вылетело из головы, что ты поселила туда какую-то девушку. Я так заработалась, очень сложный проект, и все почему-то идет наперекосяк. То клиента наши разработки не устроили, то цветопробы запороли. В общем, не суть важно. Открываю я дверь, вижу – чужая сумочка в коридоре на столике. Тут-то я вспомнила про твою девушку, подумала, что она наверняка еще спит, сняла босоножки и пошла на цыпочках в гостиную. Но там наткнулась на серый пиджак Саши, валяющийся на диване. Это был его пиджак, ошибиться я не могла. Продолжать? – немного истерично спросила Лена.

    – Не может быть! – с возмущением выдохнула я.

    – Может, – заверила она, – еще как может!

    – И что ты? – после паузы поинтересовалась я.

    – Пошла в спальню, – ответила Лена. – И там увидела этих двух голубков совершенно голыми и сладко спящими. Девка, не могу не признать, хороша собой. И они зрелищно выглядели вместе на моем голубом шелковом белье. Жгучий и загорелый брюнет Саша и рыжеволосая белокожая сучка. Я даже замерла на мгновение, созерцая и думая, куда бы я могла использовать такой отличный кадр. Но тут до меня дошло все произошедшее, я дернула Сашу за ноги, он сразу проснулся и уставился на меня мутными, ничего не понимающими глазами. «Ты же у тетки, на другом конце города», – сказал он, но тут же прикусил язык. «Нет, как видишь, здесь», – прошипела я. «Лена, я тебе все объясню! – быстро заговорил он, соскакивая с кровати. – Я вчера заехал к тебе, в прошлый раз кое-какие бумаги забыл, один важный контракт, мне он срочно к утру нужен был. Захожу в квартиру, беру бумаги и иду обратно в коридор. И тут дверь тихо открывается. Я знал, что ты к тетке поехала, и решил, что это воры, ведь уже далеко за полночь было. Я схватил вазочку и уже хотел по башке. А тут это создание, в стельку пьяное. К тому же дверь ключами открыла. Она на меня уставилась и давай смеяться. Я вазочку поставил и начал выяснять, кто она такая. Объяснила, что вчера из Токио проездом в Москве, и ты ее приютила. Потом сказала, что ей требуется догон. Ну, мы пошли на кухню, я открыл шампанское…» Тут этот гад замолчал. Но мне и так все ясно было. Кобель чертов! Как он мог?

    Лена замолчала. У меня все это не укладывалось в голове, хотя Саша мне не нравился – что-то было в нем неприятное.

    «А вот Ник на нее совершенно не запал, – со странным удовлетворением подумала я. – Хотя красотка еще та! И так активно ему глазки строила».

    – Не представляешь, – неожиданно всхлипнула Лена, – по комнате было раскидано невероятное количество использованных презервативов, что-то около семи. А ведь со мной не больше двух раз!

    – Выбрось ты все это из головы! – хмуро посоветовала я. – Что, мужиков не знаешь? Кобели чертовы!

    – Олечка! Я ведь была уверена в нем, думала, он не такой.

    – Да у него прямо на лбу написано – кобель, – сказала я. – Но ты, как истинно влюбленная, ничего не видела. И что теперь?

    – Выгнала его, – тихо ответила Лена. – Сейчас сижу тут, смотрю на эту все еще преспокойно спящую тварь и думаю, что мне с ней сделать.

    – Не горячись, – испугалась я. – Нужно принять правильное решение. Ее поезд завтра в семь вечера.

    – Но я не могу оставить ее у себя в квартире, – резонно заметила Лена, явно начиная успокаиваться.

    – Об этом не может быть и речи, – согласилась я. – Но знаешь, все, что ни делается – к лучшему. Зато ты сейчас знаешь цену своему дружку.

    – Бывшему, – твердо проговорила она.

    Лику на эти два дня помог устроить Ник. Когда я позвонила ему, он необычайно обрадовался и сразу начал объясняться мне в любви. Но я оборвала его и сказала, что дело не терпит отлагательства. Он сразу стал серьезным и испуганно спросил, что случилось. Я вкратце объяснила ситуацию и потом, удивляясь в душе собственной низости, попросила приютить Лику в квартире его дамы.

    – Она же все равно пока на даче, – невозмутимо говорила я, – а ты можешь пожить у родителей.

    Ник не отвечал, видимо, был в шоке от моего предложения.

    «Все равно соседи донесут, что в квартире жила молоденькая хорошенькая девка, – злорадно думала я, – даже если он там эти дни появляться не будет».

    – Ведь я последнее время только и слышу о твоей великой любви, – нарушила я молчание. – Но все это слова, а я, как взрослая и опытная, давно уже верю лишь поступкам.

    – Да, я понимаю, – тихо ответил Ник и откашлялся.

    – Ну так что? Ты мне поможешь?

    – Я сейчас перезвоню, – сказал он.

    Я положила телефон и пошла на кухню. Заварив чай, села за стол и стала смотреть на улицу. Две вороны дрались из-за кусочка какой-то пищи прямо на ветке толстого тополя напротив моего окна. Они приглушенно каркали и тянули добычу из клювов друг друга, хлопая крыльями. Я усмехнулась, наблюдая за ними. Ник позвонил, когда я еще не успела допить одну чашку.

    – Олечка, можешь привозить Лику к моей бабушке, – радостно сообщил он. – Я уже договорился. Это, конечно, не «Метрополь», но у нее будет отдельная комната. Бабуля у меня старенькая, целые дни из квартиры не выходит.

    – Вариант! – рассмеялась я. – То, что нужно! А где это территориально?

    – На «Комсомольской», квартира двухкомнатная.

    – Это на площади Трех вокзалов? – окончательно развеселилась я. – Самое подходящее место.

    Для тех, кто не в курсе, хочу сообщить, что это место, также называемое «Плешка», известно тем, что там раньше собирались самые дешевые шлюхи.

    Ник продиктовал адрес и посоветовал купить бабушке мятных леденцов, которые она очень любит. Я поблагодарила его, но на вопрос, когда мы встретимся, ответила неопределенно. Потом сразу перезвонила Лене и сказала, где буду ждать Лику с вещами.

    – Слава богу! – измученным голосом ответила она. – А то эта дура проснулась и устроила мне тут слезливую сцену. Чуть ли не на коленях умоляла меня простить и оставить в квартире. Сейчас на кухне пивом опохмеляется.

    – Извини, Ленусь, что все так получилось, – сказала я.

    – Да что ты! На то и подруги, чтобы выручать друг друга. И большая просьба: про этого гада, моего бывшего, больше при мне никогда не упоминать.

    Я встретила молчаливую Лику в метро и отвела в квартиру. Бабушка Ника приняла нас равнодушно. Она показала комнату и ушла.

    – Располагайся, – сказала я. – И без фокусов. Советую сидеть и носа не высовывать до поезда.

    Лика хмуро оглядела небольшую комнату, обставленную старой мебелью 70-х годов, брезгливо откинула с тахты выцветшее покрывало и села. Она подняла голову и глянула на меня жалобно.

    – Это же трущоба, – заметила она. – Тут наверняка мышей и тараканов полно.

    – У тебя есть деньги, чтобы снять номер в гостинице или частные апартаменты? – уточнила я.

    Она отрицательно покачала головой.

    – Тебе осталось дождаться отъезда, – продолжила я. – Так что будь довольна, что здесь для тебя бесплатно.

    – Олечка, – начала она просящим тоном.

    – Пойду, поблагодарю бабулю и отдам ей, кстати, мятные леденцы, – сказала я, не слушая.

    Я вышла из комнаты и огляделась. Темный и длинный коридор имел дверь в самом конце. Я направилась туда. Услышав звук работающего телевизора, постучала и зашла. Бабушка сидела на диване и смотрела какой-то фильм. При моем появлении она встала. Я протянула ей конфеты.

    – Ой, девонька, спасибо, – радостно сказала она и взяла пакет. – Это мои самые любимые. Микитка передал?

    – Кто? – изумилась я.

    Но тут до меня дошло, что так она называет Ника.

    – Ты с ним дружишь, что ли? – спросила она, с любопытством вглядываясь в мое лицо.

    – Да, – ответила я, чувствуя неловкость от ее пристального взгляда. – Спасибо вам большое, что приютили мою знакомую, – сказала я после паузы и повернулась, чтобы уйти.

    – А не старовата ли ты, девонька, для моего Микитки? – ехидно поинтересовалась бабушка. – Ты это учти, он с виду только почтительный. А у нас в деревне обрюхатил Иринку, дочку библиотекарши, и не признается. А все знают, что они гуляли все лето. А ить он, шельмец, еще тогда в школе учился. Сейчас дите растет без отца. А он ни за что не признается. Не его, мол, и весь сказ!

    Я буквально дар речи потеряла от такой информации и беспомощно посмотрела на бабушку. Ее глаза неотступно следили за мной.

    – Вы ошибаетесь, – после паузы сказала я. – Мы с Никитой просто знакомые.

    – Как же, знакомые! – отчего-то развеселилась она. – Тебя ведь Ольгою кличут?

    – Да, – подтвердила я и вышла в коридор.

    Ее пристальное внимание начинало раздражать. Бабушка двинулась за мной.

    – Микитка так мне ныне и сказал, что, мол, Оля – моя девушка, – продолжила она, идя за мной. – Я-то подумала на ту, рыженькую. Шибко красивая и молоденькая. Но ее по-другому кличут. Значится, ты Оля?

    – Да, я Оля, – твердо произнесла я. – Но я не девушка вашего Микитки. До свидания!

    И я, не прощаясь с Ликой, выскочила за дверь.

    Уже на улице перевела дух. Мне было отчего-то противно на душе. Но я постаралась выбросить все из головы. И скоро почувствовала себя спокойнее. И сразу позвонила Нику. Поблагодарив его и сообщив, что все в порядке, я начала прощаться.

    – Подожди! – испугался он. – Когда увидимся? Что-то случилось?

    – Нет. С чего ты взял? – усмехнулась я.

    – Да у тебя тон какой-то странный. Бабулька что-нибудь наговорила? Ты это, внимания не обращай, котенок. Она у нас с головой давно не дружит.

    – Да? – не выдержала я. – И что это за история с некоей Иринкой, дочкой библиотекарши?

    Ник не ответил. Я подождала и сказала уже спокойнее:

    – Не хочешь, можешь не рассказывать.

    – Бог мой, малыш, – очнулся он, – тут и рассказывать нечего. Все это сплетни и домыслы. Знаешь, как обычно в деревнях все это распространяется? Им же там скучно, заняться нечем, вот и развлекаются подобным образом.

    – И ты даешь слово, что не ты отец? – сама удивляясь серьезности своего тона, спросила я.

    – Слово, – не менее серьезно ответил Ник. – Ну что, успокоилась, ревнивица моя?

    «Ишь ты какой быстрый! – подумала я. – Пока не твоя. И неизвестно, буду ли».

    – До свидания, – сказала я. – Созвонимся.

    И, не дожидаясь ответа, выключила телефон.

    Лика благополучно уехала. Таня позвонила мне, но подробности пребывания в Москве ее подопечной я сообщать не стала. Просто сказала, что посадила на поезд и что все в порядке. Таня горячо поблагодарила меня и извинилась за доставленное беспокойство. Потом после паузы поинтересовалась, не хочу ли я получить какой-нибудь сувенир из Токио. Я даже растерялась от ее любезности.

    – В конце месяца я вернусь в Москву, – сказала Таня. – Так что могу привезти что-нибудь лично для вас.

    – Хлопковое кимоно для занятий айкидо, – неуверенно проговорила я и добавила после паузы: – На юношу.

    – Хорошо, – ответила Таня. – А что-нибудь для себя?

    – Больше ничего, – улыбнулась я.

    Мы распрощались. Меня саму удивил этот выбор. Но я решила сделать Нику подарок. Просто мне так захотелось.

    «К тому же должна ведь я отблагодарить его за помощь, – оправдывала я саму себя. – Если бы не он, то пришлось бы мне приютить Лику у себя».

    Я представила, как он удивится и обрадуется моему подарку, и невольно заулыбалась. На душе сразу потеплело.


    Конец второй части.

    Частная переписка Ольги Лазоревой

    Кому: zlata-veresova@rambler.ru

    От кого: olga-lazoreva@yandex.ru

    Тема: Второй рассказ о нем


    Привет, моя дорогая! Я рада, что тебе понравился мой небольшой рассказ. Даже не ожидала! И это подвигло меня написать еще. Но предупреждаю, что здесь я дала волю фантазии, так что мой герой не так похож на реального человека, как в рассказе «За чашкой чая…» Да и сама ситуация несколько перевернута, если можно так выразиться. В общем, читай, пиши, звони.

    ОЛЬГА

    Письмо. doc

    Письмо

    Как-то теплым апрельским вечером я вышел во двор погулять со своим терьером Джимми. Погода была изумительная, но настроение мое «паршивое». У меня сегодня день был на удивление плохим. С утра я сильно разругался со своей подругой, причем из-за полной ерунды, а днем в издательстве редактор вычеркнул самые лучшие, на мой взгляд, места моей рукописи.

    Я шел медленно, любовался полной луной и жаловался Джимми на несовершенство окружающего мира. Он помахивал в ответ куцым хвостиком и поглядывал на меня из-под мохнатых бровей блестящими пуговками глаз.

    Вдруг Джимми, сильно натянув поводок, бросился под куст сирени. Оттуда вылетел огромный растрепанный котище и метнулся в приоткрытую дверь подъезда. Джимми тявкнул для порядка вслед и уткнулся носом под куст, что-то там вынюхивая. Я опустился на скамейку и закурил, вспоминая утреннюю ссору с подругой. Как она кричала! Возмущало ее, как всегда, только одно: я ничего не замечаю вокруг, живу в мире своих фантазий и поэтому не люблю ее по-настоящему. А ей нужен реальный мужчина и т. д. Я задумался над ее словами. Но тут из кустов вынырнул Джимми и подлетел ко мне, неся в зубах что-то белое. Я потрепал его по курчавому загривку и взял из пасти грязный измятый почтовый конверт. Джимми уселся рядом, чуть наклонил голову, приподняв ухо и с нескрываемым любопытством глядя, как я вскрываю конверт.

    Удержаться я не мог, хотя с детства мне внушили, что читать чужие письма нехорошо. Но адрес на конверте был смазан и заляпан грязью. Прочитать его не представлялось никакой возможности. Единственное, что я смог разобрать на тоже смазанном штемпеле, что письмо пришло из Ярославля. Что мне было делать?

    Как профессиональный писатель, я испытываю непреодолимый интерес к человеческим документам. Возможно, письмо просто выпало из сумки почтальона. А может, его вытащили ребята из почтового ящика, оставалось только гадать. Одно было несомненно – вернуть его адресату не представлялось никакой возможности. И я решил прочитать его. Оно мне показалось настолько интересным, что публикую его полностью. Заранее извиняюсь и перед адресатом, и перед отправителем. На всякий случай я изменил имена. Вот текст этого письма:


    Привет, Инна!

    Получила твое прекрасное поздравление. Спасибо, моя дорогая. Жаль, что мы с тобой не можем вместе посидеть за праздничным столом. Все-таки 55 лет – возраст солидный. Но, честно признаюсь, я его абсолютно не ощущаю и на пенсию не собираюсь. Да и кто меня отпустит? Я уже 10 лет (с ума сойти!) во главе нашего издательства.

    Жаль, что мы с тобой так редко видимся! Помнишь, в институте практически не расставались? Вот как жизнь распорядилась. Ты живешь в Москве, работаешь главным редактором одной из столичных газет и, как я понимаю, домой возвращаться не собираешься. Неужели, Инночка, не тянет в родные пенаты? Ты ведь уже года два, если мне не изменяет память, у нас не появлялась? Хотя я все понимаю: работа, семья. Ах, эта вечная, непрекращающаяся карусель жизни! Сама тоже верчусь-кручусь без остановки. В издательстве дел полно, да я тут еще на психологические курсы записалась. Не смейся, это я лично для себя. Читают нам «НЛП». Слышала? Нейро-лингвистическое программирование. Очень занятная штука. Учусь общаться на совершенно другом уровне. И много нового о себе узнаю. Например, о сенсорных предпочтениях. Ладно, не буду тебе этим в письменной форме голову забивать. Приедешь, расскажу подробно, если тебя это заинтересует.

    Как там твоя жизнь? И не пора ли приехать хоть на пару недель? Ярославль просто не узнать. Наш древний город явно помолодел. Чистенький, ухоженный, и восстановление монастырей и других памятников архитектуры идет полным ходом. Ты даже и представить не можешь, как выглядит сейчас ансамбль в Коровниках! Красотища, просто дух захватывает. А уж со стороны Волги – картина! Мэр новый старается. Руководитель очень толковый, а уж хозяйственник! Я с ним, кстати, лично знакома. Пришлось как-то пересечься по делам издательства. Вижу-вижу, Инка, как ты ехидно улыбаешься! Ничего такого, уверяю тебя. Хотя с мужем у меня, сама знаешь, давно не ладится. Приезжай! Посидим на кухне, как в старые добрые времена, обо всем поболтаем.

    Налью-ка я себе «Мартини». Знаешь, у меня сегодня редкий и самый настоящий выходной. Мой благоверный уже второй месяц в командировке, а сын с женой и Машунькой на даче. Я тут бездельничаю и наслаждаюсь полным одиночеством. Надо о многом подумать. У меня ведь кое-что произошло за этот месяц. Ладно, Инна, тебе я могу все рассказать.

    Где-то месяц назад к нам в издательство устроился курьером молодой парень, студент-вечерник какого-то колледжа. Зовут его Виктор, ему только исполнилось 18 лет. Как-то раз моя секретарша Алена попросила его сходить в кафетерий за пирожными. Я в тот день с утра мучилась непрекращающейся головной болью. И, как назло, работы было невпроворот. С утра занималась срочными заказами, не отходила от компа, и глаза просто разламывались. Я попросила Виктора по пути зайти в аптеку и купить что-нибудь от головной боли. Скоро он вернулся, отдал Алене коробку с пирожными, а мне на стол положил пачку таблеток. Я в этот момент просматривала сигнальный экземпляр сборника итальянской поэзии XIII века. Отложила томик в сторону, поблагодарила Виктора и протянула ему деньги за лекарство. Он сунул их в кармашек джинсов, но почему-то продолжал стоять у моего стола. Я начала тихо злиться, а он взял томик и раскрыл. Потом вдруг начал читать вслух, видимо, первое, что попалось ему на глаза:

    А милая глядит без сожаленья,
    Уходит – ни полслова,
    Само высокомерье и презренье.
    Что ж, ей легко высокомерной быть:
    Никто из женщин не сравнится с нею…

    Он замолчал.

    «Гвидо Гвиницелли», – машинально отметила я про себя, а вслух недовольно спросила:

    – Вы что, поклонник итальянцев?

    – Я совсем не знаю эту поэзию. Но я сам пишу стихи, правда, как дилетант, – тихо произнес он.

    И посмотрел на меня с ожиданием.

    «Только этого мне не хватало! – испуганно подумала я, опуская голову. – Сейчас начнет читать какой-нибудь бред. Нет, сегодня я этого вынести не в силах».

    Возникла неприятная пауза, так как мы оба молчали.

    «Долго он собирается здесь стоять?» – раздраженно подумала я.

    И только открыла рот, чтобы попросить его покинуть кабинет, как Виктор тихо произнес:

    – Вы сегодня очень бледны, Эмма Сергеевна. У вас головная боль?

    Я изумленно повернулась к нему и подняла глаза.

    Знаешь, Инка, 18 лет – это… Да что говорить! Просто представь: довольно высокий, где-то метр восемьдесят, с отличной спортивной фигурой. Узкие бедра, туго обтянутые белыми джинсами; черная рубашка, низко расстегнутая и открывающая часть молодой, практически без волос, груди; красивая сильная шея; короткие, пшеничного цвета, густые волосы. Лицо продолговатое с яркими губами, прямым, чуть приподнятым носом и ясными серо-зелеными глазами. Ресницы пушистые и более темные, чем волосы. Все это я увидела в одно мгновение, и было какое-то странное ощущение прозрения.

    «До чего красив! – изумленно отметила я про себя. – И как это я раньше не видела?»

    Я отчего-то смешалась и стала открывать пачку анальгина. Но он осторожно вытянул ее у меня из пальцев и сказал:

    – Зачем себя лишний раз химией травить? Я знаю точечный массаж и могу помочь.

    Не успела я оглянуться, как Виктор откинул мою голову назад так, что я почувствовала затылком его джинсы, и легко прикоснулся теплыми пальцами к моим вискам. Я оцепенела от неожиданности и возмущения его фамильярностью. Но пальцы так приятно касались моей кожи, что я промолчала, отдаваясь ощущениям. И что ты думаешь? Скоро головная боль действительно исчезла. В общем, чего я тебе тут буду расписывать? Через день он стал моим любовником.

    Ты в ужасе? Я сама была в шоке от содеянного. Ты же меня знаешь с детских лет. Я прежде всего человек долга. Вначале примерная пионерка, потом комсомолка, потом верная жена и отличная мать. Я уж не говорю о директорском кресле. И вот тебе на! Связаться с юнцом. Есть от чего сойти с ума.

    И я словно действительно сошла с ума. Мне Витенька вначале показался таким неопытным и наивным, что захотелось помочь чем-нибудь, посоветовать, направить. Но скоро я поняла, что ему это совсем не нужно. Он и так считал себя умнее всех, характер у него оказался железный. И я подчинилась этому парню, почувствовав себя впервые в жизни слабой и балуемой. Ты удивлена? А я-то как удивлялась!

    Э-эх, Инка! Какой это был счастливый месяц! Апрель такой теплый, все рано зацвело, в воздухе разливалась какая-то истома от раннего тепла и ослепительного солнца. Я, обычно впадающая в это время в жесточайшую депрессию, неожиданно почувствовала прилив энергии и захотела простого женского счастья. Виктор вел себя так, будто он – взрослый мужчина, а я – юная и неопытная девушка. И называл он меня не иначе, как «моя девочка» или «мой малыш». Тебе смешно? А мне на память часто приходила история Есенина и Дункан. Помнишь?

    И какую-то женщину
    Сорока с лишним лет
    Называл скверной девочкой
    И своею милою…

    И мне было необыкновенно приятно в моем пенсионном возрасте слышать такие нежные словечки. Мы стали близки. Н-да… это не описать! А через неделю он признался мне в любви. Вот этого я совсем не ожидала. Больше того, Виктор подарил мне стихи собственного сочинения. Я вздрогнула, когда он протянул мне исписанный листочек, вновь вспомнив Есенина. Но когда прочитала! Сейчас перепишу с сохранением орфографии.

    Прийдя домой опять впечали
    Набрал заветный телефон.
    Там голос нежный отвечает
    Мне нужин парень молодой.
    И вот стаю в назначинам табою месте
    Душа натянута как струнки у гитары
    А сердце мне пает матив
    А той прекрасной низнакомке
    Что щас должна прейти.

    Представила?! Это сейчас я не могу сдержать смех. А тогда, несмотря на ужасающие ошибки, меня этот «шедевр» даже умилил.

    Ты не поверишь, но я бегала на самые настоящие свидания. Он ждал меня, всегда с букетом цветов, в «назначинам» месте. Мы гуляли по вечернему Ярославлю, держась за руки, и на каждом углу целовались. И сколько разных нежных глупостей он мне нашептывал на ушко! Представляешь, каково это – вернуться в юность, видеть близко-близко свежее лицо с ясными влюбленными глазами, касаться пальцами упругой кожи, чувствовать жар мягких нежных губ? Я буквально потеряла голову, перестала о чем-либо задумываться и – влюбилась. Да-да, Инночка, я влюбилась! Не думала, что в моем возрасте все еще способна на такое.

    Виктор скоро ушел с работы, мотивируя это тем, что нужно готовиться к предстоящей сессии. Но на меня время у него все равно находилось.

    У нас был излюбленный маршрут: вначале шли через площадь к театру Волкова, огибали его, заходили в маленький переулок. Там есть крохотное и необычайно уютное кафе, состоящее из двух залов, густо уставленных столиками. Мы всегда сидели там около часа. Девушки за стойкой скоро стали нас узнавать и здоровались, загадочно улыбаясь. Витя брал себе кружку пива, а мне кофе и мороженое. Мы обычно сидели во втором зале. У нас даже был любимый столик в самом углу под изогнутым маленьким светильником в форме розового полупрозрачного цветка. Мы старались сесть именно за этот столик и огорчались, если он был занят.

    Вначале мы болтали о всяких пустяках, потом пододвигались все ближе, глядя неотрывно в глаза друг другу. Потом Витя брал мои руки в свои и нежно поглаживал. А потом мы, не выдержав, начинали целоваться. Он шептал мне на ухо, что без ума от меня, что я самая красивая в мире девушка, а я упивалась его страстью и ничего вокруг не замечала. Как-то раз за соседним столиком устроилась компания из одних женщин. Я решила, что это коллеги отмечают какое-нибудь событие. Вели они себя шумно и развязно. Сама знаешь, когда бабы собираются вместе, да еще пьют, то через какое-то время у них появляется настоятельная потребность заявить о себе окружающим. Когда мы сели за столик, они вначале не обратили на нас никакого внимания, видимо, решив, что это бабушка с внуком или тетя и племянник. Но на цветы в моих руках глянули с недоумением. И вот через какое-то время мы расслабились, и Витя начал целовать меня весьма недвусмысленно. Когда он оторвался, я вдруг отметила, что за соседним столиком непривычно тихо. Я отстранилась, поправила прическу и краем глаза увидела, что женщины, все до одной, развернулись в нашу сторону и молча упиваются зрелищем. Заметив, что я смотрю на них, они тут же шумно начали переговариваться, что вот, мол, богатая дамочка купила себе хорошенького мальчика. И он тоже совсем без мозгов, раз пошел на содержание к старухе.

    Я глянула на Виктора, но у него был абсолютно невозмутимый вид. Я встала и потянула его за руку. Он помедлил, но тоже встал, с недоумением на меня посматривая.

    – Иди, малыш, пое… и старушку, – услышали мы вслед. – Смотри только, так и некрофилом стать недолго.

    Я вылетела из кафе и расплакалась. Но Виктор оставался спокойным. Потом закурил и сказал, что никогда не обращает на такие выпады внимания, ведь он знает, что мы не просто трахаемся и что у нас любовь. Справедливость его слов немного меня успокоила, но настроение долго оставалось испорченным. И уже дома я задумалась, где еще он мог слышать подобные реплики в свой адрес.

    Особенно меня задело, что они обозвали меня старухой. Ты бы меня сейчас видела! Не узнала бы! Я полностью поменяла стиль делового и строгого сухаря на сексуальный и женственный. Внутри меня словно что-то щелкнуло и зажглось маленькое солнце, которое осветило меня изнутри и сияет сейчас постоянно в глазах и улыбке. А ведь это Виктор повернул выключатель и зажег это солнце. У меня сейчас короткое пышное «каре» вместо длинных, закрученных в вечный узел волос. И свой темно-русый с проседью цвет я сменила на сочный золотисто-рыжий. И ты знаешь, при моей все еще хорошей белой коже и синих глазах я выгляжу сногсшибательно. Сейчас от мужиков отбоя нет. Короче, я в полном порядке, Инка!

    Так и слышу, как ты сейчас ворчишь: «Еще бы! Молодой жеребец!» И будешь права. Ты и представить не можешь, что я с ним испытала! Никогда ни с одним, хотя, конечно, у меня было не так много мужчин.

    Один вечер особенно запомнился. Мы решили провести его у меня дома. Я редко оставляла Витю на ночь. Хоть муж и в командировке, а сын живет отдельно, но рисковать не хотела. Мало ли что! А тут так захотелось устроить себе маленький праздник. Накрыла я столик в гостиной, поставила изысканные закуски, дорогое испанское вино, фрукты, цветы. Зажгла свечи. Прямо как в кино. Сама восхитилась. С мужем-то даже в молодости ничего подобного. Он, сама знаешь, совсем не романтик. И оделась я, не поверишь, в свое лучшее вечернее сильно декольтированное платье и даже бриллиантовые серьги нацепила. Мальчик мой явился с точностью до секунды и буквально ошалел от моего вида. Но тут же пришел в себя, и я, не успев рта раскрыть, оказалась уже без платья. Знала бы ты! Ну почему я раньше не устраивала себе такого праздника для тела и души? Нельзя лишать себя таких ощущений!

    Уснули мы под утро в полном изнеможении. Я очнулась во второй половине дня, чувствуя, что разбита физически, зато мой котенок выглядел отлично. Что значит 18 лет! Он уже полностью освоился и принес мне кофе в постель. Его глаза и улыбка сводили меня с ума. И мы начали вторую серию. А потом и третью… Вечером пошли прогуляться. Потом он, как обычно, проводил меня до дома и молча стоял, глядя в глаза с грустным и каким-то трудноопределимым выражением. И я дрогнула. Предложила пожить у меня недельку, пока муж еще в командировке. Витя с радостью согласился, и мы поднялись ко мне в квартиру. Я знала, что он живет на краю города в старом полуразвалившемся частном доме вдвоем с матерью-инвалидом. Представляла его жизнь там и жалела бедного мальчугана. Я выдала ему запасной комплект ключей, чтобы он не чувствовал себя стесненно.

    А в пятницу мне позвонил сын с дачи и сказал, что ему необходимо срочно поговорить со мной по безотлагательному делу. Сама понимаешь, когда «рыльце в пушку», то всего пугаешься. Я решила, что до него дошли какие-нибудь сплетни на мой счет, и сказала, что приеду вечером, а в воскресенье вернусь обратно. Витя сильно огорчился, так как планировал выходные провести полностью со мной. Но не могла же я взять его с собой на дачу. Я твердо пообещала, что вернусь в воскресенье к обеду, а в субботу обязательно позвоню. Он проводил меня вечером на вокзал и долго целовал на перроне, не обращая внимания на оглядывающихся прохожих. Когда вагон поехал, Витя пошел рядом с окном, глядя на меня сквозь запыленное стекло грустными покрасневшими глазами. Я чуть не расплакалась от любви и нежности, затопившей меня. Я закрыла глаза и откинулась на спинку сиденья. И до моей станции буквально грезила, мечтая о любимом. Я даже решила, что поселюсь с ним вместе в какой-нибудь маленькой квартирке, буду готовить для него, ждать с занятий, каждую ночь ложиться с ним в одну постель. Представила? А ведь я так и думала. Совсем голову потеряла!

    Сын ждал меня на перроне. В первую минуту, увидев его, я с ужасом подумала, что Виктор младше его. Но даже это не отрезвило меня. После ужина дети поговорили со мной о делах. Речь шла всего лишь о сумме денег, необходимой им для обмена их квартиры на большую. Сейчас как раз подвернулся подходящий вариант. Потом я удалилась на второй этаж, сказав, что устала и хочу спать. Забравшись под одеяло, первым делом позвонила своему котенку. Он почему-то долго не отвечал, и наконец я услышала его сонный милый голос. Я даже рассмеялась от удовольствия, представив, как он сейчас спит на моей широкой кровати совсем голенький, как прижимается к моей подушке теплой щекой.

    – Спокойной ночи, любовь моя, – нежно прошептала я в трубку.

    Никогда я не была так счастлива, как в этот момент!

    В субботу я ему еще раз позвонила днем. Он ответил, что ничего не делает, просто валяется на диване, пьет пиво, смотрит фильмы и БЕЗУМНО по мне скучает. Я твердо заверила, что вернусь в воскресенье к полудню.

    Но так получилось, что наш сосед по даче поехал в город раньше, чем планировал. Предложил взять меня с собой, если, конечно, я встану в такую рань. Дети начали меня уговаривать поспать подольше, но я рвалась обратно. Сама понимаешь, Инка, мой котенок ждал меня. Выехали мы в шесть утра. И около семи сосед высадил меня у подъезда. Я решила сделать Виктору сюрприз и не предупредила заранее, что вернусь так рано. Мечтала разбудить его поцелуем. С трудом сдерживая радостное нетерпение, поднялась на свой этаж. Выйдя из лифта, вдруг услышала щелчок замка и увидела, что дверь моей квартиры начинает приоткрываться. Было такое ощущение, что все мои чувства мгновенно и многократно обострились. Могу поклясться, что я четко услышала звук поцелуя и приглушенные смешки. Я бесшумно спустилась по лестнице вниз на этаж. Когда дверь захлопнулась, я нажала кнопку лифта. Это сейчас я так все спокойно описываю, а тогда я была в бешенстве. Когда лифт остановился и открылся, я зашла внутрь и внимательно посмотрела на свою соперницу. Почему-то была уверена, что увижу молоденькую дурочку с длинными ногами и кукольным раскрашенным личиком. Но рядом со мной стояла очень интересная женщина, может, чуть моложе меня. Она была элегантно и дорого одета, и парфюм у нее был соответственный. Она не обратила на меня никакого внимания, занятая своими мыслями, хотя я буквально пожирала ее глазами. Выражение лица у нее было грустное и утомленное. Из лифта я вышла вслед за ней. С изумлением увидела, что она садится за руль серебристого «мерса». Когда машина плавно отъехала от моего дома, я еще какое-то время постояла на одном месте, испытывая противоречивые чувства. Конечно, мне хотелось броситься к этому маленькому негодяю и надавать пощечин по его красивой мордочке. Но я сдержалась и медленно побрела по пустынной улице. Скоро наступила реакция, и я расплакалась. Погода по-прежнему стояла чудесная, и, несмотря на раннее утро, было тепло, как летом. Я уселась в скверике на лавочку и закрыла глаза. Представляешь, Инна, каково это? Особенно больно было от того, что он привел эту женщину в мой дом, улегся с ней на мою постель. Это каким надо быть человеком, чтобы позволить себе такое?

    Я вновь расплакалась. Но потом взяла себя в руки. Побродила еще какое-то время по улицам. Потом зашла в «Макдоналдс», была практически первой посетительницей, выпила чашку кофе и окончательно пришла в себя. Подправила в туалете косметику и решила вернуться домой. Знаешь, даже мелькнула мысль ничего не говорить Вите, оставить его еще какое-то время при себе.

    Но когда он распахнул дверь мне навстречу с радостной улыбкой и незамутненным взором, я не выдержала. Отстранилась от его объятий и прошла в спальню, избегая смотреть на смятую постель. Мне показалось, что в спальне все еще витал запах ее духов. Я села в кресло и попросила меня выслушать. Витя, сразу став серьезным, примостился напротив на краю кровати. Я с минуту молча смотрела в его красивые глаза, на его спутанные густые волосы, на мускулистые плечи. Потом спокойно сказала, что я все знаю, что видела своими глазами, как из моей квартиры вышла женщина, поэтому я прошу его удалиться и никогда не появляться на моем горизонте.

    Ах, Инночка, видела бы ты его смущенное и расстроенное лицо. Он оцепенел, потом бросился передо мной на колени, стал плакать, умолял простить. Говорил, что любит только меня, а все остальное – просто развлечения молодого парня. Он был очень убедителен и трогателен. Если бы я видела юную девочку, возможно, я бы и поверила. Но зрелая обеспеченная женщина! Здесь попахивало кое-чем другим. Неужели я влюбилась в альфонса?! При этой мысли кровь бросилась мне в голову. Я вскочила и резко сказала:

    – Пошел вон, щенок!

    Витя перестал плакать, понуро поднялся и собрался за пять минут.

    Знаешь, дорогая, я ведь потом еще неделю рыдала от несправедливости всего произошедшего. Но как-то утром сказала сама себе, что, кроме этого маленького подонка, на земле существует много других мужчин, не менее красивых, зато более порядочных и способных действительно любить.

    В общем, Инна, я твердо решила, что, как только мой муж вернется из командировки, я серьезно поговорю с ним и предложу подать на развод. Ведь мы давно остыли друг к другу. Зачем же продолжать жить вместе? Еще можно найти счастье и в таком возрасте. Теперь я в этом уверена на сто процентов. И знаешь, сейчас я даже благодарна Вите за то, что он разбудил меня от спячки и я захотела вновь, как в юности, найти свою любовь. Новую любовь, раз уж старая давно прошла.

    Все, моя дорогая, на этом прощаюсь! Пиши, очень жду новостей. И пожелай мне удачи.

    Твоя Эмма.








    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке