Загрузка...



  • Как защитить себя от венерических болезней
  • В записную книжку
  • В записную книжку
  • Упражнения по системе Кегеля:
  • Несколько популярных диет
  • В записную книжку
  • Размышления женщины бальзаковского возраста
  • В записную книжку
  • Размышления женщины бальзаковского возраста
  • Упражнения для глаз от Тани Кадзи
  • В записную книжку
  • Секреты гейш. Кулинария.
  • Салат «Неудержимость дракона»
  • Салат «Нефрит в яшме»
  • Напиток «Роса на нефрите»
  • Частная переписка Ольги Лазоревой
  • Его СМС-ки
  • Часть третья

    Мы собрались вечером у Златы. Она жила в сталинском доме недалеко от метро «Смоленская» в однокомнатной квартире на втором этаже. Но квартира была огромная. Комната почти сорок метров и кухня двенадцать, к тому же, как и во всех сталинских домах, необычайно высокие потолки. Достопримечательностью этой квартиры был балкон, хотя скорее его можно назвать террасой. Квадратный и огромный, словно еще одна комната. Под ним располагался продуктовый магазин. Злата на лето выставляла пластиковые стулья и стол. Огромный тополь давал тень.

    Мы сидели на этом балконе за столом и пили минеральную воду со льдом.

    – Бог мой, Златка, – сказала Лена, – давно говорю, что тебе можно из этой не функциональной террасы сделать какой-нибудь зимний сад. Да и комнату перегородить. И получится вполне удобная двухкомнатная, с гостиной и спальней. А то ты поставила стеллаж и спишь за ним.

    – Да неохота мне все это переделывать, – отмахнулась Злата. – Я уже привыкла. А сын дома почти и не бывает, так что я, считай, здесь одна проживаю. А он постоянно у девушки. Кроме этого, бесплатно никто делать такую перегородку не будет.

    – А замуж выйдешь? – спросила Ириска. – Все-таки удобнее, когда отдельные помещения.

    – Замуж?! – расхохоталась Злата. – В пятьдесят-то лет?

    – Пока сорок девять, – заметила я и улыбнулась.

    Злата выглядела отлично. Но вес оставался тем же, несмотря на многочисленные диеты, которыми она по-прежнему увлекалась.

    – Слышь, Ириска, и как тебе удалось так похудеть? – поинтересовалась Злата.

    – Так я же рассказывала о психологической диете, – удивилась та. – И даже Оле ее записала. Очень удобно и помогает реально.

    – Да, мы видим! – хором воскликнули мы со Златой. – Насколько похудела?

    – На восемь килограммов за полтора месяца.

    – Отлично! – заметила я. – То, что надо.

    И мы дружно глянули на Ириску. Выглядела она и правда великолепно. Лицо стало одухотворенным, потому что исчезла одутловатость из-за излишнего веса, фигура была подтянутой. И она сейчас постоянно улыбалась.

    – Как с мужем-то? – спросила Лена.

    – Супер! – ответила Ириска и слегка покраснела. – Девочки, вы даже не представляете! Ну и дура же я раньше была…

    – Что в рот не брала, – неожиданно закончила за нее Лена.

    И мы расхохотались.

    – Да ну вас! – отмахнулась Ириска.

    – Не обращай внимания, – заметила я. – Мы на самом деле очень за тебя рады.

    – Может, чайку? – поинтересовалась Злата, вспомнив о своих обязанностях хозяйки.

    – А может, чего-нибудь покрепче? – задумчиво спросила Лена.

    Ее лицо погрустнело. Мы замолчали и глянули на нее. После разрыва с Сашей прошла всего неделя. И Лена упорно отказывалась говорить на эту тему. Но было видно, что она все еще переживает.

    – Есть сухое красное вино, – сказала Злата.

    – Я пас, – тут же отказалась я. – Жарко и не очень-то хочется.

    – Я буду немного, – сказала Ириска.

    Злата кивнула, встала и скрылась за дверью.

    – Ленусик, – начала Ириска, – может, тебе стоит развеяться, съездить куда-нибудь? Забудь ты этого козла! – с жаром добавила она.

    – Ты о ком? – поинтересовалась Лена и строго на нее посмотрела.

    – Да ладно, не прикидывайся, – поддержала я Ириску. – Мы же видим, что ты все еще страдаешь.

    – Трудно забыть, – после паузы призналась Лена. – Уж очень он был хорош в постели! И знаете что, девочки, я заметила одну странную закономерность: чем парень лучше как человек, тем он хуже в постели, а самыми лучшими любовниками оказываются как раз самые отъявленные мерзавцы.

    – Вы это о чем? – спросила Злата, входя на террасу и неся поднос.

    – Да о любовниках, – пояснила Ириска.

    Злата хихикнула и поставила на стол бутылку вина, стаканы и тарелочку с нарезанным сыром.

    – Так я и знала! – сказала она, разливая вино. – Ликвидация сексуальной безграмотности приведет к тому, что скоро Ириску перестанет устраивать один мужчина и ее потянет на приключения.

    – Ошибаешься! – обидчиво ответила Ириска. – Я люблю своего мужа. Понимаешь, Златка?

    – Да мы и не сомневаемся, – сказала я. – Не волнуйся.

    – А чего она? – нахмурилась Ириска.

    – Это правда жизни, – вздохнула Лена.

    – И ты туда же? – окончательно обиделась Ириска. – Оля, ты хоть им скажи!

    – Да, девочки, бывают исключения, – поддержала я ее. – И есть супруги, которые верны друг другу всю жизнь. Вот зачем, по-вашему, нужен брак?

    – Чтобы родить деток, – не задумываясь, ответила Злата.

    – Их и так можно родить, – усмехнулась Лена. – Вне брака.

    – Ладно, спрошу по-другому, – сказала я. – Чем, по-вашему, хорош брак?

    – Хорошее дело браком не назовут! – рассмеялась Злата. – И это всем известно!

    – И чем, по-твоему? – заинтересовалась Ириска.

    – Лишь тем, что рядом с тобой будет, может, не всегда самый умный, красивый или успешный человек, зато всегда самый родной и близкий. А это дорогого стоит.

    – Да, – обрадовалась Ириска. – Олька зрит в корень. Именно этим и хорош брак, это точно! И как это мне самой в голову не пришло? Лева частенько выводит меня из себя, но ведь это действительно мой самый близкий человек на свете. И чем дольше мы вместе, тем он ближе и роднее.

    – Остается позавидовать, – вздохнула Лена.

    – И ты найдешь себе такого! – уверенно сказала Ириска. – Вот увидишь!

    В этот момент мы услышали слабую трель звонка. И сразу замолчали.

    – К тебе? – спросила Лена и поставила бокал с недопитым вином на стол.

    – Никого не жду, – явно растерялась Злата и пошла открывать.

    Скоро мы услышали басистый мужской голос. На террасе появилась немного смущенная Злата в сопровождении невысокого худощавого мужчины неопределенного возраста. Ему могло быть и тридцать пять и сорок пять лет.

    – Это Константин, – официальным голосом представила Злата. – Мой знакомый.

    Потом она назвала наши имена. Константин поздоровался с каждой из нас за руку. Его пальцы были влажными и вялыми. Затем сел за стол, закинув ногу за ногу, и заулыбался. Как оказалось, Костя работал инспектором симфонического оркестра, познакомился со Златой несколько дней назад, когда приезжал в павильоны. В одном из них по ночам музыканты записывали программы. Он просидел до утра у Златы на посту и совершенно очаровал ее. Косте оказалось 47 лет, он был разведен, причем дважды. Все это мы узнали буквально за полчаса общения, потому что Костя оказался крайне непринужденным и раскрепощенным человеком. Он болтал без умолку, и скоро нам казалось, что мы его давно знаем. Внешне он был недурен. Темно-каштановые, правда, немного редковатые волосы, большие карие глаза, правильные черты лица, подтянутая сухощавая фигура. Его портили лишь темные круги под глазами и немного припухшие веки, что придавало его лицу болезненный вид. Но все равно выглядел он явно моложе своих лет, к тому же подкупал открытым характером и обаятельной улыбкой.

    Злата предложила ему вина, он с удовольствием согласился и явно оживился. Но бутылка была практически пуста.

    – Я сейчас сбегаю! – предложил он. – Зайка, прихватить еще чего-нибудь? – непринужденно спросил он у Златы.

    – Нет, – растерянно ответила она. – И может, не стоит?

    Но Костя уже выскочил с террасы.

    – Зайка? – рассмеялась Лена. – Вот это скорость! Вы же всего несколько дней знакомы!

    – Но нам и не по пятнадцать лет, – сказала Злата. – Чего уж тут миндальничать и тянуть кота за хвост?

    – Хочешь сказать, что вы уже того?.. – изумилась Ириска.

    – Да, – кивнула Злата. – Я в него влюбилась. Вы же видите, какой это легкий веселый человек. К тому же, девочки, вы не представляете размер! Я когда увидела, то дар речи потеряла. Но неудобно жутко! Ни один презерватив не налазит.

    – Так ты что, не предохраняешься? – испугалась я. – С ума ты сошла?!

    – К тому же есть специальные, кажется, так и называются: XXL для больших размеров, – заметила Ириска. – Я сама в аптеке видела.

    – Тебе-то зачем? – немного ехидно поинтересовалась Злата.

    – Случайно внимание обратила, – ответила Ириска. – Но ты не права! Ты же его совсем не знаешь!

    – В моем возрасте очень трудно забеременеть, – отмахнулась Злата. – Тоже мне, нравоучения читать вздумали! Да я всех вас старше!

    – Это лишь один аспект, – сказала я. – А заболевания?

    – Костя утверждает, что полностью здоров, – улыбнулась она. – И я ему верю.

    – Нет, все это не укладывается ни в какие рамки! – сказала Лена. – Злата, так действительно нельзя!

    – Чего вы на меня напали? – разозлилась Злата. – Я сама взрослая девочка и знаю, кому можно так давать, а кому нет. Это на уровне интуиции! Пойду бутерброды сделаю, а вы тут пока вволю посплетничайте.

    Когда Костя появился, мы с любопытством на него посмотрели. Он и правда производил впечатление рубахи-парня – веселого, открытого, словом, своего в доску. Костя купил трехлитровый пакет дешевого вина «Изабелла», бутылку водки «Гжелка», сыр, колбасу и батон хлеба. Увидев набор продуктов, Лена поморщилась. Мы знали, как она предвзято относится к дешевым спиртным напиткам, постоянно говоря, что ее печень дороже. Злата начала журить его, говоря, что у нее все есть. Она поставила на стол бутерброды и стопки под водку.

    – Я не буду! – тут же отказалась Ириска. – И вообще, мне пора.

    – Да мы, пожалуй, пойдем, – сказала Лена и подмигнула мне.

    – Куда вы? – огорчился Костя. – Зачем стол разбиваете? Так славно сидели!

    – Нам действительно пора, – твердо проговорила я и встала. – Приятно было познакомиться.

    Мы двинулись к выходу. Злата пошла за нами. В коридоре она прошептала:

    – И как он вам, девочки?

    – Трудно сказать, – осторожно ответила Лена. – Веселый, конечно. Но почему он такие дешевые напитки берет? Или денег нет?

    – Не знаю, не выясняла, – хихикнула Злата. – Просто он непривередливый.

    – Ты все-таки осторожней, – предостерегла я ее. – И если не хочешь с резинками, то ведь и другие средства есть. Свечи «Фарматекс», например. От беременности и СПИДа, конечно, не предохранят, зато от инфекций точно.

    – Ты прямо как заботливая мамочка, – усмехнулась Злата. – Но все равно, спасибо за заботу. Учту!

    Ученые выяснили, что женщины старше 50 лет любят заниматься сексом намного чаще, чем их ровесники-мужчины. В результате опросов выяснилось, что у женщин намного улучшается самочувствие после занятий сексом, нормализуется давление, подтягиваются мышцы. Примечательно, что в отличие от женщин пожилые мужчины утверждают – их потребность в сексе, наоборот, уменьшилась с годами. Получается, что для женщин зрелого возраста секс важен больше, чем для мужчин. Ученые считают, что это связано еще и с тем, что женщины в пожилом возрасте получают больше удовольствия от секса, чем раньше, так как им больше не нужно думать о контрацепции. Но это рождает вполне определенную опасность: рост числа случаев заболевания ВИЧ-инфекцией среди людей старше 50 лет в два раза выше, чем среди молодежи. Например, в Великобритании опубликовали данные исследований, и выяснилось, что за последние пять лет количество случаев заболевания гонореей и сифилисом среди тех, кому за 65, увеличилось на 55%.

    По статистике те, кому за 50, в среднем в шесть раз реже пользуются презервативами и в пять раз реже проверяются на СПИД, чем двадцатилетние. В настоящее время распространенность венерических болезней достигла уровня эпидемии. Фактически они являются третьей из самых распространенных групп инфекционных болезней непосредственно после простудных заболеваний и гриппа. И стоит знать, что венерические болезни приносят больше вреда женщинам, чем мужчинам, так как у женщин обычно не столь ярко проявляются симптомы, бывает больше осложнений, и о болезни часто не подозревают до тех пор, пока она не нанесет организму невосполнимый ущерб. Также интересен тот факт, что женщины гораздо чаще заражаются венерической болезнью от мужчин, чем мужчины от женщин.

    Никогда нельзя быть уверенным в том, что вы слишком стары, чтобы заболеть. В действительности, когда из-за естественных возрастных изменений ваше влагалище станет более сухим и менее кислотным, заразиться ею даже легче. И даже если после наступления климакса вы будете проходить гормональную терапию, ваше влагалище никогда уже не станет таким устойчивым к болезням, как у тридцатилетней. Так что не считайте, что вы гарантированы от подобной опасности лишь на основании того, что вам 40, 50 или даже 80, если вы не отказались окончательно от половой жизни.

    Как защитить себя от венерических болезней

    1. Имейте лишь одного партнера, который, в чем вы должны быть абсолютно уверены, не болен венерической болезнью.

    2. Пользуйтесь резиновыми презервативами, а не изготовленными из естественных материалов, так как вирусы могут проникать сквозь их поры. Хотя презерватив не дает полной гарантии против заражения венерической болезнью, это наиболее эффективное из доступных средств защиты от них.

    3. Если у вас один партнер в течение трех месяцев и он настаивает на сексе без презервативов, то сдайте оба анализы на СПИД и гепатиты. Не бойтесь предложить это ему, ведь речь идет о вашем здоровье и, возможно, жизни. И не забывайте, что, кроме венерических заболеваний, имеются вирусы, которые очень легко передаются при половом контакте без презерватива и потом останутся у вас в течение всей жизни: это генитальный герпес и вирусная папиллома. И, несомненно, лучше сдать анализы на эти вирусы. Если у вашего мужчины они обнаружатся, а у вас они отсутствуют, то секс без презерватива исключен. Даже оральный. Вы же не хотите, чтобы потом у вас на губах постоянно выскакивала «простуда».

    4. Избегайте частого спринцевания, ведущего к увеличению степени риска воспалительного заболевания тазовых органов, которое, в свою очередь, вызывается венерическими болезнями.

    5. Бросьте курить и чрезмерно употреблять алкоголь. Это подрывает иммунную систему.

    В записную книжку

    Рост числа случаев заболевания ВИЧ-инфекцией среди людей старше 50 лет в два раза выше, чем среди молодежи.

    Когда я вышла из метро, было уже довольно поздно. После дневной жары легкий ветерок казался даже холодным, и я шла к дому медленно, наслаждаясь им и подставляя лицо. Народу на улице было немного, так как все, кто мог, уехали на дачи. Редкие собачники посвистывали своим питомцам, переговариваясь между собой. Я свернула к своему дому и пошла между густых кустов сирени. И вдруг что-то просвистело у меня возле левого уха. Я машинально пригнулась, затем резко обернулась. Какая-то тень метнулась за кусты, послышался треск ломаемых веток.

    – Это что за шутки?! – закричала я, но с места не двинулась.

    Внезапный страх заполнил душу. Я прошла немного вперед, наклонилась и в полумраке разглядела узел толстой ржавой проволоки. Он пролетел мимо меня и угодил в куст. Причем летел с такой силой и был таким тяжелым, что несколько веток снизу были сломлены.

    «А если бы эта штуковина угодила мне в затылок? – окончательно испугалась я. – Это ведь сразу насмерть!»

    Внезапно я вспомнила о заметке про мужа Берковой, в которой он обещал расправиться с автором «Порнозезды», и что есть силы, не оглядываясь, припустила к своему подъезду. Сердце колотилось, я задыхалась. Влетев в подъезд, я испугалась еще больше. На первом этаже было темно. Казалось, что сейчас из-под лестничного пролета выскочит убийца с классически свирепым перекошенным лицом и ножом в крепко стиснутых пальцах. Я взлетела на свой этаж и начала звонить в дверь. Открыла Катя. Она изумленно на меня глянула и вяло спросила, отчего я так запыхалась. Потом добавила, что в моем возрасте полезно хоть иногда посещать тренажерный зал, и ушла в комнату. Я сбросила босоножки и пошла в ванную.

    «Что это было? – спросила я себя, когда после контрастного душа немного успокоилась. – Наверняка мальчишки играли в войну или еще во что-нибудь, а я перетрусила. Так и инсульт недолго заработать!»

    Но тут же подумала, что мальчишки давно все по домам сидят в такое позднее время.

    Я решила позвонить Саше. Он мой давний друг, а как известно, дружба – понятие круглосуточное.

    – Привет, – вяло ответил он.

    – Ты занят? – задала я дежурный вопрос.

    – Как всегда… срочно нужно одну рукопись просмотреть. Уж и не знаю, когда сегодня спать лягу. С третьей «Гейшей» все нормально, – добавил он. – Текст весьма интересен. Так что, думаю, будет пользоваться не меньшим успехом.

    – Саш, – прервала я его, – тут такое дело. Помнишь, я говорила, что муж Берковой хотел мести?

    – Да, – тут же оживился он. – У тебя что-то случилось?

    – Н-нет, – неуверенно ответила я. – Так, показалось. А никто моей личностью не интересовался?

    – Был тут какой-то звонок, – задумчиво проговорил Саша. – Просили связаться с Лазоревой. Но я решил сам поговорить. Оказалось, это мужик из телефонной компании, интересовался по поводу книги «Секс по телефону». Хотел лично с тобой проконсультироваться, как со специалистом, – засмеялся он. – Я сказал, что это навряд ли. Он оставил на всякий случай свой телефон. Я хотел тебе завтра об этом рассказать. А что случилось-то, Оль?

    – Ничего такого, – ответила я. – Просто нервы шалят.

    – Слушай, ты не волнуйся особо. Никто твои координаты посторонним людям давать не собирается. Я тебе уже это говорил.

    – Хорошо. Спасибо, Саша. Спокойной ночи!

    – И тебе. Если что, сразу звони.

    Я легла спать, но долго ворочалась с боку на бок.

    Утром при свете солнца все это показалось полной ерундой. Я сходила в магазин, правда, нервно оглядывалась по сторонам, когда вышла из подъезда. Но все выглядело как обычно. И я окончательно успокоилась. После обеда позвонил Ник и осторожно поинтересовался, когда он сможет меня увидеть. Я задумалась. Он молча ждал.

    – Хорошо, – решила я, – давай встретимся сегодня.

    – Малыш! – обрадовался он. – Я так счастлив! Давай в кино сходим?

    – В кино? – изумилась я и усмехнулась. – За ручки, как влюбленные школьники?

    – А что тут такого? – немного обидчиво спросил Ник.

    И я пошла в кино. Ник повел меня в кинотеатр «Зарядье» на какой-то фантастический фильм с элементами ужастика.

    «Хоть бы у меня спросил», – недовольно подумала я, когда мы уже зашли в фойе и я заметила афишу.

    На ней устрашающие на вид монстры сплелись в клубок и летели в бездну черного неба.

    – И почему ты выбрал именно этот фильм? – спросила я, глядя в его улыбающиеся глаза.

    – Так там все время темно будет, – непонятно ответил он и заулыбался шире.

    Но в тот момент смысл этого критерия я не уловила. И уже в зале, когда начался фильм, я поняла, что имел в виду Ник. Фильм был действительно со сценами, снятыми в постоянном мраке, и в зале тоже была темнота. И уже через минуту после начала Ник прильнул ко мне. Ощутив его нетерпеливые губы и горячее дыхание на своей шее, я вновь почувствовала прилив возбуждения. Ник не отрывался от меня. Скоро его пальцы расстегнули мою блузку и сжали грудь, мягко теребя соски. Вначале я опешила от его нахальства. Но потом уже не могла сопротивляться. Он шептал мне, какая я красивая и как он сходит с ума от любви, его пальцы ласкали меня, дыхание щекотало лицо, губы периодически касались моей шеи, мочки уха, щек, припадали к моим раскрытым губам. Фильм все шел, но я даже не понимала, о чем он, и не смотрела на экран. И вот его рука забралась мне под юбку, и я вместо того, чтобы возмутиться, слегка раздвинула колени. Ник ласкал очень умело. Я перестала о чем-либо думать, склонилась, с удивлением увидев, как он быстро расстегивает ширинку, и стала ласкать его ртом. Скоро все это подошло к логическому завершению. Я с трудом сдержалась от вскрика, такое невыносимо сильное наслаждение испытала. Ник застонал сквозь сжатые зубы и откинулся назад.

    Когда мы выпрямились, нас отчего-то разобрал смех. Я достала яблоко из сумочки и протянула его Нику. Он смотрел на меня жадно, не отрываясь. Потом откусил и потянулся ко мне. Я улыбнулась, глядя на кусочек яблока между его красных губ. Потом наклонилась и припала к ним, ощутив кисло-сладкий вкус плода. Так мы и ели это яблоко из губ друг друга. И это снова начало возбуждать. Я увидела, как Ник тяжело дышит, как его глаза горят, и, испугавшись, что сейчас последует продолжение, и уже более откровенное, сказала:

    – Давай кино посмотрим!

    Мы повернули головы к экрану и увидели лишь одно слово: «Fin».

    Когда мы вышли из кинотеатра, я буквально сгорала от стыда и не могла смотреть Нику в глаза. Зато он выглядел необычайно счастливым. Он порывался обнять меня за талию, поцеловать, но я отодвигалась. Мы шли в сторону Москворецкого моста. Уже стемнело. Я отчего-то начала нервничать. Все происходящее стало казаться фантастическим сном. Когда мы поднялись на мост, Ник вдруг оттеснил меня к парапету, обхватил и начал страстно целовать. Я чувствовала, как он сильно возбужден. И вновь поддалась его страсти. Я видела лишь его закрытые веки с длинными подрагивающими ресницами, его нежные раскрасневшиеся щеки, его растрепавшиеся черные кудряшки. Мои глаза закрывались, губы отвечали на поцелуй, такой глубокий, что я начинала задыхаться. Я услышала звук приближающейся милицейской сирены и резко оттолкнула Ника. Он посмотрел на меня каким-то потусторонним взглядом, его губы были приоткрыты и снова тянулись ко мне.

    – Прекрати, – строго сказала я, провожая взглядом милицейский «газик», промчавшийся мимо. – Не иначе я сошла с ума, если позволяю вытворять такое! И это в моем-то возрасте!

    – Да ты еще совершеннейшая девочка! – ласково проговорил он и взял меня за руку. – Мне даже кажется иногда, что я старше тебя на добрый десяток лет.

    Я не ответила и быстро двинулась в сторону метро. В вагоне мы молчали. Ник, правда, пытался обнять меня, но я отодвигалась. Перед нами сидели две пожилые женщины и не сводили с нас глаз. Они о чем-то иногда шушукались и вновь смотрели на нас. Я пыталась сделать отсутствующий вид, но, видимо, мое лицо меня выдавало. А уж Ник вообще не скрывал своих чувств. Его глаза сияли, он беспрестанно улыбался и начинал гладить мою руку. К тому же я держала на коленях букет красных роз, которые он купил возле метро.

    «Бог мой! И чем все это может закончиться? – с непонятной тоской думала я, глядя прямо перед собой и стараясь не обращать внимания на женщин. – Со стороны мы выглядим наверняка очень странно».

    Когда они, к моему невероятному облегчению, вышли, я сразу расслабилась. Ник моментально почувствовал перемену в моем настроении и обнял меня. Я вздохнула и положила голову ему на плечо.

    – Я люблю тебя, малыш, – шепнул он и приник ко мне головой.

    Так мы и ехали до «Чертановской». Когда мы вышли, я решительно двинулась к дому. Ник пошел рядом, пытаясь взять меня за руку. Но я ускорила шаг. И вдруг вспомнила вчерашнее происшествие и притормозила. Я оглядела с подозрением кусты сирени. Но Ник истолковал мое поведение по-другому.

    – Пойдем туда, – зашептал он и потянул меня к ближайшему кусту. – Там так темно. Нас никто не увидит.

    – Ты совсем с ума сошел? – громко возмутилась я. – Ничего лучше не мог придумать?!

    – Поедем в гостиницу? – не понял он.

    – Ник, я домой, – устало проговорила я. – Проводи меня до подъезда.

    Он кивнул, но глянул обиженно. Я видела, что он изнывает от желания, но это меня сейчас лишь раздражало. Особенно вывел из себя последний вопрос.

    «Еще не хватало с восемнадцатилетним парнем по гостиницам таскаться! – возмущалась я про себя. – За кого он меня принимает? В кинотеатре чуть не изнасиловал. А сейчас на кусты поглядывает».

    Я ускорила шаг, возле подъезда чмокнула его в щеку, бросила «Пока!» и скрылась за дверью.

    Что же больше всего беспокоит женщин после сорока? Это проблемы, связанные с либидо и сухостью влагалища. Хотя некоторые женщины начинают страдать от сухости влагалища и других связанных с этим моментов и за несколько лет до наступления климакса, основные проблемы, как правило, возникают после того, как прекращаются месячные. Но снижение содержания уровня эстрогена в организме не влияет на сексуальное желание и способность к оргазму у большинства женщин до тех пор, пока половой акт не начинает приносить неудобств.

    Что же происходит с нашим организмом?

    Без стимуляции со стороны когда-то имевшегося в изобилии эстрогена приток крови к половым органам постепенно уменьшается.

    Стенки влагалища теряют внутреннюю слизистую оболочку, защищающую его, истончаются, сморщиваются и легче раздражаются. Они теряют свои складки и толщину, без которых становятся менее растяжимыми, а также свою эластичность и подвижность. В результате вы можете не только почувствовать сухость стенок влагалища, которые заставят вас ощутить жжение, но и настоящую боль.

    Вашему организму будет требоваться больше времени, чтобы почувствовать сексуальное возбуждение, так же как и произвести смазку, подготавливающую к половому акту.

    Количество смазки постепенно уменьшается. Это является первым заметным признаком снижения уровня эстрогена в организме. Если ваш организм очень медленно теряет эстроген или еще продолжает вырабатывать его в обоих яичниках и жировых тканях, вы можете вначале не испытывать проблем из-за сухости влагалища, но в конце концов вы с ними, бесспорно, столкнетесь.

    Увеличивается содержание щелочи в среде влагалища. Более высокий уровень рН вместе со вновь приобретенной хрупкостью тканей влагалища делает его более восприимчивым к инфекциям, чем когда-либо прежде. Более высокий уровень рН способствует внедрению болезнетворных бактерий, вызывающих инфицирование влагалища, одновременно подавляя естественную флору, служащую для защиты от них.

    Ткани уретры, находящиеся в непосредственной близости от влагалища, истончаются, становятся более хрупкими, что повышает вероятность их травмирования во время полового акта и делают более доступными для вторжения вредных микроорганизмов. Влагалище, уретра, мочевой пузырь относятся к зависимым от эстрогена органам.

    Если в настоящее время вашей единственной проблемой является сухость влагалища, используйте специальную смазку. Никогда не пользуйтесь веществами, содержащими растительные масла, такими, как вазелин, масло какао или детские масла. Они сушат и вызывают отвердение, чем могут еще более обострить положение, блокировав выделение всех естественных секретов, пока производящихся в вашем организме. Кроме этого, высокое содержание сахара в миндальном и кокосовом маслах, которые так любят использовать многие женщины, стимулирует грибковые инфекции. Антигистаминные препараты и некоторые другие лекарства, применяемые для высушивания носовых проходов, могут также высушить и ваше влагалище, увеличив ваши проблемы. Поэтому пользуйтесь ими очень осторожно. Другие лекарства, в том числе сердечно-сосудистые, возбуждающие, мочегонные и содержащие атропин, могут вызвать тот же эффект.

    Продолжайте сексуальную жизнь. Это поможет сохранить влагалище более эластичным, увеличив к нему приток крови и уменьшив вероятность того, что секс станет болезненным. При отсутствии партнера используйте секс-игрушки.

    Запомните: если вы не будете давать работу своим половым органам, вы их попросту лишитесь.

    В записную книжку

    Основной сексуальной мышцей является лобково-копчиковая. Ее волокна начинаются от лобковой кости, окружают вход во влагалище и доходят до копчика. Женщинам проще всего почувствовать свою лобково-копчиковую мышцу при мочеиспускании. Если попробовать произвольно остановить мочеиспускание, то сразу можно почувствовать сокращение этой мышцы.

    Упражнения по системе Кегеля:

    1. Лежа в удобной позе на кровати напрягайте и расслабляйте эту мышцу десять раз подряд. Каждый день постепенно увеличивайте количество сокращений, доведя их в итоге до пятидесяти раз.

    2. Освоив это упражнение, выполняйте его в любое удобное время, например, когда водите машину, сидите за столом, говорите по телефону. Сокращайте мышцу пятьдесят раз в день.

    3. Усложните упражнения. Сжимайте мышцу медленнее и до самой глубины. Или более быстро короткими рывками. Это на ваше усмотрение.

    4. Делайте это до тех пор, пока сила мышцы не окрепнет достаточно. Введите во влагалище палец и сожмите. Если почувствуете заметное давление на палец, то ваша мышца хорошо натренирована. Теперь сократите количество выполняемых упражнений до двадцати в день, чтобы постоянно держать ее в тонусе. И продолжайте их выполнять в течение всей жизни.


    Но на следующий день все мне представлялось совсем в другом свете. Я отчего-то без конца вспоминала наш поход в кино, сердце замирало, перед глазами было лицо Ника, его нежный взгляд, улыбка. И я изнывала от желания.

    «Я должна успокоиться, – говорила я себе, – все это ненормально! Ведь ему восемнадцать! И ни к чему хорошему такая связь не приведет».

    Но я тут же вспоминала, что Ник в данный момент живет с женщиной намного старше даже меня, а не то что его, и думала, почему бы мне не занять ее место. Меня, конечно, по-прежнему смущало, что его дама довольно богата и независима. Но Ник неоднократно давал мне понять, что существует на свои средства, что привык сам зарабатывать, что мужчина независимо от возраста должен обеспечивать семью. Такая жизненная позиция мне импонировала, я на время успокаивалась. Но то, что он тайком встречался со мной и все еще не расставался с ней, конечно, не нравилось. Наш любовный треугольник выглядел крайне странно: две взрослые дамы и юный парень.

    А тут на неделю прилетела из Токио Таня Кадзи. И привезла мне обещанное кимоно для занятий спортом. Мы встретились с ней в маленьком уютном кафе с японской кухней, находящемся в одном из переулков Арбата. Таня с поклоном отдала мне пакет и еще раз поблагодарила за помощь. Когда мы уселись за низкий квадратный столик и сделали заказ, Таня внимательно на меня посмотрела и проговорила с улыбкой:

    – А вы прекрасно выглядите, Ольга. Так и светитесь!

    Я смущенно на нее посмотрела. Таня выглядела великолепно. Матовая, чуть смуглая кожа, упругая и гладкая, блестящие прямые каштановые волосы, ясные черно-вишневые глаза, свежие розовые губы радовали глаз и совершенно не давали представления о ее возрасте.

    «И как это ей удается? – в который раз спросила я саму себя. – Так и кажется, что с возрастом она только молодеет. А ведь с такой насыщенной жизнью легко устаешь, и это не может не сказываться на лице. Интересно, у нее есть сейчас кто-нибудь? Или она по-прежнему одна?»

    – Лика звонила мне, – сказала Таня, – и сообщила, что все прекрасно и она благополучно добралась домой. А я привезла еще одну девушку. Сейчас занимаюсь ее судьбой. Но там ситуация намного хуже. У девчушки никого нет. Она из лесничества приехала сюда поступать в институт, но, естественно, провалилась. А дальше по накатанной схеме: пошла на улицу, почти полгода работала придорожной, затем попала за границу. Причем вначале в Гонконг, затем в Киото и оттуда уже в Токио.

    – И когда только наступит этому конец? – вздохнула я. – Хоть бы кто-нибудь задумался, что это наши дети.

    – Это система, – ответила Таня. – А любую систему поломать практически невозможно. Она развивается по своим законам, работает как хорошо отлаженный организм. И пока приносит прибыль, никто ее нарушать не будет. Конечно, если бы с детства девушкам прививали определенные навыки жизни, объясняли что и как устроено в этом мире, то наверняка таких случаев было бы меньше. Но столько информации с экранов ТВ, из модных журналов, из привозных фильмов о сладкой беспечной жизни в столице и за границей, что девушки в провинции попадают в плен собственных иллюзий и летят сюда, как мотыльки на огонь.

    – Да, это так, – согласилась я. – Но ведь родители для начала должны объяснять, что почем в этом мире.

    – Чтобы правильно объяснить, нужно самому для начала достичь какого-то уровня, – улыбнулась Таня. – Но ведь родители выросли в таких же условиях, с такими же мечтами о богатой жизни. И часто даже поощряют своих детей попытать счастья в столице.

    В этот момент принесли наш заказ: суши и роллы с несколькими видами соуса. Таня взяла палочки для еды, пожелала мне приятного аппетита и начала медленно есть. Я последовала ее примеру. Мне понравились суши с копченым угрем, остальные показались суховатыми.

    – Все-таки сказывается другой сорт риса, – заметила Таня, ловко подхватывая ролл палочками и макая его в соус. – Хотелось бы пригласить вас, Оля, в Токио. Вы бы смогли сравнить вкус суси. Разница огромная. Но повар не виноват, – мягко добавила она. – Дело в качестве продуктов.

    – Я бы с удовольствием, – ответила я.

    И почему-то тут же представила, как еду в Токио с Ником. Он постоянно говорил, что обожает Японию, что чувствует зов крови и мечтает там побывать.

    – Но это, думаю, невозможно, – со вздохом добавила я.

    – Почему? – искренне удивилась Таня. – Я сделаю приглашение. Это не проблема. Можно на пару месяцев.

    – Для меня это дорого, – пояснила я и ясно на нее глянула.

    Таня чуть смутилась от моей откровенности. Я видела, что поставила ее в неловкое положение, и тут же поспешила добавить:

    – Но я обязательно изыщу средства!

    – Прекрасно! – заулыбалась она с явным облегчением. – Как только изыщете, дайте знать.

    – Договорились! – сказала я и улыбнулась в ответ.

    И по дороге домой так и видела картины нашего с Ником пребывания в Японии. Когда я зашла в квартиру, то первым делом распаковала пакет и вскрикнула от радостного изумления. Таня не только купила белое тренировочное кимоно, но также ярко-красное, с вышитыми летящими синими стрекозами. Я знала, что стрекоза не только один из символов Японии, но и японских мальчиков. Кроме этого, в пакете оказалось кимоно и для меня. Оно было чистого лазоревого цвета с бледно-розовыми пионами по подолу и краю широких квадратных рукавов. Я поначалу даже испугалась, вспомнив, сколько стоят кимоно, но потом поняла, что эти из искусственного шелка и фабричного производства, и сразу успокоилась.

    «А что, если устроить романтический ужин в японском стиле? – подумала я, примеряя лазоревое кимоно. – Почему бы мне не пригласить Ника домой? Конечно, в отсутствие дочек».

    Я мгновенно представила, чем все это закончится, и жар прилил к щекам.

    «Но чего мне бояться? – тут же заулыбалась я. – Ведь он утверждает, что безумно любит меня и жаждет всегда быть рядом, заботиться обо мне и что это судьба. Да и я, буду честной сама с собой до конца, практически влюблена в него. Мне так хорошо с ним, даже странно! И я уже совершенно не ощущаю разницы в возрасте. Ник мне кажется таким близким, словно я знаю его много лет».

    Я вздохнула, сняла кимоно и критически оглядела себя в зеркало с ног до головы.

    «Явно лишний вес, – удрученно констатировала я, обозревая округлые бедра и пухлый живот. – Надо бы воспользоваться какой-нибудь диетой. У Ириски их был целый список. Хотя она остановилась на психологической диете и получила явный результат. Но на это ушло время. А мне хочется сбросить лишний вес немедленно! И правы мои дочки – физические нагрузки необходимы, особенно в моем возрасте. Просто удивляешься, с какой скоростью жир откладывается в ненужных местах!»

    Я аккуратно сложила кимоно и убрала его в шкаф. Затем развернула кимоно для Ника. Зачем-то прижалась щекой к прохладному шелку с вышитыми стрекозами и закрыла глаза, вдыхая запах. И так захотелось увидеть его в этом наряде, что я взяла телефон и, с минуту подумав, набрала его номер.

    – Да? – ответил низкий женский голос. – Я слушаю.

    Я так растерялась, что буквально онемела.

    Подождав, женщина спросила более раздраженно:

    – Вы что-нибудь скажете или нет? Ведь это вы позвонили!

    И я тут же положила трубку.

    «Интересно, как я обозначена в его записной книжке? – спохватилась я. – Что она увидела на определителе? И что за дурная манера хватать чужой телефон?»

    Настроение у меня резко упало. Я знала, что его «девушка» все это время находилась за городом. И вдруг, оказывается, она здесь! Видимо, приехала по каким-то делам. Я представила, как Ник обнимает ее, целует, что при этом нашептывает ей на ушко, и поняла, что сгораю от ревности. Ведь он постоянно говорил, что принадлежит лишь мне душой и телом. И в то же время все еще оставался с этой женщиной. Я поймала себя на мысли, что даже не знаю ее имени.

    Убрав его кимоно, я вышла на балкон и подставила разгоряченное лицо ветерку. И вдруг мой взгляд упал на соседний дом. Я ясно увидела парнишку с биноклем на крыше. И он явно изучал меня. Я замерла, не зная, что делать. Потом резко повернулась и скрылась в комнате, плотно закрыв балконную дверь и даже задернув шторы.

    «Что это еще такое? – немного испуганно подумала я. – Может, это просто какой-нибудь хулиган? По фигуре подросток, на вид лет четырнадцати, не больше».

    Но тут же мелькнула мысль, что хулигану незачем лезть на крышу и тем более изучать меня в бинокль.

    В этот момент зазвонил сотовый. Я вздрогнула, потом начала смеяться над собой.

    «Нервы никуда не годятся», – подумала я, беря телефон.

    Это был Ник.

    – Извини, – быстро заговорил он, – но я был в ванной, не слышал твоего звонка, и мама взяла трубку.

    – Мама? – спросила я с явным облегчением.

    – Да, я после работы заехал домой, кое-что нужно взять было. Я так рад, что ты позвонила, малыш! Так скучаю по тебе! Только о тебе и думаю! Давай встретимся!

    – Хорошо, – легко согласилась я.

    Мы договорились через час в метро «Боровицкая». Ник предложил погулять по центру. Я приняла душ, потом тщательно уложила волосы и задумалась, что надеть. Приходилось учитывать привычку Ника хватать меня, как только я появлялась в пределах досягаемости, обнимать, тискать и целовать. От помады по этой причине я уже отказалась. Перемеряв несколько нарядов, я всерьез задумалась, что мне явно пора обновить гардероб. Тут пришла Катя из института. Она бросила сумку в угол и радостно заявила, что остался последний экзамен.

    – Замечательно, – рассеянно ответила я, изучая свое отражение в большом зеркале.

    Последним вариантом была льняная юбка, чуть прикрывающая колени, и красная, сильно декольтированная вискозная кофточка на крохотных золотистых пуговичках. Я как раз натягивала красные босоножки с позолоченными пряжками, когда вошла Катя. Она критически оглядела меня и заметила, что я классно выгляжу.

    – Куда это ты вырядилась на ночь глядя? – поинтересовалась она.

    – Почему это на ночь? Всего семь вечера! – ответила я, изучая свою фигуру в профиль и старательно втягивая живот.

    – Вот-вот, – заметила Катя, наблюдая за мной. – Пресс необходимо подкачать. И всяких там пирожных-мороженых поменьше!

    – Слушаюсь! – рассмеялась я, с завистью глядя на ее стройное тело и гладкую кожу.

    «Если бы они знали, что я бегаю на свидания с парнем младше их обеих, как бы они прореагировали? – мелькнула мысль. – Но лучше, чтобы пока никто об этом не знал!»

    О моем бурно развивающемся романе я не рассказала даже подружкам, что говорить о дочерях. Меня, конечно, распирало с кем-нибудь поделиться, возможно, попросить совета, но я была настолько не уверена в будущем таких отношений, что решила пока никому ничего не говорить.

    Несколько популярных диет

    1. Рис, мясо, фрукты. Излюбленная диета многих поп-звезд.

    Первые три дня – вареные куриные грудки без кожи.

    Еще три дня – вареный рис. Но его нужно предварительно замачивать, затем четыре раза отваривать без соли.

    Последние три дня – яблоки.

    Но это экстремальный вариант, если срочно нужно сбросить до семи килограммов. Более мягкий вариант – все то же самое, но по одному дню.

    Недостаток этой диеты, как и других, ей подобных в том, что вес мгновенно набирается, если перейти к своему обычному рациону.

    2. Диета, разработанная институтом красоты.

    Первый завтрак: черный кофе, 50 г хлеба, 50 г брынзы.

    Второй завтрак: одно яблоко.

    Обед: 100 г мяса отварного или жаренного без жира (на решетке).

    Полдник: одно яблоко.

    Ужин: 100 г мяса, две картофелины, чашка кофе.

    Можно в течение дня добавить стакан молока и еще 50 г хлеба. Похудение при этой диете идет медленно, но постоянно.

    3. Диета супермоделей.

    Утро: яйцо всмятку.

    Через три часа: 175 г творога и стакан чая без сахара.

    Через три часа: отварной антрекот и стакан чая или кофе без сахара.

    Через три часа: яйцо всмятку.

    Еще через три часа: 175 г творога и чай.

    Все без соли и сахара.

    Придерживаться этого меню нужно каждый месяц в течение трех дней.


    Кроме вышеприведенных, существует невероятное количество диет для похудания. Но необходимо знать, что все они имеют один большой недостаток – после проведения диет легко набирается лишний вес. По данным статистики, лишь один из 200 человек сохраняет достигнутый вес дольше одного года, 70% не доводят диетную программу до конца, а 95%, строго следовавших той или иной диете, через пять лет становятся толще, чем были раньше.

    Лучший способ похудеть без ущерба для здоровья заключается в том, чтобы каждый день сокращать свой рацион на 20 г и на 20 секунд увеличивать продолжительность утренней зарядки. В таком случае через 7—8 лет можно будет обрести свою биологическую норму.

    В записную книжку

    Бонус от Тани Кадзи. Упражнение гейш для похудания и поддержания постоянного веса.

    Встать, выпрямив спину и поставив ноги на ширине плеч. Руки согнуть в локтях, поднять параллельно полу. Указательные пальцы при этом сцепить. С силой тянуть руки, которые остаются параллельно полу, в разные стороны, словно вы хотите разорвать сцепление. При этом делать выдох и напрягать все задействованные мышцы (а это мышцы груди, пресса, живота, плеч, бедер, ног). Затем делать вдох и слегка отпускать напряжение. И снова выдох, тянем и напрягаем мышцы. Нужно проследить, чтобы грудь при этом выпирала вперед, позвоночник выпрямлялся, а живот втягивался. Делаем столько раз, сколько чувствуем себя комфортно, и еще три раза.

    Это упражнение нужно повторять ежедневно, прислушиваясь к себе и получая удовольствие от постепенно обретающих упругость мышц.

    Я уже прилично опаздывала, поэтому, когда вышла из подъезда, максимально ускорила шаг. Завернув за угол, я вдруг услышала хрипловатый, но явно мальчишеский голос, говоривший с явной издевкой:

    – Хороша же ты, сучка! Ну попадешься еще мне! – и, стараясь вздыхать как актеры в порнофильмах, продолжил он. – Ох, ох, ох!

    Я остановилась как вкопанная и пристально вгляделась в кусты сирени. Но там никого не было.

    – Кто тут? – на всякий случай спросила я.

    – Головка от х*я, – раздалось в ответ.

    – Ну и дурак! – строго сказала я и пошла прочь.

    Но настроение испортилось. К тому же я вновь вспомнила об угрозах мужа Берковой и окончательно расстроилась.

    «Бог его знает! – думала я, когда ехала в метро. – Что это все значит? Может, просто хулиганы. А может, кое-что и похуже».

    Я поежилась и закрыла глаза. И тут вспомнила о парнишке на крыше с биноклем и снова испугалась.

    Когда вышла из вагона, Ник уже ждал меня с большим букетом красных роз. Он радостно заулыбался и бросился ко мне. И сразу начал целовать.

    – Кошмар какой! – услышали мы возмущенный голос и отпрянули друг от друга.

    Мимо шла старушенция лет семидесяти и сверлила нас негодующим взором. Я сразу отстранилась и тихо сказала:

    – Чего мы тут застряли? Пошли наверх!

    Мы поднялись по эскалатору, вышли на улицу и медленно побрели, держась за руки.

    – Зачем ты столько цветов купил? – поинтересовалась я.

    – Хотел сделать тебе приятное, – немного удивленно ответил Ник. – Тебе не нравится?

    – Спасибо, конечно. Но таскать их не очень-то удобно.

    – Дай мне свой пакет, – предложил он.

    И тут я вспомнила, что забыла отдать ему подарок.

    – А ведь это для тебя, – улыбаясь, проговорила я и протянула ему пакет.

    – Что это? – с любопытством спросил Ник и заглянул внутрь.

    – Давай лучше где-нибудь присядем, – предложила я, представив, как он сейчас достанет кимоно и развернет его прямо на улице на глазах у изумленных прохожих.

    Ник глянул на меня задумчиво. Я видела, что он что-то хочет предложить, но взвешивает все «за» и «против».

    «Только не гостиница!» – подумала я, с тревогой глядя на его нахмурившиеся брови и опустившиеся ресницы.

    Но мне так захотелось ощутить вкус его губ! И не только! Я прекрасно отдавала себе отчет, что хочу его сильно и страстно и что, пожалуй, за всю свою жизнь я ни к кому такого не испытывала.

    «Нужно просто с ним переспать, – решила я. – Что называется, «сбить охотку». И тогда накал страсти уменьшится естественным путем. И у него, и у меня».

    Мы замолчали и побрели по улице, думая каждый о своем. Так продолжалось минут пятнадцать. Мы просто шли, держась за руки, сами не понимая куда.

    – Поехали! – внезапно сказал Ник и поднял руку, чтобы остановить машину.

    И я даже не спросила куда. Мы сели в такси и молча прижались друг к другу. Водитель только понимающе улыбнулся, глядя на нас. Но когда Ник назвал адрес и я поняла, что мы направляемся к его бабушке на «Комсомольскую», то резко запротестовала.

    – Ну почему, малыш? – зашептал он. – Ты с бабулей уже знакома, квартиру видела. Нам там будет удобно. Комната отдельная.

    – Нет, нет и нет, – упрямо твердила я. – Не хочу туда! Я тогда вообще домой поеду!

    – Я тебя просто не понимаю, – немного раздраженно сказал Ник. – Хоть бы объяснила.

    Но не могла же я сказать ему, что бабуля считает меня слишком старой для него. У меня просто язык не поворачивался сообщить о нашем разговоре.

    – Так куда ехать-то? – улыбаясь, поинтересовался водитель. – Дамочка явно не хочет по вашему адресу, – добавил он.

    – На Кутузовский, – ответил Ник чуть охрипшим голосом.

    И я потеряла дар речи от изумления. Ник глянул на меня с опаской. Но я молчала, с трудом разбираясь в обуревавших меня чувствах. Во-первых, я умирала от любопытства и желания посмотреть, как живет его «девушка», во-вторых, какое-то гадкое мстительное чувство шевельнулось в душе. Если бы мой парень привез ко мне домой и втайне от меня свою новую подружку, я бы, наверное, умерла от унижения и злости. И это было бы ее несомненной победой.

    – Я только закину твой подарок, – на всякий случай сказал Ник, пристально глядя на меня, – а потом что-нибудь придумаем.

    – Да, конечно, – сухо ответила я и отвернулась в окно.

    Когда мы приехали, водитель не удержался и бросил вслед:

    – Счастливо отдохнуть такой милой паре!

    Я обернулась. Он подмигнул и уехал. Я подняла голову. Дом был сталинской высоткой, помпезной и монументальной. Я могла себе лишь представить, сколько стоят квартиры в подобных домах, и неприметно вздохнула, идя за Ником. Он зашел во двор с довольно невозмутимым видом, но мою руку отпустил и держал дистанцию. Консьержка чуть не вывалилась из окошка, оглядывая нас. Потом улыбнулась Нику и закивала. Он начал заметно нервничать. Видимо, понял всю глубину собственной непредусмотрительности. Но отступать было поздно. Мы поднялись в квартиру, на наше счастье, никого не встретив по пути. Ник быстро открыл дверь и пропустил меня вперед. И уже в темном коридоре перевел дух и начал громко и непринужденно разговаривать. Он взял цветы, сказал, что поставит их в вазу, и предложил чувствовать себя как дома. Я сняла зачем-то босоножки и прошла в гостиную.

    Никогда я не видела такой холодной и стерильно чистой квартиры. Она оказалась трехкомнатной. Гостиная была выдержана в темно-коричневых и серых тонах. Обои в крупную вертикальную серо-коричневую полоску навевали уныние своими правильными линиями. Мебель была тяжелой, громоздкой и старомодной. Ее коричневая полировка сияла, словно только что натертая. На ней не было ни единого пятнышка. Посередине стоял полированный стол с хрустальной пепельницей. Шесть таких же стульев размещались в строгом порядке по три с каждой стороны. Ковер был уныло-серого цвета без единого рисунка, ровный и чистый, словно нетронутый слой серого пепла. В гостиной не было ни единого цветка, ни какой-либо картины или другого украшения. Я внутренне содрогнулась, представив характер хозяйки, выбравшей такой интерьер. Женщина, имеющая юного любовника, виделась мне в другом свете.

    Ник возился с цветами на кухне, а я прошла в ванную. Она была так же стерильна и безупречна. И хоть выдержана в светло-голубых тонах, все равно производила такое же ощущение безликости и холодности. Я тщательно умылась, беззастенчиво воспользовавшись голубым полотенцем с крупными махровыми буквами «Никита» по краю. Посмотрев на себя в зеркало, осталась довольна. Выглядела я хорошенькой и даже как-то помолодела на вид, видимо, из-за чрезмерного волнения. Когда я вышла из ванной, Ник уже поставил цветы в массивную хрустальную вазу и водрузил их на стол. Меня позабавило то, как он, увидев, что капнул на сверкающую полировку, тут же метнулся в кухню, принес белоснежную махровую тряпочку и тщательно вытер воду.

    «Вот это дрессура!» – подумала я и сразу начала расслабляться.

    – А где твоя комната? – задала я вполне закономерный вопрос.

    Но Ник отчего-то смешался. Тогда я вышла в коридор и начала открывать двери и осматривать помещения. Спальня оказалась очень похожей на больничную палату обилием белого цвета. Даже прикроватные коврики с очень длинным ворсом были белоснежными. Усмехнувшись, я зашла в следующую дверь, решив, что это комната Ника. Но это был классический кабинет с книжными полками и письменным столом, на котором стоял монитор. Кабинет, как и гостиная, был выдержан в коричневых тонах.

    «Так-так, – ехидно думала я, – а у мальчика-то здесь нет своей комнаты! И где же его вещи? И где он сам отдыхает, когда возвращается с завода? А ведь он еще и ПТУ оканчивает. Заниматься-то тоже необходимо».

    Я отчего-то обиделась за Ника, и это сняло с души чувство вины за то, что я проникла на чужую территорию.

    Я услышала стук открываемой дверцы и пошла в спальню. Ник стоял возле раскрытого шкафа. Он обернулся, когда я вошла, и заулыбался.

    – Тут мои вещи, – сообщил он. – Хочу положить кимоно. Оно великолепно, и мне, право, неудобно, что ты сделала такой значительный дорогой подарок.

    – Это Таня привезла для тебя, – ответила я. – За то, что ты помог с той девушкой. Она все-таки жила почти два дня у твоей бабули. Так что я тут ни при чем!

    – Да? – явно обрадовался Ник и даже вздохнул с облегчением. – Передай ей огромное спасибо!

    Он аккуратно сложил кимоно со стрекозами. Затем достал из пакета хлопковое для тренировок.

    – О! Как здорово! – радостно заговорил он. – Это мне просто необходимо! Малыш! Ты просто прелесть! И такая внимательная! «Мартини»? – без всякого перехода спросил он.

    Я молча кивнула. Ник закрыл шкаф, но я успела заметить, что под его вещи была отведена всего одна полка.

    Размышления женщины бальзаковского возраста

    Я так его люблю! Так сильно! И он говорит, что любит меня. Какое упоительное ощущение! Мне кажется, что наша любовь – это осуществленная сказка. А это так редко бывает на земле, ведь любовь почему-то не терпит взаимности. Но сейчас мне кажется, что наша любовь исключение, что это бриг «Алые паруса», который несется по бескрайнему сияющему океану счастья…

    И вот… Как это случается? Когда? И почему мы не видим? Вначале размолвка из-за совершеннейшей ерунды, недоумение, спор, затем ссора, слезы, первая боль, но уже такая острая… Взаимное оттолкновение. И мучительное подозрение, что «Алые паруса» – это вовсе не настоящий бриг, а хрупкая игрушка, сделанная из спичек, клея, кусочков алого шелка. И не плывет эта игрушка, а стоит, с трудом держа равновесие, днищем на конце длинной серебряной иглы, острие которой упирается в стеклянный шар. И все это сооружение настолько неустойчиво, что стоит дунуть, и оно соскользнет с шара, упадет и превратится в жалкую кучку сломанных спичек и обрывков красного шелка.

    Но где же настоящие «Алые паруса»? Или любовь – величайшая иллюзия человечества?


    Что случилось дальше – догадаться нетрудно. Вначале мы пили «Мартини» и слушали музыку. Ник – поклонник русской рок-группы «Ария», как он сказал – «настоящий ариец». У него оказались все альбомы. И он сразу поставил диск в музыкальный центр. Мне было в принципе все равно, хотя я больше люблю западный рок. Ник не сводил с меня глаз. Потом молча встал и потащил в спальню. Я не сопротивлялась, хотя в душе пришла в ужас от собственной низости. Но я так сильно хотела его, что мне уже было все равно, где это случится. Он скинул белое покрывало с кровати. Я не удивилась, увидев белое белье. Потом стянул футболку и джинсы и остановился передо мной, поигрывая мускулами. Его фигура была великолепна. Широкие плечи, тонкая талия, узкие бедра и ни капли лишнего жира или перекачанных мускулов. Ник был красив естественной природной красотой. Я стянула с него узкие трусики и замерла в восхищении. Достоинство было выше всяческих похвал. Это был по-настоящему мой член. И я, как опытная женщина, смогла определить это с первого взгляда. Женщины меня поймут. Но если все-таки и мужчины сейчас читают эти строки, то хочу заметить, что они всегда и практически все совершают одну ошибку – они постоянно озабочены размером. Но что хочу сказать, дорогие мужчины, дело-то совсем не в этом. Главное, чтобы ваш размер подходил вашей даме. И не только размер, но и толщина и форма. Когда я была невинной девушкой, я и представить не могла, насколько различные формы бывают у членов. Такое ощущение, что двух одинаковых мужских достоинств в принципе не бывает. И, кстати, частенько очень большие, предмет гордости обладателя, оказываются неудобными, и приходится подбирать определенные позы, чтобы чувствовать себя комфортно.

    Так вот, у Ника был член, словно созданный для меня. Я это смогла мгновенно определить, потому что увидела его сразу во всей его красе. Он уже стоял, как каменный. К тому же внизу живота оказались две практически симметричные родинки, одна чуть повыше другой. Они сразу притянули мой взгляд, и я начала пальцами ласкать их… потом губами. Ник застонал и опрокинул меня на постель.

    А дальше… Зачем пытаться описать словами то, что не поддается никаким сравнениям? Я думаю, каждый хотя бы раз в жизни терял голову от шквала страсти, утопал в нежности, сходил с ума от разрывающей душу любви. И каждый хотя бы раз в жизни настолько растворялся в другом, что на время терял собственное «я» и составлял одно целое с только что, казалось, отдельным существом.

    Около полуночи я пришла в себя и освободилась от его объятий.

    – Куда ты, любимая? – прошептал Ник и посмотрел на меня так нежно, что, казалось, излил в этом взгляде всю душу.

    – Я? – глупо спросила я, не в силах оторваться от его сияющих глаз.

    Уголки его губ поползли вверх от едва сдерживаемой счастливой улыбки, он притянул меня к себе, начиная целовать. Но я сделала еще одну попытку освободиться.

    – Мне нужно домой. Поздно уже, – вяло проговорила я и села на кровати.

    – Останься со мной до утра! Пожалуйста! Будем спать вместе, как муж и жена, – добавил он. – Я так хочу этого!

    «Только не на ее кровати, – подумала я и окончательно отрезвела. – Нужно уйти!»

    Но Ник сполз на пол, обхватил мои колени руками и начал целовать, не отрываясь. Его губы скользили по моей коже, пальцы нежно сжимали. Меня вновь захлестнул такой всплеск желания, что я начала дрожать.

    – Подожди, я позвоню, – прерывающимся голосом сказала я, отодвигаясь от него.

    – Скажи, что будешь утром, – зашептал он, – умоляю, котенок!

    Я позвонила Катьке.

    – Да, мам, – сказала она. – А ты где? Мы уже спать хотим ложиться.

    – Я у подруги заночую, – стараясь говорить спокойно, ответила я. – Буду утром.

    – Ладно, мамуль. Мне на консультацию завтра рано, так что меня уже может не быть. Спокойной ночи! Но у тебя очень странный голос. Вы там пьете, что ли?

    – С чего ты взяла? Ладно, спокойной ночи!

    Я отключила телефон и повернулась к Нику. Он смотрел на меня не отрываясь.

    «Если бы дочки знали, чем сейчас занимается их мать! – подумала я. – И главное, с кем!»

    Но мне было так хорошо, я ощущала себя настолько счастливой впервые за долгие годы, что мне совершенно не хотелось думать о таких вещах. Я отбросила телефон и легла рядом с Ником. Он начал целовать меня… И все продолжилось.

    Мы уснули около четырех утра, а вставать Нику нужно было в половине шестого, так как смена на заводе начиналась в семь. Когда зазвонил будильник, я с трудом разлепила глаза и попыталась отодвинуться и выключить его. Но Ник крепко прижал меня к себе и что-то забормотал во сне. Будильник скоро замолчал, и я вновь начала засыпать, уютно устроившись на его плече и чувствуя мягкое кольцо обнимающей меня руки. Но только я провалилась в сон, раздался звонок сотового. На этот раз Ник проснулся. Он глянул на меня припухшими глазами, улыбнулся и взял телефон.

    – Да? – на удивление бодро ответил он. – Встал уже! Что ты, малыш, я уже в ванной лежу. Скоро на завод. Целую. И я скучаю.

    Ник бросил телефон на тумбочку, вздохнул, развернул меня и прижался сзади, уткнувшись носом в шею. Скоро он сонно засопел. Но я лежала с широко открытыми глазами.

    «Бог мой, – думала я, – как он умеет врать. И чем все это закончится? Знала бы она, что в этот момент он лежит со мной на ее безупречно чистой кровати».

    Мое настроение начало портиться. И этот переход от безоблачного абсолютного счастья к осознанию сложности всей ситуации вызвал боль в душе. Я встала, с трудом освободившись от крепких объятий, и пошла в ванную. Там долго стояла под душем, изучая ее средства гигиены. Я увидела, что она пользуется дезодорантом «Секрет», и решила никогда не покупать его. Когда я вышла из ванной, Ник уже встал и быстро собирал постель. Он аккуратно расправил покрывало и критично оглядывал его.

    – Ты бы белье сменил, – равнодушно посоветовала я. – А то на этом осталось множество подозрительных на вид пятен.

    – Считаешь? – тут же озаботился Ник.

    – Еще бы! Тем более на таком белоснежном. Или ты хочешь сцену ревности? – усмехнулась я.

    – Что-то не нравится мне твое настроение, – тихо проговорил он, сдергивая покрывало и снимая белье.

    – Пойду, кофе сварю, – сказала я и покинула спальню.

    Ник появился на кухне, когда уже принял душ и оделся для выхода.

    «Ну-ну, – подумала я, окидывая взглядом его стройную фигуру в обтягивающих бедра белых джинсах и черной, низко расстегнутой рубашке, – как рабочие нынче одеваются, чтобы на завод ехать».

    Мокрые волосы он гладко зачесал назад и заплел в косу. Я нашла в холодильнике колбасу и сыр и сделала бутерброды. Мы сели за стол и словно семейная пара, прожившая вместе не один год, начали неторопливо пить кофе и говорить о разных пустяках. Правда, иногда вся чудовищность ситуации вдруг начинала доходить до меня, и я, вздрагивая, оглядывала чужую кухню.

    «Никогда больше не приеду сюда, – решила я про себя, – даже если он будет на коленях умолять. Это невероятно унизительно! И как я могла пойти на такое?!»

    Но при воспоминании о прошедшей ночи сердце сладко ныло, и я вновь начинала в душе оправдывать себя.

    «Что со мной? – удивлялась я. – Неужели я люблю этого парня? Но это немыслимо! И это совершенно бесперспективно!»

    Но я смотрела в его улыбающиеся глаза, на его яркие свежие губы и снова испытывала желание. Наш разговор затих, кофе был выпит, чашки отодвинуты. Ник медленно стряхивал крошки со стола в ладонь и улыбался все шире. Но глаз не поднимал. И вдруг он вскочил, подхватил меня, посадил на стол и мгновенно задрал юбку. Не успела я слова сказать, как он уже был во мне. Я вскрикнула и закрыла глаза.

    Задумаемся, откуда взялись модные эталоны красоты нашего времени. Кто или что формирует эти стереотипы? Конечно, это рекламная индустрия, которая постоянно во время любимых сериалов и передач, во время походов по магазинам или прогулок по улицам зомбирует нас. Отовсюду мы видим эталоны красоты и привлекательности, модные параметры фигур, модный цвет волос, помады и так далее. Безусловно, чтобы выглядеть красивой в современном обществе, мы вынуждены пользоваться рекламируемыми товарами, которые ассоциируются с имиджем женщины – косметикой, модной одеждой и т. д. Но во всем нужно соблюдать золотую середину. Главное – найти ее именно для себя. На мужчин воздействуют те же стереотипы, отсюда у них формируется двойной стандарт. Мужчины говорят, что любят в женщинах естественность и только естественность, что терпеть не могут, когда женщина проводит полдня перед зеркалом, чтобы выйти из дома на два часа. Но вот парадокс – если вы натягиваете удобные разношенные джинсы, надеваете первую попавшуюся кофточку, не подкрашиваете глаза и кое-как причесываетесь, то не сомневайтесь, что ваш мужчина будет заглядываться на женщин, которые провели полдня у зеркала, собираясь выйти из дома! Потому что всем известное правило, что мужчины любят глазами, пока никто не отменял.

    Мужчины не любят:

    1. Женщин, слишком озабоченных своим внешним видом. Они не выносят вопросов типа: «Как я сегодня выгляжу, милый? Не хуже, чем вчера?», «Тебе не кажется, что я поправилась?», «Мои бедра не слишком толстые?», «Мне идет этот цвет помады?» и так далее.

    2. Женщин, злоупотребляющих косметикой. По опросам, мужчины не против легкого макияжа глаз, но практически все не выносят тональный крем, румяна и блестящую помаду, нанесенную толстым слоем. Особое раздражение вызывают женщины, которые красят губы после обеда прямо за столом на глазах у мужчины.

    3. Женщин, у которых прически – чудо парикмахерского искусства. Мужчин раздражает обилие лака, неестественные завитки, множество шпилек и заколок. Кроме этого, в душе они не выносят яркие цвета волос: красный, неестественно белый, оранжевый, фиолетовый и так далее, различные цветные пряди. Один мой знакомый как-то заметил, что испытывает сексуальное возбуждение от натурального цвета женских волос. «Но, увы, – добавил он, – я такого давно не встречал».

    4. Женщин, которые носят слишком много украшений. Мужчины считают, что это, во-первых, выдает их неуверенность в себе и своей привлекательности, во-вторых, служит признаком плохого вкуса. А их всегда возбуждают уверенные самодостаточные женщины.

    Кроме этого, мужчины не выносят:

    1. Небритые подмышки и ноги.

    2. Наклеенные длинные квадратные ногти, облупившийся лак на ногтях.

    3. Попытки скрыть толстым слоем тонального крема кожу в прыщах.

    4. Плохой запах тела, рта и влагалища. Это прежде всего говорит им о том, что женщина нездорова.

    В записную книжку

    Не ешьте много жирной и острой пищи. Это служит причиной плохого запаха тела. Держите кишечник в чистоте, тогда ваше дыхание всегда будет свежим. Если вы все-таки чувствуете, что запах изо рта оставляет желать лучшего, то перед сексом не пользуйтесь дезодорантами для полости рта. Они вызовут лишь временный эффект. Лучше съешьте несколько веточек петрушки. Она легко устранит проблемы свежести дыхания. Кстати, кроме всем известных лука и чеснока, всегда крайне неприятный запах дает употребление любых сортов сыра.

    Перед сексом старайтесь не есть рыбу. Через пару-тройку часов ваша смазка будет благоухать подтухшей рыбой. И это навряд ли понравится вашему мужчине.

    Если вы постоянно чувствуете, что запах ваших интимных мест оставляет желать лучшего, то необходимо обратиться к врачу. Это может быть признаком какой-нибудь вялотекущей инфекции.

    Я вернулась домой в крайне взвинченном состоянии. На мое счастье, дочки уже ушли. Для начала я решила, что мне необходимо поспать. После такой бурной ночи с юным необузданным самцом, полным сил, энергии и страсти, я чувствовала себя разбитой. Кроме того, мне не давало покоя развитие ситуации. Я постоянно копалась в себе, прикидывала, что и как, боялась, что явно влюбилась по уши в такого не подходящего для меня человека. Приняв душ, я легла в постель, но, поворочавшись с боку на бок около часа, поняла, что не засну. Слишком велико было нервное напряжение.

    «На дачу, что ли, уехать? – подумала я. – От греха подальше».

    Я встала, сварила кофе и вышла на балкон с чашкой. Но вздрогнула так сильно, что кофе выплеснулся и обжег мне руку.

    На крыше дома напротив стоял все тот же парнишка с биноклем в руках и явно изучал мои окна. Я погрозила ему кулаком. Но он, к моему ужасу, расстегнул шорты, достал член и начал активно мастурбировать. Я залетела в комнату, закрыла балкон и плотно задернула шторы.

    «Нет, все это один сплошной кошмар! – думала я, заходя на кухню и выливая остатки кофе в раковину. – И что я могу сделать?»

    Я осторожно выглянула из-за шторы. Он все еще стоял на крыше, правда, шорты уже застегнул. Но бинокль по-прежнему был нацелен на мою квартиру.

    «Не участковому же звонить? – мелькнула мысль. – Да и что я скажу?»

    Тут я вспомнила, что у нас тоже есть бинокль, правда театральный, и быстро пошла в комнату дочек. Покопавшись в шкафу, я наконец наткнулась на него и ринулась к окну. На мое счастье, парень все еще находился на крыше. Бинокль был слабым, но все равно я разглядела его лицо. К моему изумлению, я узнала сына тети Шуры, нашего почтальона. Она жила в доме напротив, и иногда я с ней разговаривала, когда встречала на улице или в подъезде. Пару раз она приносила мне телеграммы.

    «Кажется, его зовут Толик, и ему что-то около четырнадцати лет, – думала я, изучая его вихрастую голову в бинокль. – По крайней мере, я знаю, кто он».

    И вдруг меня разобрал смех. Я вспомнила свои страхи, свои предположения, что меня вычислил муж Берковой и охотится на меня, вспомнила, как моток проволоки чуть не угодил мне в затылок и я решила, что это практически покушение на мою жизнь. А все оказалось намного проще. Подросток, распираемый избытком спермы, прицепился отчего-то ко мне.

    «Вот уж действительно, верна японская поговорка, что мнительный разум рождает демонов. Но почему такое внимание именно к моей персоне? – удивлялась я, наблюдая за ним. – Вот это-то как раз и странно!»

    Я вышла на балкон и демонстративно подняла бинокль к глазам. Толик тут же опустил свой, замер, а потом опрометью бросился к чердачному окну и скрылся.

    «Может, отвяжется? – подумала я с облегчением. – Иначе придется разговаривать с матерью».

    Но тут я вспомнила лицо тети Шуры, ее маленькие хитрые глаза, казалось, вечно за всеми следящие, ее недовольно поджатые губы и ее резкие ядовитые замечания, и поняла, что особого желания общаться с ней у меня не возникает. Да и чтобы я ей сказала? Что ее сын следит за мной и мастурбирует, глядя на мои окна? Она бы никогда в это не поверила, да еще бы и обозвала меня распутной или сумасшедшей.

    В этот момент длинно позвонили. Я замерла, испугавшись. Решила, что это Толик явился, бог знает зачем. Следующий звонок был еще длиннее. Я разозлилась, ринулась в коридор и, даже не посмотрев в глазок, распахнула дверь. На пороге стоял какой-то парень с корзиной красных роз и квитанцией.

    – Лазорева Ольга Николаевна? – бесстрастно спросил он, заглядывая в квитанцию.

    – Да, – растерялась я.

    – Это для вас, – дежурно улыбнулся парень и протянул мне корзину. – Распишитесь о доставке.

    Я черкнула в квитанции, подхватила корзину и закрыла дверь. Никогда в жизни я такого не получала, даже на юбилеи. Розы были крупные, свежие, в окружении тонких пушистых веточек зелени. Их было невероятное количество. И пахли они изумительно. Я поставила корзину на пол в гостиной и тут только заметила маленькую открытку, засунутую внутрь цветов. Она была красной, поэтому я, наверное, не сразу ее увидела. Раскрыв, прочитала: «Я буду тебя любить Вечно!» И так расчувствовалась, что слезы выступили на глазах. Я схватила телефон и набрала номер Ника. Он взял не сразу, и какой-то сильный шум практически заглушал его голос.

    – Я получила розы, – сказала я. – Спасибо!

    – Ты любишь меня? – закричал он.

    Тут до меня дошло, что он, по-видимому, в цехе и от этого такой шум и что это не самое подходящее место для объяснения. И ничего не ответила. Ник подождал, потом вновь громко спросил:

    – Малыш, ты любишь меня?

    – Люблю, – ответила я и закрыла глаза.

    – Целую. До встречи! – сказал он. – Береги себя!

    Я положила трубку, бросила телефон в кресло и прижала руки к запылавшим щекам.

    «Я призналась, что люблю его, – метались мысли. – И что теперь?! И разве я на самом деле люблю его? Ведь ему восемнадцать! А мне сорок».

    Но, заглянув в самую глубь души, я вдруг поняла, что действительно испытываю к этому парню вполне определенные чувства. И сказав заветное слово «люблю», я словно открыла плотно затворенную дверь в давно забытый, но такой прекрасный мир. И чувства хлынули и затопили меня.

    «Ну и пусть! – думала я. – Могу же я позволить себе быть, хоть и недолго, счастливой. Сколько можно жить, оглядываясь на правила? Да, я влюбилась в молодого парня! И что? Кому от этого плохо?»

    Уже давно я вывела для себя собственное понятие греха. Если я делаю что-то, от чего плохо другим, то это и есть самый настоящий и страшный грех. Но если я делаю что-то, от чего плохо лишь мне, то это вовсе грехом и не считается, ведь страдаю лишь я. И сейчас я прекрасно понимала, что такая любовь если и принесет страдания, то только мне и никому более. О своей сопернице я уже не думала, таковой ее не считая. К тому же, побывав у нее в квартире и увидев, что Нику там отведено место разве что комнатной собачки, я в душе освободилась от чувства вины перед ней.

    Размышления женщины бальзаковского возраста

    В мой дом как-то залетела оса и долго билась о стекло окна, пытаясь найти выход. Я какое-то время наблюдала за ней, потом сжалилась и решила выпустить на свободу. Взяла салфетку и осторожно захватила ее. И понесла к балкону. Но, пока я несла ее, обезумевшая оса ухитрилась ужалить меня через салфетку. Я вскрикнула от неожиданной боли, бросила салфетку и наступила на нее ногой. Потом, глядя на мертвую расплющенную осу, подумала, что если бы она знала, что я несу ее на волю, то сидела бы не шевелясь и терпеливо ждала. А так вместо жизни получила смерть.

    Но, возможно, и мы поступаем точно так же, когда находимся в плену обстоятельств? И это Бог заворачивает нас в свою салфетку и пытается вынести на волю? Но мы не понимаем и активно пытаемся вырваться из кажущегося нам ужасного плена, жаля, причиняя Ему незаслуженную боль и сокращая дорогу в смерть. Хотя… Бог наверняка более терпелив и разумен и не будет сразу швырять нас и топтать.

    Так как же жить? Плыть по течению, доверять обстоятельствам, даже кажущимся нам тяжелыми и несправедливыми, терпеть до бесконечности, не стараться защищаться – может, это и есть единственно правильный способ жить?


    Меня так распирало от нахлынувших чувств, что срочно захотелось поделиться с кем-нибудь. Я схватила телефон.

    «Ленке звонить бесполезно, – думала я, – она сейчас в пылу работы. Ириска вроде на даче эти дни. А вот Златка, кажется, как раз отдыхает между сменами».

    И я набрала номер.

    Злата ответила не сразу и каким-то странным голосом.

    – Ты занята? – спросила я.

    – Нет, Оленька, – радостно ответила она и икнула. – Ой, извиняюсь, – хихикнула она. – У тебя что-то срочное?

    – Нет, – неуверенно проговорила я, – так, поболтать захотелось.

    – Так приезжай! – воодушевилась Злата.

    – Не знаю даже, – сказала я. – А ты чем занимаешься?

    – Отдыхаю после смены, – засмеялась она. – Ну давай приезжай! Чего ты так долго раздумываешь?

    – Может, погуляем? – предложила я. – Погода отличная.

    – Ага! Жара и грозу вечером обещали. Не пойду никуда, тем более я после суток. Мне и дома хорошо! Так как, приедешь?

    – Ладно, скоро буду, – ответила я.

    Быстро собравшись, я отправилась к Злате.

    Когда Злата открыла дверь, я увидела, что она в сильном подпитии.

    – Заползай, подружка, – сказал она, весело улыбаясь. – Молодец, что выбралась! А то Ленка вся погрязла в своей рекламе, Ириска в муже. Хоть мы с тобой остались свободными и счастливыми женщинами, – сделала она странный вывод.

    – По какому поводу? – хмуро поинтересовалась я.

    – Так просто, – ухмыльнулась Злата. – Снимаю нервное напряжение. Хоть я и на посту, все думают просто сижу сутки, но каждый раз что-нибудь новенькое. Вчера один наш рабочий… знаешь, эти приезжие из бывших союзных республик… кстати, его все почему-то зовут Молдовкин, хотя у него фамилия совершенно другая, – хихикнула она, – решил ночью прогуляться за территорией. Они тут кое-что ремонтируют, офисы делают и т. д. и частенько ночуют на объекте. Ох, и хлопот с ними! Им, видишь ли, скучно, и после рабочего дня они выходят из своей конуры, в которой спят, и общаются с нами, охраной. А с кем еще-то? Ну и наслушалась я! Не поверишь, один раз парень лет тридцати подвалил ко мне в полночь на пост и начал разговоры разговаривать. Он, мол, приехал из Молдавии в Москву, чтоб денег заработать. И жена – жена! – дала напутствие: пристройся на время к богатой одинокой москвичке, а как заработаешь, так домой. Он глянул на меня и спрашивает, одинока ли я. Представляешь, Оль? Смотрю я на него: зубы гнилые уже, но взгляд нахальный, усы, типичные молдавские, густые и немодные, терпеть не могу, лицо с полным отсутствием интеллекта. Я ничего против рабочего класса не имею. Но, знаешь, рабочий рабочему рознь! А тут стоит этакий самодовольный самец, и то сомнительного качества, и строит из себя покорителя женских сердец. В глазки мне заглядывает, думает, сейчас эта старушка клюнет на такую красоту.

    – И что ты ему ответила? – улыбнулась я, проходя в комнату.

    – Все, что он заслуживает, но при тебе повторять не стану, – рассмеялась Злата. – Мы на балконе, – добавила она.

    «Мы? – удивилась я про себя. – Только этого мне не хватало!»

    – Так вот, я вообще-то начала не про этого козла, – продолжила Злата, направляясь на свой балкон-террасу, – этот самый Молдовкин выкатывается на мой пост полтретьего ночи и просит выпустить его. Я, конечно, ни в какую! Он будет шляться невесть где, а я потом жди его до утра, не спи. Отправила вон. Только прилегла на раскладушку и задремала, звонит с соседнего поста моя напарница и говорит, что он к ней пришел. В общем, она его выпустила.

    В этот момент мы вышли на балкон. Я увидела Костю, нового знакомого Златы, о котором я уже упоминала. Он сидел в одних трусах и чистил креветки.

    – Приветик, Оля, – как ни в чем не бывало поздоровался он. – Извини, не встаю, не целую ручку, весь в этих креветках перепачкался.

    «Лучше бы извинился, что в одних трусах, – недовольно подумала я, но промолчала. – Не очень-то мне нужны его поцелуи».

    – Я, конечно, начала ругать ее, говорить, что не нужно было его выпускать, – продолжала Злата, садясь за стол и открывая литровую пластиковую бутылку с темным пивом, – но она мне: мол, ничего страшного, он за вином и обратно.

    – Про этого придурка рассказываешь? – спросил Костя, продолжая чистить креветки.

    – Ага, – сказала Злата и протянула мне стакан. – Давай, Оля, пиво хорошее. Это Костя принес, живое, не фильтрованное и очень недешевое.

    – Хотел тебя угостить, зайка, – ухмыльнулся он.

    – И вот проходит два часа, – продолжила Злата, – я уже спала давно сном младенца, звонит мне моя напарница, вся в истерике. Оказывается, этот Молдовкин снял девку и притащил ее сюда. Но когда они подошли к проходной, она уперлась, сказала, что она тут уже побывала и что ее три дня держали в каком-то помещении и три дня подряд имели двадцать таджиков или еще кто-то такого же вида. Тут я вспомнила, что действительно у нас на территории завода пару месяцев назад работали таджики и жили в старом полуразрушенном цехе. Девка заявила, что с места не стронется, а потом начала орать на всю улицу прямо напротив проходной. Молдовкин перепугался – сам тут на птичьих правах, выпустил ее и несолоно хлебавши пришел на пост. Он уже был пьян и час изводил мою напарницу жалобами на тяжелую московскую жизнь. Потом слезно просил ничего не говорить ни начальству, ни тем более его жене, которая в этой же бригаде работает маляром. Рука у нее тяжелая, и дерется она по всякому поводу. Я пообещала, что буду молчать, но смех меня разбирает, как только вспомню. Утром Молдовкин ходил мимо меня с потерянным видом, потом принес шоколадку и умолял молчать обо всем.

    – За здоровье милых дам! – сказал в этот момент Костя и поднял кружку с пивом. – Креветки почищены, так что наслаждайтесь!

    «Простота какая! – подумала я. – А то, что мне, может, неприятно после его пальцев есть эти креветки, ему и в голову не приходит?»

    Мы выпили. Пиво и правда оказалось отличным. Я закусила сыром.

    – Ты хотела поговорить о чем-то? – поинтересовалась Злата.

    – Нет, – тут же ответила я.

    И действительно, делиться с ней о моем бурном романе мне уже расхотелось.

    – Хорошо, что выбралась, – заметил Костя. – Я еще в прошлый раз сказал Злате, какие у нее симпатичные подружки.

    Он глянул на меня весьма откровенно и даже облизнулся. Я опешила и посмотрела на Злату. Но она в этот момент нагнулась и доставала из-под стола следующую бутылку.

    – Мы эту еще не выпили, – заметила я, глядя, как она пытается отвинтить крышку.

    – Уже! – усмехнулся Костя и вылил остатки пива себе в кружку. – Давай помогу, зайка, – сказал он, беря бутылку из рук Златы.

    Он открыл и сразу начал разливать. Но я больше не хотела.

    – Извините, – сказала я и встала.

    – Ты куда? – испугалась Злата.

    – В туалет, куда еще! – ответила я.

    И Костя расхохотался.

    – Вода всегда дырку найдет, – лукаво проговорил он.

    Его глаза возбужденно блестели, ноздри раздувались.

    – И не только вода, – добавил он тише и подмигнул Злате.

    Я не стала слушать и ушла с балкона.

    Когда я уже мыла руки, в ванную заглянула Злата. Она вошла и прислонилась к двери. Я видела, что Злата сильно навеселе.

    – Как он тебе? – поинтересовалась она.

    – Не знаю, – неуверенно ответила я. – Но довольно развязный мужчина.

    – Просто раскрепощенный, – сказала Злата. – Ты не представляешь, что такое эти классические музыканты! Никогда не могла подумать, что они практически без тормозов. А на сцене посмотришь, все при смокингах, белых рубашках, бабочках! Костя меня сейчас почти на все программы их оркестра приглашает. А потом после выступления они все в ближайшую подворотню, бабочки с шеи срывают, рубашки расстегивают и скорей выпить! Такое ощущение, что все музыканты – конченые алкаши.

    – Ты, наверное, преувеличиваешь, – заметила я, глядя на себя в зеркало и отчего-то вспоминая Ника. – Не все же такие!

    – Я думаю, что преуменьшаю, – сказала Злата. – А ты очень хорошо сегодня выглядишь, – перевела она разговор на другую тему. – Даже кажется, что похудела. Новая диета?

    – Нет. Хотя пробую придерживаться диеты Ириски. Пока на стадии «не есть после шести вечера».

    – Понятно, – кивнула она. – Но ты словно внутри изменилась. Дело даже не в весе.

    «Господи, – с тоской подумала я, – неужели сексуальное удовлетворение и есть ключ к секрету женской красоты?»

    – Ладно, не хочешь, не говори, – с легкой обидой сказала Злата. – И все-таки, как тебе мой Костя?

    – Пока трудно сказать. И главное, чтобы тебе он нравился.

    Злата мгновенно расцвела.

    – Мне он очень нравится! И ты не представляешь размер!

    – Да? – заинтересовалась я. – Ты уже как-то упоминала об этом. Что, такой большой? – спросила я, зачем-то понизив голос.

    – 23,5 см, – ответила она, округлив глаза. – Лично измеряла.

    – Ничего себе! – расхохоталась я. – Так ведь неудобно!

    – Это да, – согласилась Злата. – Но привыкну! И такой стояк! Часами, особенно когда выпьет.

    – Кстати, как у него с этим? – спросила я, став серьезной.

    – Бог его знает! – отмахнулась она. – Но выпить любит. Я ж тебе говорю: все музыканты этим грешат.

    – Это-то мне и не нравится, – пробормотала я.

    Реклама и СМИ, к сожалению, в последнее время активно пропагандируют образ раскрепощенных модных людей, которые с удовольствием поглощают пиво. Это понятно. Компаний по производству этого напитка появилось множество, товар нужно продать, вот и рекламируют, внушают нам, что это модно и классно – постоянно пить пиво. Причем рекламируются дешевые сорта. Правительство, видя, что потребление этого напитка возросло в миллионы раз и пьют в основном молодые люди и даже подростки, приняло кое-какие меры. В частности, запретило показ пивной рекламы в дневные часы, распитие в метро. Но ситуацию это уже не может исправить. Мода введена, недостатка пива на рынке нет, культура потребления не выработана. Дети, видя, что их родители пиво пьют словно воду, впитывают этот стереотип. Что можно сделать в такой ситуации? Стараться своим детям вовремя привить культуру питья, объяснить, как правильно употреблять спиртное, чтобы не нанести вреда здоровью. Или вообще не употреблять. Ниже приведу данные, касающиеся пива, все «за» и «против».

    Полезные компоненты пива:

    Углекислый газ. Стимулирует желудочную секрецию и кровоток в мышцах, мозге, печени, легких и почках.

    Минеральные соединения. Большое количество калия. В литре нефильтрованного пива содержится 30 процентов суточной нормы. Но натрия недостаточно, поэтому врачи рекомендуют именно этот напиток для гипертоников: 0,5—1 литр в день.

    По содержанию кальция (около 80 мг/л), магния (около 80 мг/л), фосфора (около 140 мг/л), а также железа, меди, цинка пиво почти не отличается от апельсинового сока.

    Низкая калорийность. Самое калорийное, что в нем есть, – это этиловый спирт. В бутылке пива примерно 400—450 ккал/л. Для сравнения: калорийность молока, кока-колы или фруктовых соков колеблется в пределах 600—700 ккал/л.

    Витамины. В литре пива содержится 40—60% суточной нормы витаминов группы В и 70% витамина С. Большинство «пивных» витаминов хорошо усваивается.

    Органические соединения. Соли лимонной кислоты предупреждают образование камней в почках. Соли уксусной, щавелевой, глюконовой, пировиноградной кислот активно участвуют в обмене веществ.

    Горькие вещества. Обладают бактерицидными свойствами, стимулируют работу желудка.

    Вредные компоненты пива:

    Горькие вещества и хмель. Повышают аппетит и становятся причиной «пивного живота» и избыточного веса.

    Горечи относятся к категории психоактивных средств. Они оказывают седативное, снотворное, а в больших дозах – и галлюциногенное действие.

    Фитоэстрогены. Это женские гормоны растительного происхождения. При чрезмерном употреблении пива они накапливаются в организме и вызывают гормональные нарушения. У мужчин уменьшается растительность на теле, набухают молочные железы (гинекомастия), жир откладывается по женскому типу – на бедрах и боках (не путать с пивным брюхом!), снижается потенция, уменьшается подвижность сперматозоидов, вплоть до бесплодия и импотенции. У женщин переизбыток фитоэстрогена приводит к излишней полноте.

    Биогенные амины. Кадаверин, путресцин, гистамин и тирамин. Относятся к трупным ядам. Именно эти вещества являются виновниками похмелья. Головная боль – это проходящее явление, а вот в больших количествах они приводят к поражению почек.

    Этиловый спирт. Самое калорийное, что есть в пиве. Но к ожирению это не ведет, а имеет скорее обратный эффект. Спирт губительнее всего действует на мозг. Самая жиросодержащая ткань в нашем организме – это кора головного мозга. А спирт ее попросту растворяет и вызывает органическое поражение головного мозга. В итоге – полная деградация личности.

    Я побыла в гостях еще часок и решила, что мне пора. Злата и Костя уже были пьяны. Они пили намного больше, чем я. Я видела, как они жмутся друг к другу. Но Костя периодически хватал меня под столом за колено и крепко сжимал. Я отодвигалась и грозно на него смотрела. И он тут же делал довольно забавную гримасу обиженного ребенка. Когда Злата вышла с балкона, чтобы принести из холодильника еще пива, Костя придвинулся ко мне и зашептал, что обожает игру «в троечку».

    – Не думаю, чтобы Злате понравилось это, – строго сказала я. – А мне тем более.

    – Ладно кривляться, – хмыкнул Костя. – Ты уже взрослая девочка, и все эти «сюси-пуси» тебе не к лицу. Просто потрахаемся для своего удовольствия и завтра обо всем забудем. Соглашайся, зая! Ты такая аппетитная!

    – Я тебе не «зая»! – ответила я и встала, поправляя юбку. – Отстань, Костя! Мне это неприятно! И Злате, думаю, тоже эта идея покажется отвратительной!

    – А мы ей не скажем! Извини, – тут же покаянно проговорил он. – Не хотел тебя обидеть. Думал, вдруг тебе это по нраву? А за спрос денег не берут. Так что, мы снова друзья?

    Он мило заулыбался, поблескивая пьяными глазами. В принципе было что-то подкупающее в его прямодушии. К тому же Костя был таким, каким был, а не хотел казаться. Я это поняла еще в первый раз, когда его увидела.

    – Хорошо, но больше не приставай, понял? – сказала я.

    – Без вопросов! – поднял он руки вверх. – Твое слово – закон!

    – Понимаешь, я влюблена, – с чего-то призналась я. – И мне крайне неприятны приставания посторонних мужчин. Только Злате не говори, – спохватилась я. – И зачем только тебе сказала?

    – Успокойся ты, зай, извини, Оль, – ответил он довольно серьезно, – никому ничего я говорить не собираюсь. Это я понимаю и уважаю таких женщин.

    «А он действительно мил – подумала я, глядя в его расширившиеся глаза. – Если бы не пил столько!»

    Я попрощалась, причем Костя сразу встал и даже стыдливо попытался зайти за стол. Он по-прежнему был в одних трусах. Когда я вышла в коридор, следом появилась Злата.

    – Слышу, ты вроде уходишь, – сказала она. – Чего рано-то?

    – Так, – уклончиво ответила я. – Пора мне.

    – Да ладно тебе, Оль, у тебя ведь дети дома не плачут! Хочешь оставить нас одних?

    – Типа того, – улыбнулась я. – Созвонимся, Злата.

    – Знаешь, Костя уговаривает меня на время переехать к нему и пожить вместе, – сказала она и настороженно на меня посмотрела.

    – И что тебя останавливает?

    – Мало его знаю, хотя влюблена по уши! – ответила она.

    – А ты поживи для начала пару-тройку дней, – предложила я, – а там посмотришь.

    – И правда! – обрадовалась Злата. – Кто меня заставляет сразу с вещами-то перебираться?

    – Вот именно! А где он живет?

    – На «Коломенской», в двушке, – ответила она. – И совсем один.

    – И прекрасно! Ладно, я побежала. Звони, если что.

    Я улыбнулась и быстро вышла за дверь.


    Когда приехала домой, то не успела войти в коридор, как обе мои дочки выбежали мне навстречу. Тут только я вспомнила про корзину роз.

    «Черт побери, – испугалась я, – открытка так и осталась в цветах!»

    И девочки ее обнаружили. Катя, лукаво улыбаясь, помахала у меня ею перед носом и сказала:

    – Давай, мать, колись, что за кекс!

    – Который, к тому же, будет любить тебя ве-е-чно, – добавила Варя нараспев.

    Они переглянулись и захихикали. У меня так и рвалось с языка, что это совсем юный парень, но я себя вовремя остановила.

    – Так, случайно познакомились, – нехотя ответила я и с трудом вырвала открытку из цепких пальцев Катьки. – Вам-то не все равно?

    – Здрассте, пожалуйста! – расхохоталась Варя. – Мы же дети твои, а ты мать наша!

    – Ваша, ваша, – пробормотала я, заходя в комнату.

    Они шли за мной по пятам.

    – Как его хоть зовут? – поинтересовалась Катя.

    – Никита, – нехотя сообщила я.

    – А по отчеству? – спросила Варя и подмигнула Кате.

    – Понятия не имею, – ответила я. – Чего пристали?

    – Та-а-кие розы шикарные прислал! – сказала Катя, садясь рядом и прижимаясь ко мне. – Мамуля, мы же очень хотим, чтобы ты была счастлива!

    – И чтобы твой мужчина был достоин тебя, – добавила Варя, пристраиваясь с другой стороны. – Ты нас познакомишь?

    Я содрогнулась от такой перспективы. Дочки у меня, конечно, как говорят сейчас, продвинутые. Но их реакцию я и представить не могла. У Вари был молодой человек на пять лет старше ее, Катя встречалась с ровесником. И по-любому выходило, что Ник младше их всех.

    «Да, – растерянно думала я, – как-то все это я в расчет не брала. Но зачем мне их знакомить? Не вижу смысла».

    – Можем устроить праздничный ужин, – продолжала Катя. – Пусть твой мужчина приходит, вот мы и познакомимся.

    – Не вижу смысла, – сказала я. – Все это преждевременно.

    – Да?! – воскликнула возмущенно Варя. – А такие открытки присылать! Да мой мне ни разу не то чтобы такое написал, даже в самые страстные минуты не говорил. Из него простое «люблю» не вытянешь. А тут «вечно»! Да еще и с большой буквы. Прям завидки берут!

    – Что ты хочешь? – вступила Катя и перегнулась через меня, чтобы лучше видеть сестру. – Это возраст! Пожилые мужчины умеют ухаживать, не то что эти птенчики желторотые!

    – Да, мам, а сколько ему лет, кстати?

    – Не хочу пока об этом говорить, – строго сказала я. – Дайте мне переодеться.

    – От тебя пивом пахнет, – заметила немного обиженно Катя. – С ним, что ли, распивала?

    – Я у Златы была в гостях, – сообщила я и попыталась встать.

    Но они повисли у меня на руках.

    – Вот ты какая, мамочка! – заныла Варя. – Мы тоже ничего тебе рассказывать не будем!

    – Не обижайтесь, девочки! Придет время, и все расскажу.

    Тут они меня отпустили и побежали на кухню разогреть для меня ужин.

    Когда я вышла из ванной, то поняла, что зверски голодна, тем более что из кухни доносился запах жареного мяса.

    «Бог с ней, с диетой, – подумала я. – А то пива напилась, должна же я его заесть!»

    Утешив себя этой мыслью, я пошла на кухню.

    На следующий день проснулась поздно, потому что почти до двух ночи разговаривала по телефону с Ником. Он поведал мне, что в конце месяца получит диплом в ПТУ по специальности слесарь-инструментальщик, но на заводе не останется, а будет поступать в институт на дневное отделение. На мой вопрос, что будет, если он не поступит, он ответил, что «откосит» от армии. И добавил, что ни за что не расстанется со мной на такой долгий срок. Он говорил, что мы отныне и навсегда вместе, что судьба свела нас, что он любит меня так, как никто и никогда меня любить не будет. И я таяла, слушая эти слова, и верила им безоговорочно. Когда мы попрощались и я легла в постель, улыбка не сходила с моего лица. Я утопала в нежности к этому парню, вспоминала его глаза, губы, поцелуи. И когда утром проснулась, то все еще улыбалась.

    Но, умывшись и выйдя на балкон, я вновь увидела на крыше неугомонного Толика. Он явно поджидал меня.

    «Как назло, у школьников каникулы, – подумала я, с досадой наблюдая, как он приложил бинокль к глазам. – Нужно положить этому конец раз и навсегда!»

    И когда я увидела, как он забирается рукой в тренировочные штаны, терпение мое лопнуло. Я зашла в комнату, натянула джинсы и футболку и выбежала из квартиры. Выйдя во двор, подняла голову. Но снизу крышу видно не было. Я вспомнила, что люк всегда открыт в третьем подъезде, и быстро направилась туда. Но не успела я подойти, как из подъезда выскочил Толик. Я схватила его за руку, уже разозленная до предела. Но он резко выдернул ее, показал мне поднятый вверх средний палец и грязно выругался. Потом умчался за угол дома.

    «Нет, всему этому есть какое-то объяснение! – думала я, донельзя огорченная. – Я должна что-нибудь предпринять».

    Я уже решила пойти к его матери. Но в последний момент передумала. Знала, что результат будет отрицательным. Когда вернулась домой, сразу схватила телефон, чтобы позвонить Нику. И тут вспомнила, как он вчера мне сказал, чтобы я всегда звонила ему в 13.15, потому что в это время он как раз заканчивает обедать. Он добавил, что будет каждый день ждать моего звонка именно в это время.

    «Что ж, – подумала я, – позвоню в час назначенный. А пока нелишне заняться собой».

    Никогда раньше я не уделяла столько времени своей внешности. Но молодой любовник заставляет всегда поддерживать форму. Хочется соответствовать. Хотя Ник в этом плане был необычайно мил. Он даже говорил, что обожает мои морщинки возле глаз, потому что они свидетельствуют о том, что я часто улыбаюсь и смеюсь, а значит, имею веселый, легкий характер. Он начинал нежно, едва касаясь, целовать их, и это было очень приятно. Мне казалось, что под его мягкими губами кожа начинает разглаживаться.

    Я сделала маску для лица из желтка, сметаны и капли оливкового масла. Затем, смыв ее, нанесла легкий дневной крем. После этого занялась ногтями. Аккуратно подпилив их, покрыла светло-розовым лаком. Затем сделала гимнастику для глаз. С возрастом практически у всех начинает портиться зрение. Я всегда думала, что это связано с глазами, с хрусталиком, глазным дном. Но, как выяснилось, если все это в порядке, то изменения происходят по одной простой причине: у нас просто-напросто под воздействием возраста ослабевают глазные мышцы. И как любые мышцы, их можно натренировать. Приведу ниже упражнения по японской системе. Они не сложные, но эффективные. Их нужно делать постоянно, тогда зрение не будет портиться, а глаза будут намного меньше уставать.

    Упражнения для глаз от Тани Кадзи

    Все упражнения желательно выполнять под приятную для вас музыку.

    1. Нажимаем подушечками большого и указательного пальцев на внутренние уголки глаз 8 раз.

    2. Нажимаем подушечками пальцев по краю глазной впадины, передвигаясь по кругу от внутренней стороны. Проходим пять полных кругов. Если где-то чувствуем болевые точки, то мягко массируем их до исчезновения боли.

    3. Закрываем глаза и расслабляемся несколько минут.

    4. Вытягиваем правую руку с поднятым вверх большим пальцем перед собой. Сосредотачиваем взгляд на ногте пальца. Медленно отводим руку в сторону до упора. Следим глазами, не поворачивая головы, до тех пор, пока палец не скроется из вида. Возвращаем руку в исходное положение, продолжая смотреть на нее. Повторяем два раза. То же проделываем левой рукой два раза.

    5. Повторяем это движение, но рука двигается наверх до упора и вниз, два раза. Также следим глазами. Голова неподвижна. Повторяем левой рукой.

    6. Делаем правой рукой круги два раза. Глаза продолжают следить за большим пальцем. Повторяем левой рукой.

    7. Закрываем глаза и расслабляемся несколько минут.

    8. Вытягиваем руки вперед с поднятыми вверх большими пальцами. Сосредотачиваем взгляд на ногтях. Потом плавно переводим взгляд за пределы пальцев вперед, скажем, до противоположной стены. Возвращаем взгляд на пальцы. Голова неподвижна. Делаем семь раз.

    9. Закрываем глаза и расслабляемся несколько минут.

    10. Массируем мизинцы, затем остальные пальцы. Мизинцы напрямую связаны с офтальмологической системой. Для мизинцев по три минуты, для остальных – по две.

    11. Складываем пальцы костяшками друг к другу, отводя мизинцы и большие пальцы в стороны и упираясь ими друг в друга. Сверху это напоминает лодочку. Затем с силой нажимаем 30 раз.

    12. Это упражнение не имеет отношения к зрению. Но оно отлично сохраняет молодость всего организма и поддерживает его в хорошем тонусе. У некоторых при помощи этого упражнения проходит головная боль.

    Обхватываем пальцами запястье и крутим, словно зажав руку в кольцо. Этим движением проходим вверх к плечу по всей руке. То же проделываем со второй рукой. Лучше если это упражнение сделает вам кто-то из близких, обхватив вашу руку двумя руками и двигая ладонями в разные стороны. Так дети делают друг другу «крапивницу». Руки должны покраснеть. Движение всегда от запястий вверх.


    Я позвонила Нику, как он и просил, ровно в 13.15. Он мгновенно ответил. Услышав его нежное: «Привет, мой любимый малыш», я мгновенно растаяла и начала невольно улыбаться. Спросив, как дела и зачем-то, что он ел на обед, я с удовольствием слушала его низкий красивый голос, но смысл слов практически не улавливала. Мне было приятно просто слышать этот бархатный тембр, эти ласковые интонации и даже эти паузы, когда он внезапно замолкал.

    – Увидимся сегодня? – в конце разговора спросил Ник. – Я умираю от тоски по тебе!

    – Хотелось бы, – ответила я и почему-то вспомнила мерзкую ухмылку негодяя Толика.

    Мой голос, по-видимому, выдал понижение настроения, потому что Ник тут же затих и явно прислушивался.

    – Малыш, – после паузы нежно проговорил он, – я чувствую, ты чем-то огорчена. Что-нибудь случилось?

    Я задумалась, говорить ему или не стоит. История казалось мне не очень-то красивой. К тому же я испугалась, что все это может как-то не совсем лестно охарактеризовать меня. Но Ник настаивал. Он уже начал обижаться на мое упорное молчание. Тогда я решила рассказать ему все. Он внимательно выслушал, затем сказал, что после работы заедет домой, а потом сразу ко мне и чтобы я ждала его и ничего не предпринимала.

    – Этот щенок все у меня узнает! – с явной угрозой сказал он.

    Я испугалась, что переборщила.

    – Что ты собираешься делать? – встревоженно спросила я.

    – Морду ему набить, – ответил он, не задумываясь. – Расквасить как следует.

    – Никита! Это неправильно! Ты что, будешь бить всех, кто меня будет обижать?

    – Не всех, – сурово произнес он и добавил: – Некоторых убивать.

    Это заявление повергло меня в шок. И я пожалела, что рассказала ему. До вечера я места себе не находила, изнывая от дурных предчувствий. К тому же я не знала, стоит ли мне приглашать его в квартиру. Мысль, что придет кто-нибудь из девочек и застанет нас, пугала меня.

    Ник явился в половине восьмого. Я увидела, что он уже успел привести себя в порядок, так как был тщательно причесан, выбрит и переоделся в голубые джинсы и черную майку. Его лицо было серьезным. И мне стало отчего-то смешно.

    «Бедный Толик, – подумала я, – он и не подозревает о готовящемся акте возмездия».

    Мы встретились, как и договорились, за домом. Ник крепко поцеловал меня, потом отстранился и сухо сказал:

    – Говори его адрес.

    – Слушай, – попыталась я остановить процесс, – может, ну его, этого малолетку! Пошли лучше в Битцу погуляем.

    Недалеко от нас находится огромный Битцевский лесопарк. Ник глянул на меня с недоумением и отрицательно покачал головой.

    – Негодяев нужно учить, – заявил он, – а то потом он решит, что ему все дозволено, и будет так вести себя по жизни. Понимаешь, малыш? Адрес?

    Я вздохнула и объяснила.

    – Только если его нет дома, то матери ничего не говори. Хорошо? – попросила я.

    – Ладно, – согласился он. – Но, даже если его нет дома, я отсюда не уйду, пока его не поймаю. Хоть полночи здесь просидеть придется!

    Но Толик, на свое несчастье, оказался дома. И даже сам открыл дверь. Я, по просьбе Ника, стояла на лестнице и все прекрасно слышала.

    – Вам кого? – спросил Толик.

    Но Ник даже отвечать не стал. Он вытащил его из квартиры и четко произнес:

    – Только пикни, шею сверну! Молчи и пошли с нами!

    – Куда? – пискнул испуганный Толик.

    И тут увидел меня. Его глаза расширились, губы затряслись, и он сразу начал тонко плакать. Мы вышли из подъезда. Ник не стал особо раздумывать и затащил Толика в густые кусты сирени. Я пролезла за ними. Ник прижал дрожащего Толика к стене и навис над ним. Я остановилась сбоку. Причем прикидывала, как мне в случае чего помочь Толику, настолько разъяренное лицо было у Ника.

    – Я слушаю, – тихо сказал он. – Все и по порядку.

    И Толика понесло. Он торопливо рассказал, что как-то по просьбе матери доставил мне поздравительную телеграмму, но никого не застал. Тогда он опустил ее в почтовый ящик, но предварительно прочитал. И почерпнул оттуда, что меня поздравляют подруги с выходом книги «Я – порнозвезда». Дальнейшее было ясно. Толик приобрел эту книгу в киоске метро, прочитал ее и решил, что я самая извращенная на свете женщина, помешанная на сексе. Затем он купил и другие книги.

    Поведав нам это, Толик всхлипнул и начал умолять отпустить его. Он клялся, что больше не будет доставать меня, что все понял и исправится.

    – Но ведь в предисловии указано, как ко мне попали эти рукописи, – заметила я, когда он замолчал. – Неужели непонятно, что не я автор?

    – Я решил, что все это туфта, – сознался Толик. – Да и кто поверил бы? Сейчас и не такое напридумывают, чтобы втюрить свой товар. А тут какие-то гейши, да еще прям в Москве живут!

    – Я ее видел собственными глазами, – резко сказал Ник. – Понял?!

    – Да, да, все я понял! – тихо ответил он и шмыгнул носом.

    – Проси прощения на коленях! – приказал Ник и гневно сверкнул глазами.

    Я видела, что он с трудом сдерживается, чтобы не ударить, и испугалась.

    – Зачем на коленях? – мягко запротестовала я.

    – Простите меня, пожалуйста, – тут же залепетал Толик. – Я больше не буду.

    – Ладно, отпущу тебя, – сказал Ник. – Но учти, при малейшей жалобе… сам понимаешь, что я с тобой сделаю. И тогда уж никакой пощады! Оля, ты его простила? – повернулся он ко мне.

    – Конечно, – кивнула я. – Он же еще совсем мальчишка и не понимает, что делает.

    «А ты всего на четыре года старше его, – подумала я, глядя на начинающего успокаиваться Ника. – И что я только делаю?!»

    Ник отпустил хватку. Толик зайцем прыгнул в кусты, только ветки затрещали. Я посмотрела ему вслед, испытывая облегчение. Затем перевела взгляд на Ника. Он смотрел на меня с вполне определенным выражением. Выброс адреналина, видимо, вызвал всплеск желания. Я отчего-то смутилась и подумала, что кусты очень густые и что если он сейчас на меня бросится, то я не устою.

    «Но не могу же я дойти до такого позора и трахаться прямо возле дома в кустах?!» – испугалась я и быстро пошла прочь.

    Ник двинулся за мной. Возле подъезда он попытался привычно взять меня за руку, но я заметила двух соседок, которые стояли у второго подъезда и о чем-то разговаривали. Увидев нас, они резко повернулись и уставились на меня, приоткрыв рты. Потом синхронно перевели взгляды на Ника. Я сделала отсутствующий вид, кивнула им и пошла прочь.

    Минут через пятнадцать мы оказались в Битце. Всю дорогу я молчала, чувствуя все возрастающую неловкость. Ник тоже молчал. Но когда мы зашли в глубь леса и свернули на узкую тропинку между густых кустов и деревьев, он обнял меня за талию и легко прижал к себе.

    – Ты такая красивая! – зашептал он мне на ухо. – Я с ума схожу от желания! Забудь ты об этом малолетнем дурачке, все закончилось! Но я никогда не думал, что эти книги так сильно действуют на подростков! Надо бы мне войти в курс дела и все их прочитать. Ты мне дашь?

    – Зачем? – пожала я плечами.

    Но Ник сильнее прижал меня к себе.

    – Любопытно, – ответил он после паузы, во время которой целовал мой висок.

    – Хорошо, – вяло согласилась я.

    В душе у меня все обмирало. Его близость, сильные объятия, бархатный голос, горячие губы подействовали на меня как обычно. Я совершенно потеряла ориентиры и хотела лишь одного – слиться с ним. Ник почувствовал это на интуитивном уровне. Он всегда тонко чувствовал такие вещи, что меня крайне удивляло. И пользовался этим. Ник без затей затащил меня в очень густые кусты, развернул… Чтобы не упасть, мне пришлось опереться руками о ствол липы.

    Когда мы привели себя в порядок и вышли на тропинку, я вдруг поняла, что уже довольно поздно, и отчего-то заспешила домой. Ник проводил меня до подъезда, хотя я протестовала. Но он выглядел необычайно возбужденным. И эта неприкрытая страсть странным образом передавалась мне и зажигала внутри ответный жар. Мы зашли в подъезд, поднялись на мою площадку и начали страстно целоваться. Мне так хотелось затащить его в квартиру, но я знала, что дочки уже давно должны быть дома. Ему эта мысль, видимо, также пришла в голову.

    – Пойдем к тебе? – задыхаясь, спросил он.

    – Не пойдем, дочери дома, – ответила я, стараясь освободиться из его объятий.

    – И что? Познакомишь!

    – С ума сошел?! Что я им скажу? Кто мы друг другу? – возмутилась я и отодвинулась.

    – Кто? – удивился Ник и уверенно проговорил: – Мы люди, которые любят друг друга!

    Снизу раздались торопливые шаги. Кто-то поднимался по лестнице. Я отодвинулась и поправила волосы.

    – Тебе пора уходить, – сказала я. – Поздно уже.

    – Как я проживу без тебя? – грустно спросил он и взял меня за руку.

    В этот момент показалась растрепанная голова Кати. Она подняла глаза и в изумлении смотрела на нас. И даже замедлила шаг.

    – До свидания, – сухо произнесла я и отодвинулась к дверям квартиры.

    Катя поднялась на площадку, остановилась напротив Ника и окинула его с ног до головы задумчивым взглядом. Затем тихо присвистнула и, улыбаясь, спросила:

    – Познакомишь?

    – Катя, моя старшая дочь, – сказала я, едва сдерживая внутреннюю дрожь. – Никита…

    Я замолчала, не зная, как продолжать.

    – Очень приятно, – заулыбалась Катя. – Вы зайдете? – вежливо спросила она.

    – Нет, – тут же ответила я, не дав ему и рта раскрыть. – Никита торопится.

    Он глянул на меня, потом перевел взгляд на Катю и сказал:

    – У вас очаровательная дочь, Ольга Николаевна. До свидания!

    Он начал спускаться по лестнице, а мы вошли в квартиру.

    – Ну ты, мать, даешь! – сказала Катя, улыбаясь все шире.

    В коридоре появилась заспанная Варя с каким-то учебником в руке.

    – Что за шум, а драки нет? – спросила она и зевнула.

    – Ты даже представить не можешь! – начала Катя. – Я только что столкнулась на пороге с маминым ухажером! Помнишь открытку? Так вот, видела собственными глазами того, кто обещал любить нашу мамочку вечно.

    – С чего ты взяла? – вяло запротестовала я. – Вечно вы что-нибудь фантазируете!

    – Видела бы, Варька, этого кекса! – не слушая меня, продолжила Катя. – Да он младше нас обеих! Но хорош, глаз не оторвать! Высокий, кудрявый, с интересным восточным разрезом глаз! В общем, я офигела! Хотела, чтобы он зашел, чтобы и ты полюбовалась. Но мама воспротивилась и лишила нас такого шоу!

    – Я, как всегда, все пропустила! – огорчилась Варя. – Юнец?! А как же солидность, животик, лысина, ответственный пост, черный джип? А?!

    – Я же говорю, что вы невозможные фантазерки! – рассмеялась я.

    Скинув босоножки, я пошла в ванную и услышала, как Катя тихо говорит:

    – Не сознается ни за что! Но меня не обманешь! Видела бы ты их, когда я их застукала!

    – Мам! Приведи его к нам в гости! Мы жаждем пообщаться с будущим отчимом, – крикнула Варя из-за закрытой двери ванной. – Обещаем: никакой «дедовщины»!

    Но я не ответила и забралась под душ.

    В психоанализе есть прием, который носит название «феномен переноса». Смысл его в том, что человек, раскрывающий душу перед собеседником, одновременно переносит на него описываемые чувства, которые он испытывал когда-то к другим людям. Перенос все равно происходит, даже если сам рассказчик думает, что его чувства давно остыли.

    Женщинам можно воспользоваться этим приемом, если они хотят влюбить в себя мужчину. Для этого нужно переключить на себя любовь, которую он испытывал к другой женщине, следовательно, нужно спровоцировать его на рассказ о тех, кого он в своей жизни любил (или любит до сих пор). Важно сразу настроить себя правильно. Ведь слушать от не безразличного вам мужчины о его былых увлечениях довольно болезненно. Но нужно помнить, что даже если чувство к другой еще не окончательно угасло, то это даже к лучшему – свежую рану залечить легче, чем застарелую! И не нужно ревновать, ведь бывшая возлюбленная вовсе не соперница, а наоборот, ваша союзница. Чем более сильные чувства мужчина испытывал к ней, тем больше любви перенесет на вас.

    Метод переноса имеет научное обоснование и подтвержден практикой. Его с успехом используют психиатры, психологи и священники. Достигается это с помощью рассказа пациента (прихожанина) о себе, о своих поступках, переживаниях – то есть исповеди. По сути, психиатры те же исповедники. Вызывая человека на откровенность и внимательно слушая его, собеседник дает взамен ощущение эмоционального облегчения, покоя. Видя, что его слушают с пониманием, рассказчик ощущает, что ему сопереживают, испытывает благодарность и невольно переносит на слушателя положительные эмоции.

    Таким образом, чтобы завоевать любовь мужчины, который вам нравится, достаточно целенаправленно его расспрашивать и слушать с пониманием и сочувствием. Плавно и обдуманно ведите беседу, незаметно переключая его с одного волнующего события на другое. Вам нужно вызвать теплые чувства у мужчины, который вам нравится.

    Пусть он подробно опишет свое поведение, даже самые безрассудные поступки ради любви к другой, расскажет, как он выражал свою страсть, какого отклика ждал от прежней возлюбленной. Во время беседы вы должны стать терпеливой и доброжелательной исповедницей. Никаких негативных комментариев, ехидных замечаний и реплик. Щадите его чувства, не состязайтесь за лидерство в разговоре, высказывая собственные суждения. У вас еще будет возможность показать ему, как вы остроумны. В данный момент не вы должны произвести на него неотразимое впечатление, а он должен перенести на вас любовь, которую испытывал к другой. Если мужчина почувствует к вам доверие, то он может открыть все тайники души. Если беседа начнет затухать или ваш собеседник предложит вам рассказать о себе, то поведайте о каком-нибудь незначительном эпизоде из вашей жизни. Помните, что сейчас ваша задача – его откровения, и не переводите стрелки на свою персону. Кратко рассказав о чем-нибудь из своей жизни, вы вновь должны заставить его говорить о себе. И тогда у мужчины создастся ощущение диалога, ведь говорил не только он. Не стоит встревать с рассказами о себе по собственной инициативе, прерывая его речь. Говорите о себе только в том случае, если мужчина вас сам расспрашивает.

    Есть замечательный способ поддерживать интерес аудитории к тому, что вы говорите. Способ этот выражается всего одним словом: краткость. Умерьте хотя бы на время свою болтливость. Ваш собеседник может говорить сколько угодно, вам же следует быть краткой. Помните, что когда говорит он, вы узнаете его сокровенные мысли, но если будете говорить вы, может получиться совсем не тот эффект, которого вы ожидаете. Хуже того, если вы начнете подробно рассказывать ему о своем «бывшем», то метод переноса сработает точно так же. И вы сами перенесете чувства на этого мужчину и влюбитесь в него раньше, чем он полюбит вас. А тогда ваши отношения могут развиваться по совершенно другой схеме.

    Ириска, приехав с дачи на пару дней, пригласила нас к себе в гости вечером.

    – А то что-то давно я вас не видела, – сказала она, когда позвонила мне. – Я клубники ведро привезла. В такую жару она быстро вызрела. Сделаю очень вкусный десерт: клубника со сливками. Очень эротично, – добавила она и хихикнула.

    Я немного опоздала и приехала, когда все уже собрались. Ириска открыла мне дверь и сразу затараторила:

    – Привет, Олька! А ты офигительно, просто умопомрачительно выглядишь! Что это с тобой?! А Златка, наоборот, что-то грустная. Ленка, как всегда, затраханная работой! Как я вас давно не видела!

    – Всего-то неделю, – улыбнулась я и пошла на кухню.

    На столе уже стояли розетки с обещанным десертом. Кроме этого, Ириска успела испечь яблочный пирог. Когда я вошла, они, по-видимому, как раз собирались пить чай. Я поздоровалась и уселась за стол, с облегчением вытянув ноги и расслабившись. Надо признать, что моя бурная сексуальная жизнь последнюю неделю утомила физически. Мы с Ником встречались практически каждый день и если была возможность, то… сами понимаете. А возможность, как оказалось, можно найти всегда. Было бы желание. Как сейчас вспомню, где мы этим занимались, то сама себе удивляюсь. В жару мы ездили на пляж в Строгино, и там прямо на мелководье у берега под развесистой, склоняющейся до самой воды ивой. По вечерам на уединенных лавочках под густыми кустами. Один раз мы настолько потеряли голову, что прямо в какой-то подворотне на Ордынке. Ну а уж в кино всегда. Я смеялась и говорила, что за неимением у нас совместного жилья все Замоскворечье – наша огромная квартира. Причем метро «Полянка», где мы обычно встречались, – наша прихожая, улочки – наша гостиная, а кинотеатр «Зарядье» – спальня. Ник был совершенно необуздан и частенько не знал меры. И у меня реально все болело. Но какая же это была приятная усталость!

    Я вздохнула и невольно начала улыбаться. Ириска наливала мне чай, но внимательно на меня смотрела.

    – Нет, девочки, – наконец сделала она вывод, – с нашей Лазоревой творится что-то невообразимое! Вы только гляньте на выражение ее лица!

    – Видим! – согласилась Лена. – И это любовь! Только Оля не хочет делиться с нами, вредина!

    – Отстаньте! – рассмеялась я и взяла кусок пирога. – Просто у меня хорошее настроение. По совету Тани Кадзи я старательно привожу свой внутренний мир в гармонию. И это дает свои плоды.

    – Да? – заинтересовалась Злата. – И как ты это делаешь?

    – Ищу во всем позитив, – сказала я первое, что пришло в голову. – И вам советую. Кстати, как ты поживаешь со своим Костей?

    – Ужасно! – ответила Злата и нахмурилась.

    – А я тебе говорила, что он очень сомнительный тип, – заметила Лена. – Знаете, девочки, заехала я в эту субботу после работы за Златкой. Хотели по магазинам прошвырнуться. Квартира, я вам скажу, совершенно запущенная, хоть и двухкомнатная и в хорошем доме. И сразу этот запах! Знаете, когда живет одинокий курящий и пьющий мужчина, который не следит за собой? Вот так там и пахнет. Хотя видно, что Злата пытается как-то навести порядок.

    – Да я там три дня все отмывала! – вставила та. – Видели бы вы, что там было, когда я там в первый раз появилась! Костя совершенно не приспособлен к быту. Он, знаете ли, музыку сочиняет, но никто об этом не знает. Он мне кое-что наигрывал из своих набросков. Мне понравилось, хотя я, конечно, в этом ни фига не понимаю. Он же прекрасный пианист, консерваторию окончил с красным дипломом.

    – И почему инспектором оркестра работает? – ехидно спросила Лена.

    – Так он раньше солировал в одном очень известном коллективе. Но потом, как он мне сказал, не сошелся характером с руководителем оркестра, и тот его выжил.

    – А ты верь больше! – заметила Ириска. – Наверняка за пьянку попросили. Ты же сама говорила, что он употребляет не всегда умеренно.

    – Да алкоголик он! – уверенно заявила Лена. – И нужно тебе, Злата, с ним расстаться по-хорошему, пока не поздно.

    – Не могу, – тихо ответила Злата. – Жалко его. Он напьется вечером, потом орать начинает, что все суки-б… и… и я в том числе, потом плачет, в ногах у меня валяется, говорит, что его никто никогда не любил. А у меня сердце кровью обливается, такой он несчастный. Вторая жена еще к тому же, как оказалось, после развода вывезла из его квартиры все ценные вещи. Там и аппаратура японская была, и иконы от прабабушки еще, и антикварные вазы, и даже настоящая фотография Керенского в серебряной рамке. Это от деда ему досталось.

    – А он что? – спросила Лена. – В суд не стал подавать?

    – Хотел вначале, но потом сказал, что не будет ни с ней, ни с ее семейством связываться.

    – Но почему она это сделала? – поинтересовалась я. – Ладно, Злат, рассказывай начистоту. Ни с того ни с сего женщина так поступать не будет.

    – Да избил он ее прямо на улице на глазах у друзей, – нехотя проговорила Злата и опустила голову.

    – Ого! – вырвалось у меня.

    – При этом она была беременна, – еще тише добавила она. – Но он не знал!

    – Так ему и надо! – возмутилась Ириска. – Правильно она сделала! Наказала его. Я бы вообще в суд подала.

    – А потом она аборт сделала и на развод подала, – сказала Злата. – Но ведь он пьяный в тот момент был, – продолжила она. – Он и не помнил, что делал.

    – А ты не боишься, что и тебя такое ждет? – спросила я.

    – Да?! – поддержали меня Ириска и Лена.

    Мы одновременно посмотрели на Злату. Она сидела, опустив голову, и теребила угол скатерти.

    – Хоть ты и взрослая, но иногда просто удивляюсь твоей беспечности! – сказала я. – Костя мне тоже нравится своей открытостью, несомненным обаянием, умом. Но я тебе еще в прошлый раз сказала, что он явно злоупотребляет алкоголем.

    – И это проблема только его, – заметила Лена. – Но никак не твоя.

    – Я все думаю, что, может, что-нибудь произойдет в его жизни и он сам перестанет, – сказала после паузы Злата. – Костя рассказывал, что отец его большого друга, известный дирижер весьма известного оркестра, пил так, что чуть не умирал. Жена что только не делала! И к врачам обращалась, и к бабушкам-целительницам, и даже настоящего знахаря нашла. Но все бесполезно. И вдруг он сам перестал, потому что один раз проснулся после бурной ночи и видит, как перед ним Богородица стоит и смотрит. Он мгновенно протрезвел и испугался. А Богородица ему говорит: «Не бросишь пить – умрешь». Потом головой покачала и исчезла. И все! С тех пор – ни капли. А ведь прошло уже десять лет. Такие дела!

    – Ну не всем же так везет, – сказала я. – И учти, что подруги алкоголиков сами часто со временем спиваются. А женский алкоголизм, как известно, неизлечим. Ты у нас девушка поэтичная, впечатлительная, так что быстро попадаешь под влияние.

    – Ничего со мной не случится! – отмахнулась Злата. – А Костя мне очень сильно нравится. Люблю я его!

    – Начинается! – скривила губы Лена. – Я тоже думала, что люблю своего Конеева. Но как только увидела его истинное мурло, то вся любовь куда-то испарилась.

    – И ты так быстро смогла забыть? – поинтересовалась Злата. – Сильная ты, Ленка. А я вот так не умею.

    – Просто отруби, и все! – посоветовала Лена. – И еще отличный способ есть: справь по своей любви поминки.

    – Что? – хором воскликнули мы.

    – Накрываешь стол, – продолжала как ни в чем не бывало Лена, – зажигаешь свечи, ставишь бутылку вина и пьешь за упокой своей любви. Заметьте, не бывшего, а именно любви.

    – Как-то это уж очень готично! – сказала я. – Даже мурашки по коже побежали.

    – Зато в подсознании четко отпечатывается, что твоя любовь к этому человеку умерла. И скоро, правда, становится намного проще все это вспоминать и воспринимать. Я с Конеевым и сейчас по делам бизнеса пересекаюсь. И что? Смотрю на него как на пустое место.

    – А он? – хором спросили Ириска и Злата.

    – Пытался все вернуть, правда, довольно вяло. Но, получив резкий отпор, отстал и сейчас общается со мной, как будто между нами никогда и ничего не было. Вот так, девочки! А вы – любовь! Какая, на хрен, любовь? Так что делай выводы, Злата. Член, говоришь, хороший и потенция офигительная? – внезапно перешла она на другую тему. – А что, в Москве уже не осталось хороших членов? Или ты в какой-нибудь крохотной деревеньке живешь, где из дееспособных мужиков пара-тройка беззубых радикулитных дедов осталась? Так что мой тебе совет: завязывай ты с этим музыкантом-алкоголиком и ищи приличного мужчину. Ох, уж эти мне творческие личности! Все им сложности подавай. А без этого вдохновение их покидает! Все вы душевные мазохисты! Чем вам хуже – тем лучше! Ты, наверное, и стихи сейчас усиленно пишешь? Да?

    – Бывает, – нехотя ответила Злата. – И чего ты на меня напала?

    – О тебе же забочусь! А то последнее время только и слышу: «Костик то, да Костик се, да лучше его на свете нет».

    – Ладно, девочки, – встряла Ириска, – ешьте десерт и не спорьте. Но Лена права!

    – Права, – согласилась я.

    – Это я сама буду решать, – хмуро заметила Злата и пододвинула к себе розетку с клубникой.

    Женский организм значительно отличается от мужского, поэтому путь от пьянства к алкоголизму у женщин – от полугода до двух лет, а у мужчин – до десяти лет.

    Возникает алкоголизм в основном из-за регулярного пьянства. Чем чаще пьет женщина, тем у нее больше шансов попасть в разряд алкоголиков.

    Алкоголизм возникает независимо от того, что пьет человек. Водка, вино, пиво оказывают одинаковое воздействие на организм. Люди не знают, что от пива тоже случаются запои. Одна женщина пила до двадцати бутылок в день, и в результате у нее развился психоз (белая горячка). Пиво оказывает крайне негативное воздействие на сердце. У медиков даже есть свой термин – «бычье сердце», то есть ожирение сердца. Это очень опасное явление, которое может привести к инфаркту, к сердечной недостаточности и даже к остановке сердца.

    С точки зрения науки существуют нормы умеренного употребления алкоголя – 150 граммов вина и 60 граммов водки в месяц по праздникам. У женщин в отличие от мужчин под влиянием алкоголя быстрее наступает изменение личности, происходят психические отклонения. Пьющие женщины чаще заканчивают свою жизнь в психоневрологической клинике.

    В первую очередь у женщин реагирует центральная нервная система, страдает печень (возникают гепатиты), развивается алкогольный кардиосклероз.

    Бытует мнение, что женский алкоголизм неизлечим. Это не так, хотя в процессе лечения у женщин есть свои особенности. Хочется отметить, что женщины, которые все-таки так или иначе обратились за помощью, могут не только избавиться от алкогольной зависимости, но и начать получать удовольствие от жизни. Многих из них специалисты после основательного лечения учат дозированному употреблению спиртного, чтобы была возможность участвовать в праздниках.

    Кто по статистике в группе риска?

    Домохозяйки. Отказавшись от карьеры ради семьи, они, когда дети вырастают, чувствуют себя ненужными. Привыкнув всю жизнь сидеть дома за спиной мужа, они вдруг сознают, что не приспособлены к жизни, чувствуют свою ущербность, ненужность обществу и семье и начинают потихоньку, втайне от домашних, выпивать рюмочку-другую «для настроения».

    Жены «новых русских». По сути, те же домохозяйки, но с большими финансовыми возможностями. Муж занят практически только работой, дети в школе или в садике. А хозяйке дома абсолютно некому «подарить» себя, как и некому позаботиться о ней, проследить за тем, что она делает, оставаясь дома одна. К тому же имеется возможность пить не дешевое пиво, оставляющее дурной запах, а дорогие напитки и даже принимать наркотики, также поначалу дающие душевный комфорт.

    Бизнес-леди. Если профессиональная деятельность не позволила им создать вовремя семью, бизнес отлажен и уже не требует столько времени и сил или худший вариант – дело прогорело, женщина вдруг остается одна наедине со своими внутренними проблемами. Она так привыкла постоянно крутиться как белка в колесе, это давало ей ощущение своей значимости и без семьи, что эта внезапная пустота приводит ее в растерянность. В роскошном доме никто не ждет, все замечательные любовники уже женились, замуж после 35 лет выйти сложно и еще сложнее родить первого ребенка. Что остается?

    Опасный возраст. Частенько на фоне климакса у женщин возникают депрессивные состояния. Дурные мысли мешают заснуть, так и гложут. Чтобы заглушить их, нужно выпить. Нет, не снотворного, оно вредно, а вот немного спиртного только на пользу. И пошло-поехало! И как раз в этом возрасте остановиться очень сложно, потому что женщина уверена, что все уже в ее жизни было, что ничего хорошего ждать не приходится, что с наступлением климакса она погибнет как сексуальный объект для мужчин, что ее привлекательность навсегда исчезнет.

    И тут без помощи психолога обойтись невозможно.

    Подрастающее поколение. Что самое страшное – это тот механизм развития алкоголизма, который сейчас наблюдаем на фоне активной рекламы пива. Страшно, что пиво открыто пропагандируется, легко доступно и дешево. Его могут позволить себе даже школьники и студенты. Девушки 14—18 лет походя – на переменках, в течение дня – выпивают несколько бутылок пива, совершенно не думая о последствиях. А ведь бутылка пива, даже слабоалкогольного (содержащего порядка 5% алкоголя), отражается на организме так же, как 60 мл водки. Не говоря уж о популярной сейчас марке «Балтика № 9», которая эквивалентна 100 мл водки. Ничуть не лучше и коктейли, в которых нет фактически ничего из тех компонентов, которые указаны на банках: ни рома, ни настоящего джина, ни натуральных соков. Это просто подслащенный разбавленный алкоголь неизвестного происхождения. Чаще всего эти напитки не особенно мешают соображать, позволяют вполне сносно управлять своим телом, поэтому и не вызывают к себе серьезного отношения. Просто меняют настроение к лучшему. Хотя уже через год-полтора после регулярного употребления этих слабеньких и сладеньких «транквилизаторов» выясняется, что без спиртного жить невозможно, развивается алкоголизм.

    В записную книжку

    1. Учитесь обсуждать душевные переживания со специалистами, а не с приятельницами, которые зачастую в душе могут радоваться тому, что проблемы не только у них одних.

    2. Тем, у кого в роду есть (или были) пьющие родственники, особенно мужского пола, следует быть крайне осторожными в отношениях с алкоголем и на любом этапе стараться контролировать себя.

    3. Старайтесь так или иначе организовать свою личную жизнь, даже если поначалу профессиональная деятельность кажется вам самым важным в жизни. Обязательно наступит этап, когда семья окажется благом.

    Когда мы ушли от Ириски, было уже довольно поздно. Лена предложила подвезти нас, но, глядя на ее побледневшее осунувшееся лицо, мы дружно отказались.

    – Поезжай в свое Куркино, – сказала Злата. – Ты выглядишь вымотанной. А мы уж на метро доберемся.

    – Работы завал, – виновато улыбнулась она. – Никакого продыха. В рекламе всегда так. А тут еще подписались мы на контракт чая в бутылках. Ну знаете, популярный такой, во всех киосках. Ох, девочки, скажу я вам! И куда мир катится? А все наша лень – двигатель прогресса. Иначе откуда бы взялось столько полуфабрикатов? Готовить лень…

    – Или некогда, – встряла Злата.

    Лена кивнула и продолжила:

    – Вот и покупаем полуфабрикаты, совершенно не задумываясь, сколько там консервантов, стабилизаторов и прочей химической дряни. К тому же все так красиво упаковано, так разрекламировано, так просто и удобно в готовке. Говорю же, наша лень! А уж эти напитки! Химия лысая! И дети пьют! Больше нужно готовить из свежих натуральных продуктов. Взять тот же морс. Ну к чему покупать в пакете? Трудно, что ли, купить живую клюкву и сделать? Так ведь несравнимо по пользе, да и вкусу, кстати.

    – А ты делаешь себе морс? – улыбнулась я.

    Лена в этот момент как раз открывала дверцу своего джипа. Она резко ко мне обернулась и засмеялась.

    – Мне, во-первых, некогда, – сказала она и забралась на сиденье, – во-вторых, незачем.

    – Вот, – хмуро проговорила Злата, – и все так говорят!

    – Ну не суть! – отмахнулась Лена, положив руки на руль и повернувшись к нам. – Я не об этом. Короче, прибегает ко мне арт-директор и с ужасом говорит, что новый чай, концепцию рекламы которого мы сейчас и разрабатываем, стоял у них открытый весь день. А на следующее утро наш верстак…

    – Кто? – засмеялась Злата.

    – Верстальщик, – отмахнулась Лена, – обнаружил в нем какие-то грибы или еще что-то в этом роде. Представляете? Это за сутки выросло! Я, конечно, сразу изготовителю позвонила: так, мол, и так, и что это за хрень, вашу мать?! А они мне так спокойненько: знаем, мол, у самих это выросло, но только в чае со сливовым вкусом, а в других все чисто.

    – И что? – заинтересовалась я. – Ты отказалась работать с ними?

    – Понимаешь, Олечка, – задумчиво проговорила Лена, – откажись я, они в другое агентство обратятся, а я неустойку уплачу. Поэтому решила обязать их провести исследование, что и как, а потом решать будем. Они согласились. Но опыт грустный. Так что мой вам совет, девочки, – сказала она и завела мотор, – старайтесь вообще не употреблять полуфабрикаты, не ленитесь, готовьте себе и своим близким сами!

    Она уехала, а мы побрели к метро.

    – А ведь Ленка права, – заметила Злата. – Раньше столько в магазинах этой дряни не было. А сейчас все полки завалены. А нам же хочется попробовать что-нибудь новенькое, необычное. К тому же отовсюду трубят, как это вкусно, полезно, безопасно.

    – Это так, – согласилась я. – Ты сейчас куда?

    Злата глянула на меня настороженно, но после паузы ответила, что к Косте на «Коломенскую».

    «Что тут можно поделать? – огорчилась я про себя. – Пока она сама не поймет, убеждать бесполезно. Я сама-то не лучше! И где сейчас мой котенок?»

    При воспоминании о нашей последней встрече, когда Ник затащил меня в кусты в Битце, я невольно заулыбалась.

    – Ты домой? – услышала я голос Златы и сделала серьезное лицо.

    – А куда же?

    – Кто ж тебя знает, – пожала она плечами. – Ты последнее время скрытная стала. Ничего подругам говорить не хочешь.

    – Мне и говорить особо нечего. У меня все хорошо!

    Мы попрощались на платформе и разъехались в разные стороны.

    Дома меня встретили дочки с очень хитрыми лицами.

    – Долго гуляешь, мама, – сказала Катя крайне странным тоном.

    – Я к тете Ире ездила, я же тебе СМС отправила, – ответила я.

    – Так уже почти половина одиннадцатого, – заметила Варя и поглядела на меня с не менее странным выражением.

    – Что происходит? – начала я напрягаться. – Чего вы так на меня смотрите?

    Я быстро прошла в гостиную и замерла. На диване сидел Ник. Он даже не встал, словно прилип к сиденью. Его вид был испуганным.

    – Привет! – растерянно поздоровалась я.

    Видя, что я не рассердилась, он тут же вскочил и бросился ко мне.

    – Здравствуй, любимая, – нежно сказал он и поцеловал меня.

    Но тут же отпрянул. Я повернула голову и увидела хитрые мордашки дочек.

    – А Никита тут уже час сидит, – сообщила довольная Катя. – Мы уже и чай с тортиком попили, который он тебе принес.

    – Всем вам, – поправил ее Ник и заулыбался совсем по-мальчишески.

    «Нет, все это не укладывается ни в какие рамки! – подумала я, глядя на них. – Мне кажется, что я нахожусь в нереальном мире! Ник у меня дома! Познакомился с моими девочками. Но зачем?»

    Я увидела огромный букет белых роз и вздрогнула.

    «Это что, официальный визит? – мелькнула шальная мысль. – И мне сейчас будут делать предложение руки и сердца?!»

    – Извини, что я без приглашения, – сказал Ник и засиял мне смущенной улыбкой. – Но я звонил, звонил, а ты все была «недоступна». Я просто не знал, что подумать, вот и приехал! А то бы с тоски умер!

    – А подумать, что я в этот момент могу быть в метро? – сухо спросила я.

    И сама удивилась разочарованию, которое охладило душу.

    «Неужели я действительно ждала, что он сделает мне предложение? – растерянно думала я, направляясь на кухню. – Но это абсурд! Мы же просто… А что мы? – напрямую спросила я себя. – Трахаемся? Встречаемся? Просто проводим время? Или все-таки любим друг друга?»

    И тут поняла, что все еще не знаю.

    Ник пошел за мной на кухню. Девочки тактично остались в гостиной. Я увидела меньше половины торта на блюде и чашки с остатками чая. Сев за стол, я машинально отодвинула блюдце, стоящее у края стола. Странная неловкость сковала меня. Я была у себя дома, все здесь было привычно, и Ник казался явно чужеродным элементом. Мой дом, мои дети и он никак не могли гармонично совместиться в сознании. Ник помолчал с минуту, затем сел на пол возле моих ног. Он положил голову мне на колени, и я машинально провела рукой по мягким кудряшкам.

    – Прости меня, – тихо произнес он. – Но я так хотел тебя увидеть!

    – Но зачем было приезжать сюда? – спросила я.

    Ник поднял голову и заглянул глубоко в мои глаза. И меня так невыносимо сильно потянуло к его губам, что я наклонилась и приникла к ним. Он ответил страстно, но коротко и отстранился.

    – Малыш, меня почему-то обижало, что ты не хочешь знакомить меня с дочками, – сказал он. – Словно я прокаженный какой-то.

    – Ну о чем ты, солнышко? – ласково сказала я и вновь склонилась к нему.

    Наши губы слились. Голова закружилась, мысли пропали. Все внутри у меня растаяло, и я почувствовала, как меня заполняет невероятная нежность.

    Легкое покашливание заставило нас отпрянуть друг от друга.

    – Чего вы тут затаились? – спросила Катя, заходя в кухню.

    – Чай пьем, – ответила я и пододвинула к себе чашку с остатками чая.

    – Ну-ну, – сказала она, взяла из холодильника яблоко и вышла.

    – Тебе лучше уйти, – решила я.

    Ник сразу встал, но мои руки из своих не выпустил.

    – Я не могу без тебя, – тихо проговорил он. – Я о тебе думаю днем и ночью. Когда она вернется в Москву, я ей все расскажу, соберу вещи и уйду.

    – Домой вернешься? – быстро спросила я, чувствуя, как в душе загорается радость.

    – Наверное, – задумчиво ответил он. – Может, у бабули пока поживу.

    – Хорошо, – сказала я и встала.

    Ник обнял меня и мягко прижал к себе. Затем начал целовать. Прижавшись животом к его узким джинсам, я ощутила, насколько он уже накален, и испугалась. Отодвинувшись, строго сказала:

    – Иди! А то перед дочками неудобно.

    – Ты все-таки сердишься? – спросил он.

    – Нет! И я даже рада, что вы познакомились. Но сейчас тебе лучше уйти.

    – Ухожу, любовь моя, – грустно сказал он.

    Когда за Ником закрылась дверь, девочки выскочили из своей комнаты и наперебой начали выражать свое восхищение и изумление. Я внимательно приглядывалась к ним, но, видя, что сама ситуация их нисколько не задевает, немного успокоилась.

    – Да не грузись ты так, мать! – сказала Катя. – А то на тебе просто лица нет. Мы же не маленькие и все понимаем! А пацан он очень даже клевый! Мы с ним тут потрепались, пока тебя не было. Веселый такой!

    – Он меч делает сам, – встряла Варя. – На заводе после смен остается и делает.

    – Какой меч? – испугалась я.

    Об этом я слышала впервые.

    – А ты и не знаешь? – засмеялась Катя. – Ну конечно, вам и поговорить-то толком некогда. Знаем, чем вы наедине занимаетесь!

    – Прекрати! – одернула я ее.

    Но Катю это не смутило.

    – А что тут такого? – засмеялась она. – Все мы люди, все мы одинаковы!

    – Что за меч? – перевела я разговор.

    – Никита говорит, что один мужик там, на заводе, учит его ковке. И он хочет выковать настоящий самурайский меч, вот, – сообщила Варя. – Смешно, что мы знаем, а ты нет, – добавила она и хихикнула.

    Ее глаза довольно поблескивали.

    – Видела, какой у него разрез глаз? – перебила ее Катя. – Он, может, потомок настоящих самураев! Все может быть!

    «Просто детский сад, – подумала я, глядя на возбужденные лица дочек. – Довольны, слов нет. И главное – совершенно не шокированы нашей разницей в возрасте. Или сейчас новое поколение на все проще смотрит, чем мы? И может, я зря так переживала из-за этого? Господи, неужели я могу просто так любить этого парня и ни о чем не волноваться? Какое это было бы счастье!»

    Мы легли позже обычного, так как девочки все не могли успокоиться и без конца расспрашивали меня о Нике. Но я была немногословна. Слишком откровенничать не хотелось, а они и так узнали сегодня достаточно о маминой личной жизни.

    – Мамочка, устрой романтический ужин, – неожиданно предложила Катя, когда уже мы пожелали друг другу спокойной ночи и собирались ложиться.

    – Точно! – обрадовалась Варя. – А потом нам расскажешь.

    – Зачем это? – удивилась Катя. – Это их личное дело, нам и знать необязательно. Просто это так здоровски, настоящий романтический ужин со свечами, шампанским и тому подобным. Зачем отказывать себе в маленьких радостях? Мы с тобой заранее договоримся и будем отсутствовать, в кино можем сходить. Да, Варюха?

    – Легко, – закивала та.

    – Еще не хватало, чтобы вы мне свидания планировали! – запротестовала я.

    – Ты у нас такая хорошая, – сказала Катя, – но после развода все одна да одна! Мы же за тебя переживаем! И хотим, чтобы ты была счастлива!

    – Спасибо! – ответила я и невольно заулыбалась. – Я подумаю.

    Секреты гейш. Кулинария.

    Любая гейша знает, как правильно устроить романтический ужин. Во-первых, нельзя перекармливать мужчину, потому что кровь прильет к желудку и перегонять в нужный момент ее к «нефритовому стволу» организму будет проблематично. Поэтому блюда должны быть легкими, красивыми и обязательно вызывающими возбуждение. В природе немало продуктов, содержащих афродизиаки. И гейши знают, какие. Во-первых, практически все морепродукты, во-вторых, чеснок и лук, в-третьих, орехи, особенно кедровые и грецкие.

    Есть два проверенных временем рецепта гейш: «кедровое молочко» – полстакана очищенных кедровых орехов измельчаются в густую смесь. Этого достаточно, чтобы у мужчины наступила длительная и мощная эрекция. И второй рецепт: «камень нефрита» – равные части грецких орехов, меда и кинзы.

    Также афродизиаки содержатся в желтках яиц, красной икре, шоколаде.

    Для заинтересованных привожу еще три рецепта:

    Салат «Неудержимость дракона»

    Смешайте 1 столовую ложку дайкона, натертого на мелкой терке, с нарезанными ломтиками яблока, добавьте мелко нарубленные 2 цветка шиповника. Приправьте салат кислым молоком (1/2 стакана), смешанным с рубленым чесноком (2 зубчика). Добавьте 1 столовую ложку перловой крупы, предварительно измельченной в кофемолке.

    Салат «Нефрит в яшме»

    Дыню и дайкон (по 200 г) порезать соломкой. Дайкон отжать, добавить чайную ложку имбирного сока и оливкового масла, перемешать и дать постоять 5 минут. Горсть очищенных грецких орехов бланшировать в кипятке, крупно порезать. Один красный болгарский перец освободить от семян и порезать тонкой соломкой. Выжать сок половинки розового грейпфрута и одного апельсина. Смешать его с ложкой оливкового масла. Выложить смесь дыни и дайкона в салатник, добавить болгарский перец, перемешать, полить цитрусовой заправкой и засыпать сверху орехами. Потереть на салат свежий черный перец и немедленно подать.

    Напиток «Роса на нефрите»

    Смешайте мелко нарезанное яблоко, 1 столовую ложку ромашки аптечной, по 1 чайной ложке сухих листьев смородины, тертой редьки, сухих листьев одуванчика и 1 столовую ложку сахара. Залейте водой (3 л), доведите до кипения и настаивайте 15—20 мин. Отвар следует слить и пить любовникам в горячем виде в течение дня.


    Во время ужина главное – найти правильный тон. Секс заканчивается в постели, а начинается с мыслей и разговоров, доверия и совместных переживаний. Мужчины занимаются любовью мозгами, а не «одним местом», как считают многие женщины.

    Жаловаться мужчине – последнее дело. Как правило, женские проблемы кажутся им незначительными и смешными, а жалобы – капризами. Вот у них, мужчин, проблемы настоящие, о них можно говорить часами. И гейша с удовольствием выслушает, если мужчина захочет поделиться с ней.

    Еще одно заблуждение обычных женщин – мужчины не любят умных. Но дело в том, что не умных, а тех, кто чрезмерно демонстрирует свой ум, указывая мужчине на пробелы в его знаниях. Гейша никогда не покажет, что она умнее, не подчеркнет свое превосходство в чем бы то ни было.

    Она незаметно превратит совместный ужин в приятный отдых для обоих. Ее беседа такая же, как и блюда на столе: красивая, легкая и, несомненно, возбуждающая. Гейша знает, что не страстность женщины, а ее желание льстит мужскому самолюбию. Поэтому словно невзначай даст понять, что это желание вызывает именно он.


    На следующий день я проснулась в превосходном настроении. Вчерашний визит Ника и его знакомство с моими дочками уже не вызывали никаких сомнений в правильности происходящего. И я перестала себя сдерживать. Реакция не замедлила последовать. Я внезапно раскрылась такому мощному потоку любви, хлынувшему в меня, что просто не верила своим ощущениям.

    «Этого не может быть! – думала я, перебирая его СМС в своем мобильнике и улыбаясь. – Неужели я еще способна на такую обжигающую страсть, на такую нежность?»

    «Целую 1 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 раз», – увидела я на дисплее телефона. И заулыбалась шире, созерцая эти ровные столбцы нулей. Следующее СМС гласило: «Сладких снов, малыш мой любимый. Я тебе сегодня приснюсь». Перелистнув, я прочитала: «Люблю! Спок, чмок!» Память телефона была заполнена его СМС, и они каждый день обновлялись. Я иногда читала их перед сном. Хотя Ник всегда звонил мне и желал спокойной ночи.

    Я закрыла телефон и побрела на кухню. На сегодня у меня были назначены кое-какие дела: нужно было съездить в издательство, забрать из химчистки куртку Вари, оплатить телефонный счет, но мне совершенно ни о чем не хотелось думать. Я лишь видела перед глазами лицо Ника. Мне казалось, что он вошел в мою кровь, что он постоянно внутри меня, что я ни на секунду не расстаюсь с ним и поэтому не могу не думать о нем каждую секунду. В конце концов я легла на диван, закрыла глаза и решила, что никуда сегодня не пойду и ничего делать не буду. А буду целый день предаваться мечтам, погружусь в мир фантазий, где лишь я и он.

    Не знаю, сколько я лежала в таком странном нереальном состоянии абсолютного счастья, но зазвонил телефон. И мне пришлось встать и ответить. Это была Злата. Она плакала и просила приехать на «Коломенскую». Быстро сказав, что скинет адрес на мобильный, она бросила трубку. Я встревожилась и сразу начала одеваться. Через пару минут действительно от нее пришло СМС с адресом.

    «Не иначе Костя что-нибудь выкинул в пьяном виде, – решила я, выходя из квартиры. – Господи, только мы об этом с ней говорили! Вот уж лишний раз убеждаюсь, что если бы советы были нужны, за них бы платили деньги».

    Когда я нашла нужный дом и открыла подъезд, то сразу услышала взволнованные голоса. Мне показалось, что это Костя с кем-то спорит. Он жил на втором этаже, и я начала быстро подниматься по лестнице. Когда я достигла площадки, то остановилась как вкопанная. Злата, зареванная, с опухшим лицом и синяком на щеке, пыталась вырваться из объятий голого и босого Кости. Дверь в квартиру была распахнута. И Костя с силой тянул Злату внутрь. Она упиралась.

    – От меня просто так никто не уходит! – шипел он. – Ясно тебе, женщина? Марш домой!

    – Отпусти, урод! – сказала Злата и в этот момент увидела меня.

    – Что тут происходит?! – строго и громко спросила я.

    Костя повернулся ко мне, хватка его, видимо, от растерянности ослабла, Злата тут же воспользовалась этим и вырвалась. Она с силой толкнула Костю, тот влетел в квартиру и упал на пол, истерично визжа и матерясь.

    – Дура! Сука! – кричал он. – Ты у меня за это ответишь!

    Я заметила, что его лицо расцарапано. На голом боку краснели полосы, словно его били плеткой. Злата подскочила к двери и захлопнула ее. Потом схватила меня за руку и потащила вниз по лестнице.

    – Быстрее, – испуганно говорила она. – Он же бешеный! Как хорошо, что ты приехала! Я хотела потихоньку сбежать, пока он курил на балконе. Даже дверь удалось открыть бесшумно. Я уже выскользнула, но тут появился Костя и сразу вцепился в меня. Ну, ты видела!

    Мы вышли из подъезда и на предельной скорости двинулись от дома.

    – А почему он голый? – поинтересовалась я. – Даже без трусов.

    – Так он всегда так дома ходит, – усмехнулась Злата. – Такой вот мужчинка раскрепощенный. Представляешь, если бы кто-нибудь из соседей появился? Хотя к его выходкам наверняка все уже привыкли!

    Злата засмеялась немного истерично. Я глянула на ее раскрасневшееся возбужденное лицо и предложила зайти в какое-нибудь кафе чего-нибудь выпить. Она кивнула и свернула в переулок. Скоро мы оказались возле небольшой кофейни. Злата остановилась, достала зеркало из сумочки и критически оглядела свое лицо. Затем расчесала волосы и запудрила синяк.

    – Ты меня осуждаешь? – спросила она, когда мы заняли свободный столик в углу.

    – Нет, что ты! – ответила я.

    – Так вы меня сколько раз предупреждали!

    – А что случилось-то? Почему у Кости царапины, а у тебя синяк?

    Злата начала тихо смеяться. Я видела, что ей уже лучше. Принесли кофе и пирожные, и мы замолчали. Когда официантка отошла, Злата глянула на меня и, не переставая улыбаться, сказала:

    – Это я его вчера отделала!

    – Ты? – засмеялась я.

    – Вчера у них концерт в консерватории был. Костя хотел пораньше вернуться. Я, как порядочная жена, ждала, не ложилась. Два часа ночи – его нет, три – тоже, я задремала. И вдруг слышу в подъезде какой-то шум и вроде голос Костика. Иду к двери, прислушиваюсь. Точно, он. Я распахиваю дверь и вижу картину: тащит Костя за руку какую-то девку. Ты бы ее, Оля, видела! Уж и не знаю, в какой канаве он такое нашел! На вид лет пятнадцать, вся ободранная, грязная, передних зубов нет, одна щека опухшая и синяя, волосы слиплись. А Костя ее в квартиру тянет и приговаривает: «Пошли, зайка, тут я живу один». В этот момент они меня и увидели. Костя рот открыл, пьяно ухмыльнулся и говорит: «Зайка, а ты тут откуда?» Девка сразу попятилась. Потом вниз по лестнице рванула, только я ее и видела. Костя зашел в квартиру, вернее, ввалился. Никогда я его в таком состоянии не видела. Ужас! Ну и начал права качать. Он когда пьяный, то агрессивный. Я предпочитаю в такие моменты с ним не связываться, но уж больно я разозлилась из-за этой шлюшки малолетней. Начала орать на него, он мне и врезал со всей дури. Но это меня не остановило, прямо вся кровь в голову бросилась. Не хватало еще, чтобы меня мужик бил! В коридоре валялась ножка от сломанной табуретки, Костик все никак починить ее не мог. Схватила я эту ножку и отходила его, как следует. Он трус по натуре, спрятался от меня в ванной. А я спать пошла. Хорошо, две комнаты! Надо было утром потихоньку уйти, пока он спал. Но хотела до конца выяснить наши отношения. И сама видишь, чем все это закончилось. Он встал, начал опохмеляться, потом со мной сцепился, слово за слово, опять чуть не разодрались. Орал, что никуда меня не выпустит! Тут я тебе и позвонила, пока он на балконе курил. А дальше сама знаешь, сама все видела.

    Злата замолчала и начала пить остывший кофе.

    – Надеюсь, ты к нему не вернешься? – спросила я.

    – Навряд ли, – ответила она. – Но знаешь, когда он трезвый, то очень милый, мягкий и умный. Зато напьется – страшен, зол, агрессивен. Просто два разных человека!

    Когда мы вышли из кафе, то направились в заповедник Коломенское и погуляли там пару часов. Увидев, что Злата окончательно пришла в себя, я посадила ее в такси.

    – Спасибо, Олечка, – сказала она, высунувшись из окна.

    – Не вздумай впускать его, если явится извиняться, – посоветовала я. – Ни к чему хорошему это не приведет!

    – Ладно, пока!

    Злата уехала, а я постояла в задумчивости какое-то время, потом очнулась и пошла по улице в сторону метро.

    Вечером ей позвонила. Костя пока не появлялся, Злата была спокойна, но явно подавлена. Поговорив с ней, я сама расстроилась.

    «И почему все так сложно между мужчинами и женщинами? – думала я. – Встретились двое, и любите себе на здоровье! Но у всех своя и часто грустная история».

    Я вспомнила Ника, начала улыбаться, но какие-то дурные предчувствия неожиданно сжали сердце. Я прекрасно понимала, что ни к чему хорошему такая связь не приведет. Потом позвонила Лена и сказала, что в субботу она едет в детский дом, и если я хочу, то могу присоединиться. Дело в том, что ее агентство решило помогать какому-нибудь детскому дому. Лена обзвонила соответствующие инстанции, но в Москве это оказалось не так просто. И она нашла во Владимирской области. Это был приют для детей до семи лет, отстающих в развитии. Лена уже там один раз побывала. Отвозила игрушки и DVD-проигрыватели. Она решила, что для каждой группы необходим отдельный телевизор. Потом ребята из агентства отвезли несколько коробок с дисками, на которых были мультфильмы и детские фильмы.

    Я, конечно, согласилась.

    – Понимаешь, Оля, дело даже не в какой-то материальной помощи, а в том, чтобы детям давалось как можно больше любви. А то там нянечки все старушки, добрые, конечно, но совершенно вымотанные, зарплата копеечная, средств практически нет.

    – Может, что-нибудь купить? – спросила я.

    – Да мы уже купили одежду, игрушки, конфеты и печенье, – сказала Лена. – Я свой джип доверху нагружу. Еще двое наших дизайнеров поедут. Они тоже повезут. Я хочу, чтобы вы просто с детишками пообщались, поиграли. Им этого очень не хватает.

    И в субботу мы отправились. Лена заехала за мной к дому. Увидев, что и Злата, и Ириска тоже смогли найти время, я заулыбалась. Они весело замахали мне из окон машины. Я после небольшого раздумья решила купить то, что всегда необходимо детям и что быстро изнашивается – носочки и колготы. Приобрела целую упаковку, там было несколько сотен пар разных размеров. Когда я ее вытащила из подъезда, Лена начала смеяться.

    – Ты просто как муравей с огромной дохлой гусеницей, которую он с трудом волочет, – заметила она, помогая мне затащить упаковку в машину.

    – Что везешь? – заинтересовалась Ириска.

    – Носки и колготки, – ответила я, пытаясь пристроить упаковку себе под ноги.

    – Отлично! – обрадовалась Лена. – У них это всегда в дефиците.

    – А я напекла целую корзину печенья, – сказала Ириска. – Златка купила коробку раскрасок и карандашей.

    Злата глянула на меня и улыбнулась. Синяк на ее щеке практически прошел, осталось лишь желтоватое пятно, которое она тщательно запудрила. Она попросила меня ничего не говорить девчонкам, и я, естественно, молчала. Я видела, что она все еще немного подавлена, но старается не показывать вида. Ириска устроилась впереди, я на заднем сиденье. И мы поехали.

    – Как он? – тихо спросила я.

    – Звонил, умолял простить, – так же тихо ответила Злата. – Но я даже слушать не стала. Знаешь, словно прозрела. Как вспомню его пьяную похотливую рожу и эту драную девку, так тошнить начинает. И как я могла жить с ним?

    – И слава богу, что все так закончилось, – сказала я.

    Мы замолчали. Я через какое-то время закрыла глаза, вяло прислушиваясь к болтовне девчонок. Но мысли унеслись к Нику. Он хотел сегодня встретиться и весь день провести со мной. И огорчился до слез, когда я ему сказала, что уезжаю. Но мне так было даже легче. Накал наших чувств начинал пугать. Мы буквально бросались друг на друга, как только встречались. Это было ненормально. Но я ничего не могла с собой поделать. Как-то мы встретились после его работы и решили погулять в Коломенском. Когда пришли туда, пошел сильнейший ливень. Народ сразу разбежался. Но мы бродили под зонтом, прижавшись друг к другу и беспрестанно целуясь. Я чувствовала, как дрожит его рука, держащая зонт. И когда оказались возле домика Петра, то, не сговариваясь, поднялись на высокое деревянное крыльцо. Его закрывал козырек, поэтому там было сухо. Я поставила раскрытый зонт, с которого ручьями стекала вода, в угол, сама облокотилась на перила, глядя на стену дождя и на лужи с пузырями.

    – Дождь зарядил надолго, – тихо сказала я.

    – Ага, – ответил Ник и прижался ко мне сзади, слегка навалив на перила.

    Не успела я слова сказать, как он расстегнул мои джинсы… Он стонал сквозь стиснутые зубы, а я испытывала такое немыслимое наслаждение, что забыла обо всем… И вдруг из-за домика вывернул какой-то мужчина. Он прикрывал голову пакетом. Ник замер. Мужчина остановился и с изумлением на нас уставился. Я старалась сделать невозмутимое лицо, но это давалось с трудом. Ник обнял меня сзади и не двигался.

    – А к метро, это куда? – глупо спросил мужчина, не сводя с нас глаз.

    – Налево и по дорожке к выходу, а там спросите, – чуть охрипшим голосом ответил Ник.

    Я вдруг испугалась, что мужчина решит подняться на крыльцо и переждать дождь. Но он, раздумывая о чем-то, постоял пару минут, развернулся и быстро пошел по дорожке.

    – Странный какой-то, – заметил Ник, не отпуская меня.

    – А мы не странные! – рассмеялась я.

    – Мы влюбленные, – сказал Ник и сделал такое резкое движение вперед, что я вскрикнула от неожиданности.

    Потом мы привели себя в порядок и отправились гулять под все еще не прекратившимся дождем.

    «Может, не встречаться какое-то время? – думала я. – А то у меня нет возможности задуматься, что происходит. Я словно под воздействием сильнейшего наркотика. И с каждой нашей встречей получаю новую дозу».

    Но когда мы приехали в детский дом, я мгновенно забыла о своих проблемах. Не думала, что все это выглядит так ужасно. Здание давно требовало ремонта, да и территория вокруг была неблагоустроенной. Детишки высыпали нам навстречу, жадно заглядывали в пакеты, которые мы несли, дергали нас за одежду. Многие из детей были не вполне нормальны, это читалось на их лицах. Лена пошла к директору, а мы отправились с улыбающимися нянечками по комнатам. Бросающаяся в глаза нехватка средств, ухищрения хоть как-то украсить помещения, какие-то самовязаные коврики у кроватей, полевые цветы в банках от огурцов вызывали щемящее чувство беспомощности. И новенькие телевизоры и DVD-проигрыватели, которые подарило агентство Лены, выглядели резким диссонансом на фоне убогой обстановки.

    – Я сошью новые портьеры, – прошептала мне на ухо Ириска. – И тюль у меня есть красивый. Сошью для каждой комнаты.

    Я глянула на ее повлажневшие глаза и сжала ее локоть.

    – Не понимаю, что у нас в стране происходит, – сказала Злата. – Видишь такое – а ведь это дети! – и ужас охватывает. Словно оказываешься в романе Достоевского в каких-нибудь трущобах, которые он так достоверно описывал, а ведь на дворе XXI век. И как после этого верить правительству?

    – Это система, как любит говорить Лена, – задумчиво проговорила я, – и поломать ее не так просто.

    – Но Ленка молодец! – восхищенно заметила Ириска и вытерла глаза. – Хоть чем-то помогает.

    Она погладила по голове девочку, которая внезапно бросилась к ней и прижалась к коленям. Потом села на корточки и что-то тихо начала ей говорить. Девочка смотрела на нее, не мигая, широко раскрытыми глазами. Из уголков ее открытого рта побежали слюнки. Ириска достала платочек и вытерла. Потом взяла девочку за руку и пошла с ней к остальным детям, которые смотрели на нас, сбившись кучкой в углу.

    – Пойдем и мы пообщаемся с другими детками, – предложила я неподвижно стоящей Злате. – А то здесь групп много.

    – Хорошо, – кивнула она и добавила: – И что все наши проблемы по сравнению с этой? Да с жиру мы все бесимся, вот и все! Диеты какие-то придумываем, морды сметаной мажем. Все никак не достигнем эталона без конца показываемых нам «звезд». А тут детям есть нечего! Неправильно все это!

    – Страна у нас такая, общество, – сказала я.

    – Общество? – усмехнулась она. – Да любое общество любой страны мира оценивается по тому, как оно относится к детям, старикам и животным.

    Когда я поздно вечером вернулась из поездки, то зачем-то выключила телефон. Мне совершенно не хотелось разговаривать с Ником. Я чувствовала потребность хоть на какое-то время освободиться от его влияния. Дочки, видя, что я не в радужном настроении, не доставали меня расспросами и сидели тихо в своей комнате. Но перед тем, как лечь спать, я зашла к ним, чтобы пожелать спокойной ночи.

    – Что-то ты, мамочка, грустная, – все-таки не удержалась Катя.

    – Со своим, что ли, поссорилась? – спросила Варя.

    И они обе на меня внимательно посмотрели. Я отрицательно покачала головой, потом поведала им о поездке в детский дом.

    – Так мы клич кинем среди своих, – тут же воодушевилась Катя. – У всех полно мягких игрушек. Знаешь эту дурацкую моду дарить своим девушкам всяких там плюшевых мишек и зайцев?

    – Да и парням тоже дарят, – встряла Варя.

    – И этих игрушек мы можем набрать целые мешки. На всех детишек хватит, – сказала Катя.

    – Вот и прекрасно, – обрадовалась я. – Соберем, а потом тетя Лена отвезет в детский дом. Умницы!

    Я улыбнулась и ушла к себе. Но долго не могла заснуть, ворочаясь с боку на бок. А на следующий день рано утром уехала на дачу. Телефон по-прежнему не включала. Вернулась только в среду. Варя на эти дни уехала с ребятами из института на Селигер. Она уже благополучно сдала сессию. У Кати оставался последний экзамен, и она пока сидела эти дни дома.

    – Никита тут звонил на домашний, – сказала она, потягиваясь.

    Я бросила сумку на пол и скинула кроссовки.

    – Он сказал, что не может до тебя дозвониться, ты все время «вне зоны», – добавила Катя.

    – Ты же знаешь, что я хотела от всех отдохнуть, – нехотя пояснила я.

    – Так он сильно нервничал, сказал, что хочет срочно с тобой поговорить. Это еще в воскресенье было, – сообщила она.

    – Хорошо, я ему позвоню. Только душ приму, можно?

    – Мам, чего ты такая? – улыбнулась Катя. – Я скоро в институт, сегодня последний сдаю.

    Когда Катя ушла, я включила телефон, и тут же пришло несколько СМС от Ника. Почти все они содержали просьбу немедленно увидеться. Это меня почему-то разозлило.

    «Нет, ну какой настойчивый! – с раздражением думала я, читая сообщения. – Если я не звоню, то не хочу общаться. Неужели так трудно понять?!»

    Я вспомнила его глаза, так ясно увидела, как он смотрит на меня, как улыбается, и вздохнула. Потом набрала его номер. Ник ответил не сразу.

    – Привет, малыш, – немного настороженно сказал он.

    – Привет, милый, – мягко ответила я.

    При звуке его голоса меня охватило раскаяние, я ощутила, как сильно соскучилась по нему.

    – Оленька, – начал он после паузы, – у меня неприятное известие. Даже не знаю, как ты это воспримешь.

    – Что случилось? – едва слышно спросила я.

    И сердце куда-то ухнуло, а потом вернулось вместе с приливом крови к голове. Я вполне отчетливо почувствовала дурноту и отчего-то решила, что Ник хочет расстаться, что он не может уйти от своей «девушки».

    – На днях пришла повестка, – сказал Ник будничным тоном. – Я завтра уезжаю. Меня призывают в ракетные войска. Это на севере, под Архангельском.

    Он замолчал. Молчала и я. Меня словно оглушили, в голове гудело, я плохо соображала.

    – Малыш! – тихо позвал он.

    – Но… но ты же говорил, что «откосишь», – прошептала я и всхлипнула. – Ведь это два года!

    – Я хотел сказать в военкомате, что у меня жена и две дочки, – попытался он пошутить.

    – И что обе дочки старше тебя, – добавила я и расплакалась.

    Ник что-то говорил, но я уже не слышала. Когда немного успокоилась, он сообщил, что даже не сможет со мной проститься, потому что завтра рано утром нужно быть на пункте, а сейчас он уезжает ко второй бабушке, которая живет в Подмосковье. И я застала его уже на выходе.

    – Я звонил тебе все эти дни, – добавил он. – Прости, что вот так уезжаю! И помни, ты свободна. Если не захочешь ждать, я все пойму и не обижусь.

    – Не говори глупостей! – сказала я. – И запиши мой адрес. Как приедешь на место, дай знать.

    Я продиктовала ему почтовый адрес, потом тихо произнесла:

    – Я люблю тебя.

    – И я тебя… безумно! – ответил Ник. – Прощай!

    Когда я положила трубку, внезапный ужас охватил меня. Я ощутила такую невероятную пустоту, что начала снова плакать, повторяя про себя, что это несправедливо, что все это дурной сон, завтра я проснусь и все вернется на места, и Ник будет по-прежнему со мной.


    Конец третьей части.

    Частная переписка Ольги Лазоревой

    Его СМС-ки

    24 августа

    «Я счастлив, что ты есть у меня».


    14 сентября

    «Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!!!»


    16 сентября

    «Прошу прощения, что не позвонил. Ты сейчас где?»


    19 сентября

    «Кто у тебя на телефоне повесился? Не могу дозвониться!!!»


    1 октября

    «Красивых снов, любимый мой малыш!
    Я у Морфея попросил, чтоб он твой сон
    благословил!
    Я – рядом. Ты почувствуешь, наверно…»

    10 октября

    «Я шлю тебе небесный поцелуй, мое небесное

    созданье,

    и сладких снов моих венец воспоминаний…»


    5 ноября

    «Ты где? Я соскучился!!!»


    3 января

    «Ты – мой самый любимый малыш!»


    21 февраля

    «Не играй с огнем! А то сама сгоришь!»


    7 февраля

    «Я тебя люблю, целую нежно».


    14 февраля

    «Я тебя буду любить ВЕЧНО».


    20 марта

    «Целую тебя 666 раз».


    21 марта

    «ZVERски целую!»


    4 апреля

    «Ты где?!! Почему не отвечаешь?!!»


    16 июня

    «И я скучаю. Я тебя люблю. Потерпи, скоро увидимся».


    16 июня

    «Мне безумно одиноко этой ночью без тебя».


    10 июля

    «Когда вы возвращаетесь? Я – SOSкучился».


    5 августа

    «Тебе нравится алый бархат?»


    2 февраля

    «Я тебя ЛЮБЛЮ».


    11 марта

    «А я тебя люблю в два раза сильнее!»


    11 марта

    «А я тебя в 7 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 раз сильнее».


    5 апреля

    «Сладких снов, малыш мой любимый»


    7 апреля

    «Целую тебя НЕМЕДЛЕННО!»


    25 апреля

    «Целую 1 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 раз!»


    2 мая

    «Спокойной ночи! Я хочу тебе присниться сегодня.

    И буду с тобой всю ночь».


    6 июня, час ночи

    «Мне не отогнать Тоску. Она лазоревым мотыльком прилетает ко мне в полночь, садится на плечо и превращается в огромную черную птицу Печали…»


    4 июля

    «Я перестану любить Тебя только тогда, когда слепой художник нарисует звук падения рассыпавшихся роз на хрустальный пол дворца, которого нет…»








    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке